0
1634
Газета Политика Печатная версия

30.03.2010

Власти брошен очередной вызов

Тэги: теракт, москва

Тема дня

Теракты в московском метро

29 марта 2010 г.


теракт, москва Минута молчания – в память о жертвах теракта.
Фото Reuters/РИА Новости

Вчерашняя трагедия, число жертв которой умножается с каждым часом, поставила перед российской властью новые вопросы. Насколько она готова дать отпор силам, способным дестабилизировать, пусть на несколько часов, жизнь одной из крупнейших мировых столиц? И каким будет этот отпор? Если он окажется только силовым, это приведет к неблагоприятным последствиям для общества, считают эксперты «НГ». Они уверены: руководство страны сегодня проходит тест на прочность нового курса. На модернизацию. В том числе – и политическую.

Сегодня в России День траура. Взрывы на двух станциях метро – «Лубянка» и «Парк культуры» – убили 38 человек. Появились первые комментарии Следственного комитета при прокуратуре относительно исполнителей, вернее, одной из исполнительниц теракта: «Все говорит о том, что это была шахидка». Тем самым официальный представитель СКП Владимир Маркин неосторожной фразой как бы возвел виновниц трагедии в ранг героев – в глазах мусульман.

Президент Дмитрий Медведев в первые часы после взрывов на двух станциях метро провел в Кремле экстренное совещание с участием глав силовых ведомств. Глава государства был абсолютно спокоен и явно старался вести разговор в рациональном русле. Не допуская нарушения прав граждан, заметил президент, следует все же «жестко контролировать ситуацию и в случае необходимости вмешиваться, принимать оперативные решения по контролю. Такого рода практика есть во всем мире».

Взрывы застали премьера Владимира Путина в Красноярске, куда он приехал на партийную конференцию, призванную открыть предвыборную кампанию партии власти. И, очевидно, президентскую. Поездку пришлось прервать. Однако перед вылетом в Москву премьер связался с Ситуационным центром МЧС. В противоположность президенту Путин был чрезвычайно эмоционален: «Я уверен, правоохранительные органы сделают все, чтобы найти и покарать преступников. Террористы будут уничтожены... Сегодня в Москве совершено ужасное по своим последствиям и мерзкое по характеру исполнения преступление против мирных граждан...»

В то время как президент раздавал поручения силовикам и московским властям, а премьер принимал решение о возвращении в Москву, единороссы пытались извлечь пользу из происходящего, продолжив поиски врагов в стане соперников и прессы. Глава патриотического клуба ЕР Ирина Яровая уверена, что организаторы терактов воспользовались конфликтами на политическом пространстве страны, и потребовала пресечь попытки раскачивания политической ситуации.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов тоже постарался использовать теракт для продвижения главных партийных тезисов. Он потребовал «принять наконец конкретные меры по улучшению социально-экономической жизни республик Северного Кавказа... Если в целом по стране у нас весьма серьезная социально-экономическая ситуация, то на Северном Кавказе она гораздо острее. Здесь из каждых 10 молодых людей 7–8 безработных». Зюганов никак не конкретизировал своих предложений по решению проблем безработицы. При этом стоит отметить, что финансирование Северо-Кавказского региона уже давно во много раз по объемам опережает финансирование жизни в российской глубинке.

Стоит отметить сходство политических последствий терактов в России. Оказывается, они идут на пользу не только их организаторам. Нередко и власти той или иной страны на волне общественного ужаса и возмущения от случившегося предпринимают вполне определенные меры. Общее их название – «закручивание гаек».

Осенью 1999 года по России прокатилась серия взрывов жилых домов. Страдали люди и в провинции, и в Москве. В это же время премьер-министр России Владимир Путин объявил, что он будет противостоять антироссийской агрессии международного терроризма. Началась вторая чеченская кампания, и тот факт, что террористы воюют и с мирным населением, безусловно, способствовал патриотическому – а иногда даже уже националистическому – сплочению общества.

Побежденный в открытых боевых столкновениях в Чечне международный терроризм успокаиваться, конечно, не захотел. 23 октября 2002 года террористы снова появились в Москве – в Театральном центре на Дубровке. Целых три дня они держали в заложниках зрителей и артистов мюзикла «Норд-Ост». После этого теракта опять объективно началось закручивание гаек. Например, телекомпанию НТВ, у которой к тому времени и так были проблемы с властью, обвинили в том, что она чуть ли не сорвала штурм театра своим прямым эфиром. Звезда телеканала закатилась после этого очень быстро. Не сразу после Дубровки, но все равно – очевидно – в связи с этим терактом. В те времена власти еще как-то стеснялись напрямую связывать деятельность бандитов со своими последующими действиями.

В 2004 году это стеснение пропало окончательно. Впрочем, и повод был из ряда вон выходящий. 1 сентября 2004 года в североосетинском Беслане большой группой террористов была захвачена школа. Хотя для того года данное событие выглядело скорее неким итогом, чем единичным происшествием. Напомним, что 6 февраля был взрыв в столичном метро, 9 мая – теракт в Грозном, приведший в том числе к гибели Ахмада Кадырова, 21–22 июня – боестолкновения в Ингушетии, 23 августа – гибель в воздухе сразу двух рейсовых самолетов, 31 августа – подрыв смертницы у станции метро «Рижская» в Москве. Поэтому неудивительно, что сразу после Беслана президент Владимир Путин объявил это нападением на нашу страну. Он пообещал, что об ответных мерах и террористы, и простые граждане узнают очень скоро. Как оказалось, для «усиления единства страны» в первую очередь необходимо было отменить прямое избрание губернаторов и одномандатные округа на выборах в Госдуму.

Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко считает, что пока рано говорить о политических последствиях нынешних терактов. Однако есть несколько моментов, которые бросаются в глаза, отмечает эксперт: «Очевидно, что это месть за Саида Бурятского. С другой стороны, это «наш ответ Хлопонину». То есть – вы нам новый курс, а мы на все это реагируем! Потому что, с точки зрения этой публики, если этот курс удастся, они будут изолированы. Ведь общество настроено на то, чтобы дать возможность Хлопонину что-то попробовать. Люди на Кавказе тоже боятся последствий терактов – репрессий, изменения отношения к ним в России».


Помощь от власти приходит к людям порой слишком поздно.
Фото Reuters

На взгляд собеседника «НГ», руководству страны, от которого ждут решительных действий на Северном Кавказе, необходимо соблюдать осторожность: «Иначе произойдет дополнительное обострение ситуации и хлопонинские усилия будут сорваны. Надо всем доказывать, что террористы – это не просто кавказцы, а конкретные люди, которым не нужен мир. Сейчас нужно очень интеллигентно строить пропаганду. Ответный жестокий силовой нажим неконструктивен». Собеседник «НГ» указывает еще на одно важное обстоятельство: «Есть вопрос Олимпиады. Если можно устроить такой взрыв в Москве, то что же можно натворить в Сочи? И последнее. Пока никто не знает, что это – открытие нового фронта или все-таки единичная акция. Напомню: Доку Умаров неоднократно обещал, что вся Россия будет территорией джихада. Совсем недавно был взорван «Невский экспресс»...»

Заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин напоминает, что в 1999 году теракт привел к консолидации общества, которое «бросилось к власти – она защитит, спасет»: «Власть соответственно получила поддержку общества во всех своих действиях – в том числе и в Чечне. Ту поддержку, которой у нее не было во время первой чеченской войны. Если мы говорим о Беслане, то там последствием стала отмена выборов губернаторов. А вот сейчас я не вижу подобных проблем. Ведь тогда эти вопросы дебатировались довольно длительное время». По мнению эксперта, общество, как и в 99-м, будет ориентировано на то, чтобы стать ближе к власти: «Появятся, конечно, упреки в адрес правоохранительных органов, но в нашей ситуации ей нет альтернативы». Возможно, считает Макаркин, Александру Хлопонину окажут дополнительную поддержку, усилят его полномочия.

Макаркин усматривает в происходящем серию преступлений. Он напоминает о недавнем покушении на священника Даниила Сысоева и подрыве «Невского экспресса»: «Я далеко не уверен, что это одна группа, потому что почерк разный. Но тенденция свидетельствует о том, что террористы оправились от потерь».

На это же обстоятельство указывает и другой эксперт «НГ». Глава фонда «Эффективная политика» Глеб Павловский сомневается, что мы имеем дело с закончившейся серией взрывов: «Есть несколько моделей. Лондонская – когда после взрывов в метро идут взрывы в наземном транспорте. Есть модель бесланская, где серия терактов предшествовала главному – в самом Беслане. Поэтому трудно сказать, закончилась эта серия или нет».

Эксперт не склонен связывать случившееся именно с чеченской проблемой: «Это практически невероятно. Потому что сейчас Чеченская Республика не является предметом особых забот ваххабитского подполья. А оно растет, и с ним связаны нынешние взрывы. Несомненно, в нашу повестку дня входит безопасность, это неизбежно происходит после терактов. И не зависит от того, хочет кто-то этого или не хочет, – люди так устроены. А значит, тема модернизации потеснится в этой повестке. Те, кто планирует теракты, всегда стремятся сдвинуть повестку дня – это их задача. Они стремятся испугать, поставить безопасность в центр вопроса и ударить по авторитету власти».

Сохранит ли власть свой авторитет, зависит только от нее самой. В частности, от того, сможет ли она эффективно защитить своих граждан. Сплошным образом, на всей территории страны. При этом не превратив страну в концентрационный лагерь, а продвигая дальше идеи политической и экономической модернизации. Увеличивая количество рабочих мест. Делая эти рабочие места осмысленными с точки зрения их привлекательности и зарабатывания денег.

Теракты в московском метро

1996 год 11 июня в поезде между станциями «Тульская» и «Нагатинская» взорвалась самодельная бомба, эквивалентная по мощности килограмму тротила. Четыре человека погибли, 14 получили ранения.

1998 год 1 января произошел взрыв в вестибюле станции «Третьяковская». Мощность безоболочного взрывного устройства, которое на станции нашел сменный машинист, составляла 150 г тротила. Ранены три человека.

2001 год 6 февраля произошел взрыв на станции «Белорусская». Бомба была заложена на платформе под мраморную скамью, которая смягчила последствия взрыва. Ранены 15 человек.

2004 год 6 февраля в поезде на перегоне между станциями «Автозаводская» и «Павелецкая» террорист-смертник привел в действие взрывное устройство мощностью 4 кг в тротиловом эквиваленте. 41 человек (в том числе террорист) погиб, более 250 получили ранения. 31 августа смертница совершила теракт у вестибюля станции «Рижская». Погибли 10 человек (включая террористку и ее сообщника), 51 был ранен.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Московских родителей поддерживают новыми детскими садами

Московских родителей поддерживают новыми детскими садами

Галина Грачева

В столице активно продолжают строить современные здания образовательных учреждений для самых маленьких горожан

0
720
Петит

Петит

Сергей Шулаков

0
970
Северное слияние: Могут ли Москва и Петербург стать одним мегасити?

Северное слияние: Могут ли Москва и Петербург стать одним мегасити?

Андрей Ваганов

Взаимная диффузия двух столиц России – процесс объективный, и он был предсказан почти 200 лет назад

0
1968
Школа старшеклассников: интересы, увлечение и мечта по вузовской системе

Школа старшеклассников: интересы, увлечение и мечта по вузовской системе

Татьяна Астафьева

В Москве в медицинских классах старшие школьники могут заниматься на оборудовании, которое используют и студенты вузов.    Фото с сайта www.sch2054.mskobr.ru

0
983

Другие новости

Загрузка...
24smi.org