0
1128
Газета Печатная версия

20.08.2019 15:38:00

Высшая школа свободы совести

В тысячелетней истории России диалог между религиями идет лишь несколько десятилетий

Анатолий Лещинский

Об авторе: Анатолий Николаевич Лещинский – профессор Казанского федерального университета, член Русского религиоведческого общества.

Тэги: высшее образование, актуальные проблемы межрелигиозного диалога, российская империя, ссср, российская федерация, государство, православие, атеизм, шихабутдин марджани, муса бигиев, михаил горбачев, 1000летие крещения руси


высшее образование, актуальные проблемы межрелигиозного диалога, российская империя, ссср, российская федерация, государство, православие, атеизм, шихабутдин марджани, муса бигиев, михаил горбачев, 1000-летие крещения руси Солидарность представителей нынешних религиозных организаций с успехом обеспечивает государство. Фото с сайта www.mospat.ru

В учебный стандарт вузовского образования религиоведческого и теологического направлений введена дисциплина «Актуальные проблемы межрелигиозного диалога». В нем понятие «межрелигиозный диалог» определяется, во‑первых, как способ отношений между тремя и более представителями различных вероисповеданий с целью обмена мировоззренческими и теологическими идеями, культурными традициями, моральными ценностями; во‑вторых, как процесс, в котором между участвующими сторонами достигаются взаимопонимание и согласие в решении актуальных проблем социума. В современном межрелигиозном диалоге принимают участие и представители общественных, образовательных, научных организаций и государственных учреждений.

Ни в дореволюционной России, ни тем более в советский период упомянутая дисциплина не могла появиться. До революции в пределах Российской империи существовала, если так можно выразиться, конфессиональная табель о рангах: первенствующая церковь, терпимые религии и нетерпимые. Только Российская православная греко‑кафолическая церковь в качестве первенствующей и господствующей имела право убеждать последователей иных христианских исповеданий и иноверцев в истинности православия, а также склонять их к принятию ее учения о вере. Духовным же и светским лицам прочих христианских исповеданий и иноверцам строжайше запрещалось воздействовать на убеждения тех, кто не принадлежал к их религии. В противном случае они подвергались взысканиям, определенным уголовным законом. Случаи ведения межрелигиозных диалогов были чрезвычайно редки. Только православной церкви при содействии государственной власти была предоставлена возможность активно вести миссионерскую работу.

В синодальный период одним из центров миссионерской деятельности стала Казанская духовная академия. В ней сосредоточивались научно‑церковные кадры. Историки и богословы изучали верования, составляли методики ведения проповеди среди иноверцев. На их языки переводились христианские священные и богослужебные книги. В то же время преподаватели внесли большой вклад в изучение языка, фольклора, верований народов, живших в Среднем Поволжье.

В академии работали отделения: противомусульманское, противораскольническое, противобуддистское и черемисско‑чувашское. Названия отделов обозначают направленность миссионерской работы. Конечно же, в данном случае можно говорить скорее о целенаправленном прозелитизме, чем о культуре ведения межрелигиозного диалога.

На невозможность ведения в Российской империи межрелигиозного диалога указывал татарский мыслитель, исламский богослов Шихабуддин Марджани, двухсотлетие которого отмечалось в 2018 году. По его убеждению, пока в стране не существует межконфессионального равноправия, не может быть и нормального взаимодействия между религиями, включая диалог между ними. Говоря конкретно об исламе, он обращал внимание гражданской власти и представителей господствующей церкви на то, что «ислам должен перестать считаться иноверием, а должен иметь такой же статус, как у православной церкви, и мусульманское духовенство – обладать теми же правами, что Российская православная церковь...» Марджани, как один из представителей реформирования отношений государства и религий, отстаивал необходимость постоянного диалога с властями.

Воззрения Марджани на пути разрешения этих проблем получили дальнейшее развитие в трудах другого татарского богослова и общественного деятеля, Мусы Бигиева. Большой резонанс в среде представителей религий и государственных органов имела его «Азбука ислама», составленная в 1920 году в противовес изданной за несколько месяцев до этого «Азбуке коммунизма» Николая Бухарина. В 11‑й главе авторы книги выразили большевистское отношение к религии и церкви. Ключевое понятие главы звучит как призыв: «Борьба с религиозными предрассудками». Не подразумевалось никакого содействия диалогу между представителями государственной власти и религиозных объединений.

У Бигиева в «Азбуке ислама», напротив, ключевые слова – свобода религии, свобода совести, всестороннее уважение каждой религии: «Любые действия, которые могут нанести вред достоинству и святости религии, несомненно, должны твердо пресекаться. Сколь бы ни была свободна коммунистическая религия в своей агитации, она не имеет права и не должна осмеливаться нападать и попирать никакие религии». Однако идеи богослова о развитии межрелигиозного диалога стали воплощаться в России лишь через несколько десятилетий. Сам же автор был вынужден покинуть родину. В 1949 году Бигиев скончался в Каире.

В советское время межрелигиозным взаимодействием и диалогом руководил партийно‑государственный аппарат, то есть гражданские властные структуры. Они допускали проведение межрелигиозных конференций, преимущественно миротворческих, и разрешали межконфессиональные собеседования, допуская выезд на них представителям религий за рубеж. Именно там проводились межконфессиональные диалоги.

У нас в отечестве только с перестройкой, то есть с середины 80‑х годов ХХ века, тема становится популярной и активно разрабатывается. И прежде всего потому, что были разорваны препоны, сдерживающие межрелигиозное взаимодействие. Кстати, с диалога началось время новых подходов в отношении и государства к религии и церкви. Это произошло в Кремле на встрече генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева с членами Священного синода Русской православной церкви перед началом празднования 1000‑летия Крещения Руси.

Именно тогда активно и систематически начинается диалог между представителями религий и различных сфер общества. Одной из вех в таких взаимоотношениях можно назвать диалог в формате заседания круглого стола, организованного в Москве весной 1993 года Российским общественно‑политическим центром. Обсуждаемая проблема звучала так: «Перспективы межрелигиозного сотрудничества в контексте современных социальных и духовных процессов в России». Впервые за всю российскую историю в диалоге участвовали представители православия, католицизма, Армянской церкви, баптизма, адвентизма, ислама, буддизма, иудаизма, кришнаизма. Приняли участие и представители государственных учреждений – гражданских и военных, науки и общественных структур. Причем не было гостей – все присутствовавшие имели статус участников.

К концу второго десятилетия XXI века подошло время введения в вузовские программы новой дисциплины «Актуальные проблемы межрелигиозного диалога». К настоящему времени в некоторых вузах разработана программа курса, рассчитанная на преподавание магистрантам религиоведческого и теологического направлений. Среди многих аспектов изучения межрелигиозного диалога уделяется внимание и региональному, а именно особенностям диалога в Российской Федерации. Например, в Казани придается большое значение изучению изменяющейся религиозной ситуации и взаимоотношениям между религиозными объединениями, особенно представителями православия и ислама в Республике Татарстан.

Таким образом, на основе изучения предпосылок к налаживанию межрелигиозного диалога в такой многоконфессиональной стране, как Россия, можно сделать вывод о том, что диалог необходим, а в условиях свободомыслия и в изменившейся социально‑политической обстановке возможен.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сколько миллиардов Россия должна Эстонии?

Сколько миллиардов Россия должна Эстонии?

Андрей Рискин

При подсчете ущерба от "оккупации" в Балтии применяют принцип "Пяти П"

0
806
«В шахте, в забое молимся спокойно»

«В шахте, в забое молимся спокойно»

Артур Приймак

Лидер мусульман Воркуты уверен, что у заполярного города есть будущее

0
296
Век бесогона

Век бесогона

Милена Фаустова

Старейший экзорцист Италии готовится отметить 100-летие

0
807
Закон и благодать Ярослава Мудрого

Закон и благодать Ярослава Мудрого

Валерий Вяткин

1000 лет назад началось княжение, укрепившее связь церкви и власти на Руси

0
334

Другие новости

Загрузка...
24smi.org