1
4744
Газета Политика Печатная версия

03.07.2019 20:34:00

Запрограммированная трагедия в Баренцевом море

В борьбе за живучесть подводных лодок остаются системные проблемы

Максим Климов

Об авторе: Максим Александрович Климов – капитан 3 ранга запаса.

Тэги: вмф, северный флот, пожар, моряки


вмф, северный флот, пожар, моряки В Мурманске возложили цветы к Мемориальному комплексу «Морякам, погибшим в мирное время». Фото РИА Новости

1 июля в результате пожара на одной из атомных глубоководных станций (АГС) Северного флота героически погибли 14 старших офицеров ВМФ России, в том числе семь капитанов 1 ранга и два Героя России. Это беспрецедентный случай даже для военного времени, не говоря уже о мирных буднях. И в первую очередь это трагедия для их близких. Никто и ничто не заменит им отца, мужа, сына. Искренние им соболезнования, а погибшим подводникам – вечная память. Точные обстоятельства этой катастрофы мы скорее всего узнаем не скоро, а может, и не узнаем вовсе. Но определенные выводы сделать уже можно.

Следует еще раз подчеркнуть: практически одновременная гибель 14 опытных офицеров-подводников (значительной части экипажа АГС) – случай, безусловно, чрезвычайный. Несмотря на крайне сложные задачи, решавшиеся подводными аппаратами Главного управления глубоководных исследований (ГУГИ), гибели людей удавалось избегать. В значительной мере это было следствием высокого уровня подготовки экипажей специальных глубоководных средств ГУГИ. И вот сейчас случилась трагедия.

Многие критикуют руководство Министерства обороны и других государственных органов за дозированную подачу информации о катастрофе и подвергают сомнению те сведения, которые до СМИ все же доходят. Однако во всех странах служба в подводных силах считается «тихой службой», а информация, предоставляемая СМИ, тщательно дозируется. Это касается и аварийных происшествий, и тем более катастроф. Ну а подробности отдельных инцидентов, «утекающие» в прессу (например, столкновение американской атомной многоцелевой подлодки «Сан-Франциско» с подводной горой в январе 2005 года), являются лишь исключениями из правила. В этом плане один из самых ярких примеров жесткого закрытия информации по авариям подводных лодок (ПЛ) на Западе – столкновение в феврале 2009 года в Атлантике английского и французского стратегических подводных ракетоносцев, в результате чего обе субмарины получили тяжелые повреждения. Поэтому было очевидно с самого начала, что по событиям, имевшим место 1 июля с.г., у нас также будут предприняты жесткие меры по закрытию информации, и это вполне обоснованно. Однако, на взгляд автора, имеет смысл рассмотреть ряд уже прозвучавших в СМИ подробностей, тем более что они касаются критических проблем наших подводных сил. Проблем, длительное время не решаемых.

Все началось, судя по всему, с сообщения на сайте издания «Североморск Life». Позже оно было удалено, но его приводит ресурс «Без формата»: «Ночью, что-то произошло на подводной лодке в Североморске. Есть информация о взрыве и пожаре. Сообщается о нескольких погибших. С ликвидацией возгорания справились самостоятельно.

Как SeverLife.ru рассказал источник на условии анонимности в одном из подразделений Северного флота, пострадавших доставляли в госпиталь. Всего больше 10 человек.

Другой источник утверждает, что от 10 до 14 человек погибли и пострадавших около 5. Двое из них в реанимации.

Еще один источник отметил, что госпиталь готовился встречать большое количество пострадавших. Это сообщили в редакцию в районе 23 часов».

Позже на сайте РБК со ссылкой на источник издания в силовых структурах появилась информация о том, что «ЧП произошло 1 июля около 20.30 мск на спускаемом аппарате глубоководной атомной подлодки проекта 10831 (также известного как «Лошарик»), погиб штатный экипаж этого аппарата».

137-2-1_t.jpg
Атомная подводная лодка «Подмосковье».
Фото с сайта www.star.ru
В свою очередь, ближе к вечеру на сайте «Газеты.Ru» было указано: «Причиной пожара на подлодке, в результате которого погибли 14 моряков, стало, по данным «Газеты.Ru», короткое замыкание. Уточняется, что замыкание произошло в электрических сетях атомной глубоководной станции в ходе выполнения специального задания. Также стало известно, что инцидент произошел на научно-исследовательском глубоководном аппарате, который представляет собой атомную глубоководную станцию проекта 10831. Ее бортовой номер – АС-31, а не АС-12, как сообщалось ранее. Всего на станции находились 25 членов экипажа, 14 погибли при отравлении продуктами горения».

Иную версию событий изложили журналисты ресурса «Открытые медиа»: «Пожар, в котором погибли 14 моряков, произошел точно не на глубоководном аппарате, рассказали «Открытым медиа» два источника на Северном флоте ВМФ. Авария случилась на атомной подводной лодке БС-64 «Подмосковье», рассказал один из них. Другой наш собеседник подтвердил, что авария произошла не на глубоководном аппарате, а на его носителе – обычной атомной подводной лодке».

И наконец, вечером 2 июля в ходе встречи президента России Владимира Путина и министра обороны РФ генерала армии Сергея Шойгу прозвучала официальная информация, в том числе с указанием точного количества и категорий погибших: «Сергей Кужугетович, это необычное судно, мы с вами знаем, это научно-исследовательское судно, экипаж высокопрофессиональный. В соответствии с вашими предварительными докладами из 14 погибших семь – капитаны 1 ранга, двое – Герои России. Это большая потеря для флота, да и вообще для армии. Приношу самые искренние соболезнования семьям погибших. Нужно сделать все для того, чтобы оказать им помощь и поддержку. Прошу вас выехать в Североморск, для того чтобы лично заслушать доклады и нацелить комиссию на безусловное выявление причин этой трагедии. Прошу вас по возвращении доложить мне лично».

Какие же выводы можно сделать на основе этой и другой информации, размещенной на различных ресурсах и опубликованной многими СМИ?

Во-первых, вполне очевидно, что сама авария случилась действительно на борту АГС (ибо только они имеют полностью офицерские экипажи), которая в этот момент скорее всего была состыкована с носителем – атомной подлодкой «Подмосковье», отсюда и упоминание последней.

Второе, что необходимо отметить: близкая по времени гибель такого количества человек от отравления (очевидно – угарным газом), безусловно, факт исключительный. Возможно такое только в том случае, если личный состав АГС был без индивидуальных средств защиты, не успел ими вовремя воспользоваться или же они вышли из строя. В частности, если речь идет о портативных дыхательных аппаратах (ПДА), которые сами по себе очень надежны, при включении в них мог произойти резкий скачок давления (например, разгерметизация систем воздуха высокого давления), вследствие чего ПДА могли утратить свою работоспособность.

В любом случае столько погибших высококлассных профессионалов почти одновременно – это абсолютно ненормально, это явный признак серьезных системных проблем в нашем подплаве, в том числе в сфере подготовки по борьбе за живучесть (БЗЖ).

В ходе реформ, происходивших в военном ведомстве до того, как его возглавил генерал армии Сергей Шойгу, была разрушена структура Главкомата ВМФ, что в числе прочего привело к резкому ослаблению уровня подготовки экипажей. Но для того, чтобы решать проблемы, их нужно видеть и не бояться вскрывать. Однако с некоторых времен у нас проблемы «закончились». Их нет просто потому, что «их не может быть», настолько у нас «все хорошо». В итоге сложилась ситуация, когда необходимо внимательно «осмотреться в отсеках» и наконец-то увидеть, признать и начать устранять имеющиеся серьезные проблемы.

Риск – это неизбежный элемент службы подводника. Но этот риск должен быть оправданным и объективно обусловленным только «неизбежными на море случайностями», а не системными проблемами подводного кораблестроения и подготовки экипажей по БЗЖ.

И последнее, о чем хотелось бы сказать.

В связи с недавними событиями в некоторых СМИ стали проводиться параллели с «Курском». Причем параллели эти проводятся под «политическим углом», то есть предпринимаются попытки использования этой трагедии для достижения определенных политических целей. Такая позиция не только аморальна, она уже имела крайне негативные последствия в части взаимоотношения власти и СМИ.

Говоря о случившемся 1 июля, нужно четко понимать: речь идет о наших Вооруженных силах, о нашем флоте, о наших людях, которые стоят на защите нашей с вами страны. И здесь нет и не может быть места для каких-либо «политических дивидендов». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Применение США обедненного урана в боеприпасах

Применение США обедненного урана в боеприпасах

Михаил Растопшин

0
1481
Три птицы на льду

Три птицы на льду

Владимир Цмокун

Играли «Сокол» и «Чайка», а победил «Белый аист»

0
378
Атомная подводная лодка «Кузбасс» провела торпедную атаку субмарины условного противника

Атомная подводная лодка «Кузбасс» провела торпедную атаку субмарины условного противника

Николай Воскресенский

0
981
Украинских моряков лишили нижнего белья? (+ВИДЕО)

Украинских моряков лишили нижнего белья? (+ВИДЕО)

Андрей Рискин

Почему нельзя идти на «керченский прорыв» без двух десятков трусов

0
1308

Другие новости

Загрузка...
24smi.org