2
2420
Газета Политика Печатная версия

26.06.2012

Граждан подвели под 18-ю статью

Тэги: закон, митинги, конституция, права человека


закон, митинги, конституция, права человека Даже прогулка белого медведя по Красной площади требует полицейского присмотра.
Фото Reuters

В разных городах страны происходят примерно одни и те же процессы. Граждане устраивают проверки местным властям и полиции, выясняя, как они выполняют обновленное законодательство о массовых мероприятиях. Люди подают заявки на прогулки за батонами, за детьми в детский сад и т.д. И власть в основном реагирует серьезно, что-то запрещая, что-то дозволяя. Между тем в Конституции РФ есть статья 18 о непосредственном действии прав человека. Она имеет отношение и к свободе собраний. Эксперты считают, что новая редакция закона о митингах ставит под сомнение прямое действие этой статьи.

Местные органы власти и полицейские структуры в регионах подвергаются «троллингу». Все больше граждан в различных городах включается в кампанию по проверке действенности обновленного в сторону ужесточения законодательства о митингах. Россияне бросились упражняться в остроумии, наперебой заказывая у властей вечерние прогулки, поездки на автобусе с таким-то номером, посещения магазинов и т.д. А в ответ им идут то отказы, то предупреждения о ненужности подачи уведомления на выход из дому. Впрочем, некоторые акции, несмотря на абсурдность, вызвали у властей реакцию в полном соответствии с законом.

Наиболее громким оказался случай в Екатеринбурге, где Ростислав Журавлев подал уведомление о прогулке с друзьями по строго определенному маршруту, а потом забыл о нем. Но утром 24 июня полиция пришла призывать его на заявленную акцию. Друзей под рукой не было, и молодой человек пошел гулять один в сопровождении нескольких полицейских. Екатеринбуржцу стало стыдно, что он отвлекает полицию от дел, – и акция закончилась досрочно. Но вот полицейские явно не считали, что они занимаются ерундой. Среди них был даже майор. Видимо, реформа полиции действительно не закончена, раз в ней служит такое количество лишних сотрудников. Быть может, резерв для повышения зарплаты тем, кто занят реальной борьбой с преступностью, как раз здесь и скрыт.

Судя по видео из Екатеринбурга, обе стороны прекрасно понимали, что они друг над другом немного издеваются. Однако, как стало известно «НГ», ничего смешного в буквальном исполнении закона нет. Глава юрслужбы КПРФ Вадим Соловьев сообщил корреспонденту «НГ», что, по его данным, гражданские и полицейские власти в регионах получили из Москвы «жесткое указание отслеживать все инициативы граждан». Коммунисты готовят по закону о митингах запрос в Конституционный суд, а потому внимательно мониторят ситуацию. Чтобы представить в иске наиболее показательные примеры правоприменительной практики. Соловьев считает, что аккуратная реакция на все заявки граждан связана с тем, что в их потоке может проскочить и реальный митинг. Например, Соловьев на днях провел в Твери встречу с полдесятком ветеранов, которая и продлилась-то минут пятнадцать. «Каково же было мое удивление, когда следом последовал шквал звонков из администрации города и области с вопросом: а что это за несанкционированное мероприятие я устроил?» – рассказал «НГ» Соловьев.

Напомним, что ужесточение законодательства о митингах объяснялось на самом высоком уровне заботой о посторонних гражданах, безопасность которых государство обязано обеспечивать. Президент 8 июня на совещании по развитию судебной системы заявил, что «общество, гарантируя части граждан права на выражение своего мнения, в том числе и с помощью уличных мероприятий, должно оградить других граждан, общество в целом от радикализма». На встрече с «Единой Россией» 23 мая, где председатель Совета по правам человека Михаил Федотов жаловался на несговорчивость Госдумы, глава государства тоже был категоричен: «Мы должны оградить людей от каких-то крайних, радикальных проявлений. Общество, государство вправе себя защищать от этих проявлений». Тогда же Федотов огласил информацию о поручении президента правительству обновить закон о митингах. По его словам, такое поручение было дано 7 мая, то есть сразу после инаугурации Путина.

«НГ» спросила экспертов-правоведов о том, как в нынешней ситуации быть со статьей 18 Конституции РФ, которая гласит, что «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими». В этой же статье сказано, что эти права и свободы определяют смысл, содержание и применение законов, а также деятельность всех властей. Вадим Соловьев полагает, что данная норма должна действовать, потому что Конституция превыше всего остального. Особенно в тех случаях, когда использование своих прав одними людьми не мешает другим пользоваться другими правами. То есть в полном соответствии с логикой, защитником которой выступает в том числе Владимир Путин, для которого свободный проезд машины «скорой помощи» ничуть не менее ценен, чем митинг протеста оппозиции.

Адвокат Генрих Падва полагает, что закон о митингах Конституции прямо не противоречит, «но вопросы к нему с этой точки зрения все-таки есть». Особенно после последних в нем изменений. Что же касается акций, которые никому и ничему не мешают, то, по его мнению, здесь статья 18 может действовать и напрямую.

Председатель президиума коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры» Игорь Трунов заметил: определенную антиконституционную направленность поправки в законодательство о митингах все же имеют. И применение нового закона можно будет опротестовать в Конституционном и Европейском судах. Он напомнил о сути статьи 18 Конституции, заметив, что «все принимаемые законы не должны этих прав ущемлять». Недавние же поправки в законодательство о митингах, по его мнению, это делают – в первую очередь непомерно высокими штрафами за малейшую провинность. «Думаю, принимая этот закон, власти с самого начала были готовы к тому, что впоследствии многие из этих норм не устоят и будут отменены в судах», – сказал Трунов.

Смешным и противоречащим духу Конституции, гарантирующей свободу слова и собраний, назвал происходящее гендиректор независимого фонда «Центр политических технологий» Игорь Бунин. «В Конституции есть статья 55.3, которая гласит: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства», – указывает эксперт. И продолжает: «На нее-то в попытке оправдать свои действия власти ссылаются и будут ссылаться. Она и позволяет применять этот закон. Но на самом деле все понимают – происходящее превратилось в гротеск, анекдот. Мирная группа пикетчиков из трех человек, молча стоящая с белыми ленточками где-то в сквере, не может никому мешать. Если хочешь установить тоталитарную власть, если у тебя есть для этого силовые возможности – устанавливай. Но у действующей власти реальных возможностей для этого нет».

Бунин не сомневается, что принятые поправки в законодательство о митингах будут отменены в Европейском суде, другое дело – суд Конституционный. «В Конституционном суде поправки отменят только в том случае, если этого захотят в Кремле, если власть решит, что с оппозицией пора начать переговоры», – заметил он. По мнению Бунина, цепляясь за новый закон о митингах, власть оказалась в тупике. «В том числе в знак протеста против этих поправок на улицы 12 июня вышло 50 тысяч человек. Если бы подобных мер не предпринималось, протестующих могло бы быть значительно меньше – 10–15 тысяч».

По мнению заведующего кафедрой конституционного права юрфака МГУ имени М.В.Ломоносова, профессора Сурена Авакьяна, закон о митингах в нынешнем виде абсолютно не отвечает правам и свободам человека, записанным в Конституции. Он считает, что текущее законодательство сводит на нет конституционные нормы, касающиеся возможности граждан выражать свое мнение в публичном пространстве. Авакьян считает, что нынешняя правоприменительная практика в отношении уличных акций – типичная «поправка» гражданских свобод.

Противостоять, по мнению доктора юридических наук, этому почти невозможно: есть закон, он вступил в силу, и любое противостояние по закону – есть нарушение закона, поэтому «остается только один вариант: требовать от депутатов, чтобы они набрались разума и все это изменили». Правда, у граждан есть еще одна возможность – обращение в Конституционный суд в связи с тем, что применяемый на практике закон противоречит его правам и свободам. Но для этого до КС гражданину необходимо пройти все обычные судебные инстанции. А это по времени в лучшем случае 8–10 месяцев. После чего может пройти еще год-полтора, пока Конституционный суд примет дело и назначит дату его рассмотрения.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: Борьба скоро пойдет на снос - оппозиция или власть

Константин Ремчуков: Борьба скоро пойдет на снос - оппозиция или власть

0
2785
Гагаузия хочет, чтобы ей вернули автономию

Гагаузия хочет, чтобы ей вернули автономию

Светлана Гамова

Прорумынские силы Молдавии превратили территориальное образование в район

0
2251
Кабмин поддержал законопроект об ограничении иностранной доли в значимых информационных ресурсах

Кабмин поддержал законопроект об ограничении иностранной доли в значимых информационных ресурсах

0
651
Российских правозащитников прикрывают всем миром

Российских правозащитников прикрывают всем миром

Екатерина Трифонова

Amnesty International потребовала отмены законов об иноагентах и нежелательных организациях

0
2229

Другие новости

Загрузка...
24smi.org