1
30877
Газета Политика Интернет-версия

27.06.2016 21:53:00

Путин подал сигнал системной оппозиции, указав, кто может быть хуже предателя

Тэги: единая россия, ер, выборы, путин, володин, экономика, политика, турция, эрдоган, белых, правосудие, футбол

Программа "Особое мнение" проводится радиостанцией "Эхо Москвы" совместно с международной телекомпанией RTVi и идет одновременно в прямом радио- и телевизионном эфире. Благодаря этому еe слушает и смотрит не только российская аудитория, но и русскоязычные телезрители в Европе, США и Израиле. Время выхода передачи - вечерний прайм-тайм. Это позволяет обсуждать с заинтересованными слушателями наиболее важные события уходящего дня. Эфир не ограничивается одной темой, затрагиваются все интересующие аудиторию вопросы. Программу представляют авторитетные журналисты радиостанции "Эхо Москвы". Участники программы отвечают на вопросы слушателей, присланные на эфирный пейджер, смс, интернет-сайт радиостанции или заданные по телефону прямого эфира.


единая россия, ер, выборы, путин, володин, экономика, политика, турция, эрдоган, белых, правосудие, футбол

И.Воробьёва― Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ирина Воробьёва, и сегодня со своим особым мнением в студии радиостанции «Эхо Москвы» главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. Константин Вадимович, здравствуйте.

К.Ремчуков― Добрый вечер.

И.Воробьёва― Хотелось бы начать с политических новостей, с того, что происходило сегодня на съезде партия «Единая Россия», который, в общем, утвердил список кандидатов в Думу, и там внезапно совершенно высказал свое предложение Дмитрий Медведев включить первым номером по региональной группе Вячеслава Володина.

Там есть еще разные всякие интересные вещи, но вот Вячеслав Володин как первый номер по региональной группе почему-то всех очень удивил. А вас не удивляет, что внезапно кремлевский Володин пойдет, значит, с избирателями встречаться?

К.Ремчуков― Меня не удивляет этот факт. Более того, я беседовал с теми людьми, которые пытались мне разъяснить смысл этого. Потому что моя первая реакция была, что Володин уходит из администрации. Мне говорят «Нет, не уходит». Второе, зачем он это делает, паровозом таким идет? Ответ от двух человек, таких, влиятельных в «Единой России», я так понимаю, это Баталина и Костин Константин, такой, что Володин создал нынешние особенности вот этой политической избирательной системы, он настаивает на том, что предстоящие выборы будут максимально чистыми и честными. И хочет протестировать на себе.

И.Воробьёва― Внезапно.

К.Ремчуков― У меня возникло сомнение к понятию «тестирование системы», потому что, ну, это всё равно, что Колокольцев, министр внутренних дел протестирует систему гаишников на то, как они разговаривают с водителями, сам проедет. Он проедет или Путин, например, сядет за руль, проедет, скажет «Слушайте, все гаишники вежливые, замечательные».

И.Воробьёва― «Всё нормально».

К.Ремчуков― Да. Поэтому надо будет посмотреть, что на самом деле. Потому что сказали, что он останется в администрации, в Думу он не пойдет. Он 4 раза избирался сам. Он такой, боевой (Володин) парень.

И.Воробьёва― Да, в прошлом году тоже.

К.Ремчуков― Ну, в том смысле, что он любит бороться там. С 90-х годов он всё время там по одномандатному округу шел. В этом смысле я не удивляюсь, что… Люди адреналин любят (избиратели). Может быть, там ситуация особая, потому что волжский вот этот регион – он…

И.Воробьёва― Ну, там Саратовская, Волгоградская, Пензенская, Тамбовская.

К.Ремчуков― Он коммунистически склонен к этим настроениям. В условиях экономического кризиса до прохождения дна может быть существенно, чтоб там были бойцы такие, с авторитетом.

И.Воробьёва― А поможет?

К.Ремчуков― Посмотрим. Не знаю. Если верить тому, что они говорят… То есть тут, как бы, на данный момент ситуация следующая. К выборам допускают не всех, это факт. Всех, кого допустят на выборы, грозятся не отстранять и дать более-менее равные шансы без мухлежа и подтасовок. В этом суть эксперимента. Видимо, все-таки, как ни крути, но события на Болотной площади и на Сахарова, когда возмутились люди именно… Ни о чем они не возмущались – ни о государственно-монополистическом капитализме, ни о засилии силовиков во власти. Тогда их возмутило, что можно их там голосами грубо пренебречь.

Скорее всего, считается, что при нынешней структуре населения страны игнорировать этот факт потребности в мало-мальски приличном подсчете нельзя. Поэтому я допускаю, что будет так. Но я говорю, это первая итерация, потому что следующая итерация – это чтобы дать возможность всем сформулировать свою избирательную позицию и обеспечить выбор граждан, исходя из предложенного политического меню. Сегодня меню ограничено.

И.Воробьёва― А как вы считаете, почему «Единая Россия» внезапно отошла от своего первоначального плана? Ведь, они собирались включать в список только тех, кто участвует в праймериз. Но появились люди, которые в праймериз не участвовали, — Наталья Поклонская, прокурор Крыма, Рамзан Кадыров, Сергей Собянин, ну и так далее, и так далее. Там достаточно много людей, которые в праймериз не проходили.

К.Ремчуков― Порядок цифр примерно такой. Наверное, человек 625 будет от «Единой России». А предложил Медведев 29.

И.Воробьёва― 29? Не поняла, что.

К.Ремчуков― Вот эти вот имена, которые вы назвали, это предложил Дмитрий Медведев как председатель партии.

И.Воробьёва― А. А все остальные по праймериз прошли?

К.Ремчуков― 625, вот, из них минус 29, то есть около 600, которые прошли по праймериз. А это такие лидеры общественного мнения, вот так скажем.

И.Воробьёва― Хорошо. Как вы считаете в таком случае?.. Вот, просто хочется понять. Владимир Путин когда сегодня выступал на этом съезде, он говорил не то, чтобы так, победно, и не то, чтобы так, сильно уверенно в своей партии, он скорее говорил о том, что будет тяжело, о том, что предвыборные обещания надо выполнять, и что будут у них там трудности в общении с народом. То есть это такое понимание полное у Путина есть? Или просто, вот, ему там сказали, что «Владимир Владимирович, кризис. Вы это, скажите депутатам, пусть как-то поскромнее будут»?

К.Ремчуков― Нет. Мне кажется, что, вот, из того, что я понял в его выступлении, главное было то, что нельзя допустить прямых предателей, а также тех, кто дает голословные обещания, что, — сказал Путин, — хуже предательства.

Вот, если есть предательство, а голословные обещания – это хуже предательства, то это говорит о том, скорее всего, что Путин озабочен ходом выборов. И он тут же сказал, что нельзя там раскачивать лодку, нельзя использовать трудности для рейтинга. Ну, я своими словами говорю, но смысл какой? Нельзя на вот этой печали всеобщей, как бы, рваться к власти, а потом, вот, как бог на душу положит. То есть как будто бы смысл борьбы за власть не в том, чтобы к власти рваться. Как будто бы смысл оппозиции не в том, чтобы критиковать партию. Вот, он хочет содержательной критики, а не голого популизма. Вот.

Но приравняв голый популизм к «хуже, чем предательство», мне кажется, он послал сигнал всем партиям, которые участвуют в выборах, что они должны знать рамки и берега. Критикуешь, ну, критикуй, как говорили в советское время, конструктивно, не выходи из берегов.

Поэтому мне кажется, это был больше мессадж Путина (он воспользовался трибуной «Единой России») для всех политических игроков в предстоящие 2,5 месяца.

И.Воробьёва― Но разве Путин таким образом свою слабость не показывает? Мол «Ребят, я знаю-знаю, бить можно, вообще тут мы поле открыли для битья. Но не надо, потому что иначе будет плохо».

К.Ремчуков― Давайте считать, что он показал свою слабость. Мне кажется, что он просто рявкнул на Жириновского, на Зюганова, на Миронова, на Титова. Кто там еще участвует? На «Яблоко». И сказал: «Если будете использовать наши трудности для своего популизма и давать безответственные обещания, что, вот мол, вы всех тут прогоните, победите и решите проблемы народа», то будете иметь дело со мной, поскольку вы будете хуже, чем предатели. А как относится Путин к людям, которые предатели и хуже, чем предатели, мы приблизительно понимаем.

И.Воробьёва― Еще одну политическую новость сегодняшнего дня озвучил Кремль. Сегодня Путин получил послание Эрдогана, в котором турецкий лидер извинился за сбитый российский самолет, принес соболезнования родным погибшего летчика. Что произошло? Ничего не понимаю. Как так? Сколько времени прошло, вдруг внезапно он решил извиниться.

К.Ремчуков― Ну, на мой взгляд, он сожаления по поводу инцидента (Эрдоган я имею в виду) выражал и раньше. Но в последние несколько недель российская сторона буквально продиктовала структуру извинения, что оно должно включать. Выразить сожаление, выразить готовность возместить материальный ущерб и любой другой, принести извинения конкретно.

И эта позиция озвучивалась на всех уровнях: Путин, Лавров, Песков. Постоянно. То есть и на дипломатическом уровне.

С тех пор как произошел этот инцидент Турция, мне кажется, пережила очень серьезный период в своей жизни. В тот момент, когда турки сбили наш самолет, они находились, как мне кажется, в некоей эйфории по поводу того, что они могут стать реальной региональной державой вот в этом регионе, где конфликт в Сирии. И, вот, показать Москве, кто в этом регионе крутой парень. И очень надеялись, что это будет поддержано Западом полномасштабно. И в качестве поощрения за такую акцию у Турции возникнет, может быть, зеленый свет в их интеграционных процессах с Европейским Союзом. Этого не случилось.

И.Воробьёва― Ну вот хотела как раз спросить. Как же так? Почему не случилось?

К.Ремчуков― Этого не случилось, к туркам относятся с подозрением. Премьер-министр Кэмерон сказал, что еще и в 3000-м году они не будут, потому что с 1997 года всего там один пункт выполнен.

И.Воробьёва― Из необходимых требований.

К.Ремчуков― Да, из необходимых требований для вступления в Европейский Союз. Но самое главное – это отторжение, мне кажется, турецкой модели политической. Турецкая политическая модель ближе, мне кажется, к нашей, нежели к европейской по уровню толерантности, по уровню отношения к оппозиции, по амбициям лидера. Такие, авторитарные явно тенденции.

Плюс экономика. Турция, все-таки, ощутила нашу, как бы, заморозку активности. Люди не ездят, курорты полупусты, никого нет. Турецкая экономика летом очень много получала от нас денег – этого нет. В экономическом плане тоже нет. В военном плане турецкая самостоятельная позиция поддерживать того, кого они хотели, она не получила однозначной поддержи даже США. У Лаврова с Керри, создается впечатление, больше согласия по отнесению тех или иных групп исламистов к умеренным либо, наоборот, к террористическим. По крайней мере, Керри считается и периодически они с Лавровым проводят эту сверку.

И.Воробьёва― То есть у Лаврова и Керри больше общих тем, чем у Керри с Эрдоганом, например?

К.Ремчуков― Чем у Керри с Эрдоганом и с турками. То есть получается, что турецкая позиция «Вот, давайте мы сейчас продемонстрируем, какая мы большая держава», она не находит поддержки.

Дальше, существенный момент, когда случилась вся эта петрушка, была озабоченность у турков проблемой курдов. Причем, курдов иракских, курдов сирийских, курдов турецких. Всё вот это вот курдское сообщество – оно волнует турок по-настоящему.

Американцы, видя, что курды являются реально чуть ли не единственными боеспособными наземными войсками, поддерживают курдов. Курды не подводят американцев, они браво и умно сражаются.

Скорее всего, призом курдам за выполнение такой миссии пехоты для американских планов будет поддержка независимости Курдистана. Турки это понимают.

Конечно, Эрдогану хотелось бы, чтобы в случае, если он будет оккупировать какие-то там территории для того, чтобы помешать объединиться курдам с одной стороны и курдам с другой стороны, негласная поддержка Москвы, может быть, не артикулированная политически, но закрыть глаза была бы важна. Выясняется, что этим сбитым самолетом он закрыл и такую возможность. Значит, Россия не будет поддерживать, американцы не поддерживают, европейцы всегда за права человека, то есть, условно говоря, они скорее курдов поддержат. С чем остается Турция?

Вот, выяснилось за эти 7 месяцев мотания по кабинетам, по встречам, по саммитам, что Эрдоган одинок. И что, на самом деле, типологически политиков, близких Эрдогану, в мире нет (в Европе, я имею в виду, и в США). А Путин есть. Поэтому я не удивляюсь, что он делает такой жест и хочет вернуть отношения.

И.Воробьёва― Вам не кажется, что российская внешняя политика тоже за пару месяцев, может быть, последних несколько изменилась? Все стали нормально разговаривать, Сурков с Нуланд, Лавров с Керри, риторика стала какая-то более мягкая. Когда референдум прошел в Великобритании, начали поговаривать, что вот это вот самый главный по санкциям, сейчас всё будет хорошо. Правда же, какое-то движение такое началось?

К.Ремчуков― Ну, я не ощущаю этого. Вы ощущаете – хорошо. Я просто не вижу. Это обычная вещь. Раз в сколько-то месяцев Сурков встречается с Нуланд. Все американцы заканчиваются сроку Обамы. Американцы при всей слабости, скажем, нынешней администрации в вопросах внешней политики, все-таки, это достаточно мощная бюрократическая машина. Если принимает какое-то решение, то будет стремиться его исполнить.

Минские соглашения. Надо их исполнять. Поэтому инструментально должны смотреть, что мы можем исполнить. Мы не являемся противниками Минских соглашений. Американцы хотят посмотреть. Кажется, до американцев дошла версия Путина по поводу Минских соглашений относительно постоянных изменений в Конституцию Украины относительно статуса Донецка и Луганска. Наконец-то. И мне кажется, что это тоже является фактором.

Если до этого вот это временное изменение в Конституции, которое Порошенко принял, считалось реализацией Минских соглашений. Когда Путин обратил внимание на то, что это временно (сегодня есть, завтра этого не будет), значит, Минские не исполняются. Вот, американцы начинают воздействовать. Германия тоже хочет, чтобы это исполнялось. Олланд тоже хочет, и французская сторона часто выступает за то, чтобы смягчать санкции.

То есть в этом смысле ситуация меняется, но мне кажется, что это обычная история такая. Хотя, мы харахоримся больше, чем надо, что санкции ничего там не оказывают никакого влияния, мы видим, что оказывают.

И.Воробьёва― Ну, уже понятно, что оказывают.

К.Ремчуков― Ну да. Нет, ну, имеется в виду, что это такая вот четко ориентированная пропагандистская риторика на простых людей. Ну, мы же выжили, ну, у нас же всё нормально. Ну, можно считать, нормально, но ВВП падает. По-прежнему падает, как бы там ни говорили. Но оно будет падать как минимум до конца этого года. 2017-й год – может быть, начнется какой-то рост.

18 месяцев подряд падают реальные доходы населения. Никогда с 1998 года 18 месяцев подряд реальные доходы населения в стране не сокращались. Они сейчас сокращаются. Инвестиции, сами знаем, как сокращаются. Прямых иностранных инвестиций вообще почти нет (а с ними приходят технологии и управленческие решения, и так далее).

То есть в этом смысле если провести такую декомпозицию нашего здоровья, то выясняется очень много серьезных проблем. Поэтому в этих условиях, конечно, надо искать какие-то возможности для того, чтобы… Вы слышали сами, «поэтапное снижение в зависимости от пунктов».

И.Воробьёва― Константин Вадимович, как вы считаете, что случилось с Никитой Белых? Вот, мы все видели, что опубликовал Следственный комитет. В чем там дело, на самом деле?

К.Ремчуков― Я не знаю, на самом деле, поскольку у меня нет, собственно, инструментария проверки. Значит, первое. Никита взял взятку, как утверждает Следственный комитет – это одна из версий. Второе, Никита не брал взятку, но брал деньги, которые брал во внебюджетные фонды для решения каких-то проблем. Я склонен в это верить, поскольку я знаю… Мы не дружны с Никитой были, но я его знаю и отношусь с симпатией. И слишком вопиюще по безрассудству было бы прийти в ресторан и брать взятки. Вот.

В таких случаях, как говорится, резонансных случаях очень важно обеспечить впечатление, ощущение, а, самое главное, реальность беспристрастного, независимого судебного расследования.

Вот, когда сегодня мы узнаем, что адвокат Белых не получает к нему доступ, вот тут начинает возникать вопрос. Потому что мне кажется, одна из характеристик справедливой судебной системы в том, что человек, которого обвиняют в чем-то (любое обвинение), должен обладать абсолютно всеми возможностями для защиты. Использование адвокатов, использование трех адвокатов, пяти адвокатов, подобрать свидетелей, которые будут свидетельствовать в твою… То есть, вот, перечень вещей, которые можно отнести к принципам независимой и справедливой судебной системы, у меня в голове есть. И я всегда по нему сверяю. Он говорит «А вот еще вот это посмотрите. А вот еще вот этот разговор мой. А вот это». И всё приобщается к делу. Тогда судья, вооруженный абсолютно… Но в этом смысле судья должен, как бы, давать возможность обвиняемому, поскольку он понимает, какие последствия, если этот человек будет осужден. Это не просто годы, может быть, десятилетия, проведенные в застенках, это еще и конец репутации, карьеры и всего хорошего, что в жизни было.

Поэтому не пускать адвоката либо подпускать адвоката, который под рукой находится… Многие люди…

И.Воробьёва― В смысле назначенного?

К.Ремчуков― Ну да. Многие люди, вот, когда нет адвоката, тут же появляется из кустов адвокат какой-то и говорит «Давайте я буду адвокатом», потому что человек не может до своего дозвониться или своего нет, да? Потом вы этого адвоката, который появился из кустов, вы не можете его из дела… Как правило, очень сложно его оттуда выкурить, вытурить.

А что такое, если этот адвокат так или иначе связан со следствием? Значит, он будет знать всю стратегию защиты, он будет знать аргументы. То есть, ну, вы имеете фактически в логове у себя человека, который работает против вас, хотя, статус у него – адвокат.

Поэтому я считаю, что именно из-за резонансного дела с большими политическими последствиями, потому что вы понимаете, что, ну, как бы, Никита ассоциируется с либерально-демократической частью. Скажут «Ну вот. Вот ваш губернатор. Ну и чего? Чем он лучше Хорошавина какого-нибудь?» Вот.

Поэтому я всячески призываю и власть, ту, которая курирует силовые органы, и сами силовые органы, и судебную систему создать все условия для того, чтобы Белых… Ну, я думаю, это касается вообще всех заключенных, против которых дела, но сейчас мы говорим Белых. ...имел возможность представить свою невиновность. Тогда, если он представит все аргументы и в открытом состязательном процессе всё равно будет доказано, что он виновен, тогда этот вердикт будет восприниматься не как политически мотивированный, а как вытекающий из обстоятельств дела. Вот всё, что я могу сказать.

И.Воробьёва― Как вы считаете, вот если мы абстрагируемся от дела именно Никиты Белых, а посмотрим просто на последние несколько лет, сколько губернаторов и мэров попали под уголовное преследование, неужели, кому-то еще захочется с этой властью сотрудничать, идти, управлять регионом, вытаскивать регион, вкладываться в него, а потом сидеть в тюрьме за это дело?

К.Ремчуков― Насколько я понимаю, вакантных должностей губернаторов и мэров нет. Значит, что-то манит на эту должность.

И.Воробьёва― Ну, интересно, что?

К.Ремчуков― Ну, разное. Это могут быть и амбиции, и честолюбие, и руководство, и манипулирование большими финансовыми потоками, и какие-то еще вещи. То есть это в разном случае разное, но именно из-за того, что нет дефицита кандидатов на все эти должности, мне кажется, что никакие посадки не ограничивают число желающих порулить на любом исполнительном уровне власти.

И.Воробьёва― Я напомню нашим слушателям, что это особое мнение Константина Ремчукова. Еще одна тема, которая со вчерашнего дня активно развивается, это когда ФСБ пришли с обысками в Библиотеку Маяковского из-за открытых диалогов, проекта «Открытая библиотека». Решается вопрос о заведении уголовного дела на одного из организаторов этого проекта, Николая Солодникова. Именно ФСБ проводили обыски, и там какой-то страшный скандал. Понятно, что Открытые диалоги лишились площадки. За что так Открытую библиотеку? Ведь, говорят, что вот, мол, Николай Солодников, чего ж вы в Латвию-то так часто ездите? Зарплату получаете, а в Латвию ездите. Это какие-то…

К.Ремчуков― А что?.. Я просто не совсем в курсе. Что вменили в вину-то?

И.Воробьёва― Пока ничего нет. Пока еще нет уголовного дела. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Но в ФСБ уже провели обыски, а, соответственно, Открытые диалоги лишились площадки в Библиотеке Маяковского.

Но тем не менее, смотрите, ФСБ проводит обыски и начинает рассказывать нам о том, что Николай Солодников, мол, много времени в Латвии проводит. Это что? Это наезд на именно вот этот вот формат, когда в Питере в открытом доступе для всех приезжали очень разные люди и говорили на очень разные политические темы? Или это просто неприязнь именно к Николаю Солодникову, там, и Кате Гордеевой, его супруге, которые переехали в Латвию, но здесь продолжают что-то делать?

К.Ремчуков― Давайте, вот, любую версию я поддержу. Я совсем не в курсе. Я не знаю этих людей и я не видел, что им вменяют. Площадка закрыта для Диалогов.

И.Воробьёва― Пока ничего не вменяют.

К.Ремчуков― Нет, ну, вы говорите, из-за того, что ездят в Латвию. Разве у нас можно из-за того, что кто-то ездит куда-то?..

И.Воробьёва― Об этом у меня к вам вопрос: а неужели, мы к этому же не пришли?

К.Ремчуков― Нет. Ну, надо же знать. Можно погадать, можно пофантазировать. Я просто. Если в обвинении будет, что, вот, чувак ездит в Латвию, а тут руководит площадкой. Они же… А другой человек может вести Открытые диалоги, если в Латвию не ездит? Ну, просто по смыслу?

И.Воробьёва― Ну, может, наверное.

К.Ремчуков― Ну, наверное, может. Значит, тогда надо сузить круг подозреваемых до того, что это какие-нибудь иностранные агенты. Просто я не владею информации, а сочинять не моя стихия. Я не могу сочинить вам что-то такое.

Площадка сама может существовать в Питере Открытых диалогов?

И.Воробьёва― Ну, если найдет место, то, конечно.

К.Ремчуков― Если не в этой библиотеке, да?

И.Воробьёва― Если место найдет.

К.Ремчуков― То есть к самим этим спорщикам нету?..

И.Воробьёва― Там нет спорщиков. Пока организаторам не предъявили никакое обвинение. Но решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

К.Ремчуков― Ну, то, что ФСБ, это всегда очень серьезно, потому что ФСБ – это намного более серьезная организация и, как бы, она связана с государственной безопасностью. Поэтому уровень ФСБ – он всегда подчеркивает, ну, какую-то августейшую отмашку.

И.Воробьёва― Сегодня ФСБ еще и к Российскому авторскому обществу приходила. Чего-то они зачастили. И Никиту Белых тоже ФСБ арестовывала. Как-то у них много работы в последнее время.

Если говорить о футболе… Вот, мне очень хочется вас про футбол спросить, особенно про Чемпионат Европы, понятное дело. Ну вот просто сегодня…

К.Ремчуков― Сейчас вот все смотрят Италия-Испания, да?

И.Воробьёва― Нет, неправда. Сейчас все слушают наш эфир, не надо. Все слушают наш эфир, а потом побегут смотреть футбол Италия-Испания и я не знаю… А за кого вы там будете болеть, кстати говоря?

К.Ремчуков― За Италию.

И.Воробьёва― За Италию? Ладно. Дело в том, что сегодня по поводу футбола выступила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она сказала, что выступление российской сборной на Чемпионате Европы показало, что в стране необходимо реформировать систему спортивной подготовки. Как вы считаете, это правда от системы спортивной подготовки зависит то, как выступает наша сборная на чемпионатах?

К.Ремчуков― Ну, это от многого зависит, как выступает сборная. Физическая подготовка – очень важный фактор. Наши игроки очень слабы физически. Я не знаю, почему так. Я много думал, я видел. Никто не в состоянии (молодые люди) играть в режиме Английской Премьер-лиги две игры в неделю на пределе сил. И даже самые наши звездные звезды 2008 года, которые оказались в Премьер-лиге (Аршавин, Павлюченко, Билялетдинов и Жарков) не удержались там по этому фактору, что лежит в основе.

Это была ситуационная вещь, конец 80-х – 90-х, плохая структура питания у этих детей и это отразилось сейчас? Что это?

Вторая вещь – она связана, конечно, с тактикой, потому что весь сезон команда Ростова, которая была укомплектована существенно слабее всех лидеров, благодаря тактике, которую Бердыев построил с тремя центральными защитниками, компенсировала недостаток вот то, что вы говорите спортивной подготовки.

Физические данные там… Цезарь Навас, центральный защитник – 37 лет, абсолютно неподвижный. Но он делает 3 центральных защитника, 2 осмысленных полузащитника, которые в состоянии давать остро в пас и 2 нападающих впереди, которые убегают. Ростов дернул Зенит 3:0, ЦСКА 2:0, Спартак 2:0, Локомотив 2:1. Один раз во втором круге Бердыев подумал, что Мордовия, в которой бастовали игроки (не платили зарплату и не тренировались), он на последнем месте. Ростов – на первом. Они приехали в Мордовию, и он сыграл тактически по-другому – не с тремя центральными защитниками, а вот как первым номером, как Слуцкий предложил первым номером, да? И Ростов проиграл, это стоило ему золотых медалей, потому что именно этого Наваса, который герой Чемпионата был фактически, дважды он совершает ошибки, его обыгрывают. Значит, тактика!

Когда ты знаешь четко функциональные спортивные возможности своих игроков, на первое место выходит тактика. Как играла Италия против Бельгии? Бельгия вчера раскатала венгров 4:0, да? Италия фолила сразу: она понимала, как быстро бегут эти молодые ребята во главе с Азаром и де Брюйне. Они сразу фолят, откатывают назад. Они не дали ни одной атаки совершить.

Поэтому тактика тренера на европейском уровне в состоянии компенсировать недостатки физической подготовки.

И.Воробьёва― Ну что, нам нужен новый тренер?

К.Ремчуков― Да, конечно.

И.Воробьёва― Кто?

К.Ремчуков― Ну, для меня, вот, Бердыев бы по этим параметрам – он бы соответствовал, безусловно. Но мне жалко его из Ростова отдавать, я очень хочу, чтобы Ростов стал чемпионом.

И.Воробьёва― Вот, говорили, что Хиддинк готов опять вернуться.

К.Ремчуков― Гус очень хороший человек, но мне кажется, что он как раз тактически не очень силен. Я с ним несколько раз беседовал. Он считает, что большие мастера сами придумывают себе тактику, он не занимается тактическими занятиями. А в современном футболе это почти конструируемая игра, если ты слабее. Ты должен просто сконструировать.

Гус – он эмоционально великолепный человек, он сплотит команду, всё. Но там он оставит импровизацию. А если не будет человека с техникой Аршавина импровизирующего, то ничего не получится.

И.Воробьёва― Вот нам тут пишут, ну, по-честному так пишут, что слушают «Эхо Москвы», а картинкой, все-таки, смотрят матч.

К.Ремчуков― Молодцы. Какой счет пусть скажут лучше.

И.Воробьёва― Ну, пока вроде не открыли.

К.Ремчуков: 0―0?

И.Воробьёва: 0―0, да, пока говорят. Ну что ж, спасибо большое. Мы тоже пошли смотреть футбол. Главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков был сегодня в «Особом мнении».

К.Ремчуков― Спасибо вам.


статьи по теме


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Посольство РФ в Молдавии внимательно отслеживает динамику политического процесса в республике

Посольство РФ в Молдавии внимательно отслеживает динамику политического процесса в республике

0
452
Рост ВВП в третьем квартале 2019 года ускорился до 1,7% в годовом сравнении

Рост ВВП в третьем квартале 2019 года ускорился до 1,7% в годовом сравнении

0
557
Фигурант "московского дела" Мартинцов останется под стражей по решению Мосгорсуда

Фигурант "московского дела" Мартинцов останется под стражей по решению Мосгорсуда

0
536
Европа идет на обострение c Россией

Европа идет на обострение c Россией

Виктория Панфилова

Ашхабад и Брюссель разрабатывают "дорожную карту" энергетического сотрудничества

0
4605

Другие новости

Загрузка...
24smi.org