0
922
Газета Печатное дело Печатная версия

04.09.2018 17:00:00

Благочестивые каратели

Заметки на полях книги о палачах Хатыни

Тэги: хатынь, бабий яр, 118 батальон, григорий васюра, андрей шептицкий, андрей мельник, степан бандера, оскар дирлевангер, грекокатолики


хатынь, бабий яр, 118 батальон, григорий васюра, андрей шептицкий, андрей мельник, степан бандера, оскар дирлевангер, грекокатолики

hat-t.jpg
Убийцы Хатыни.
118-й украинский батальон
охранной полиции в Белоруссии:
Сборник документов/
Сост. И.А. Валаханович, А.Р. Дюков,
Н.В. Кириллова, В.Д. Селеменев.
– М.: Пятый Рим, 2018.
– 480 с.

«22 марта 1943 года каратели окружили белорусскую деревню Хатынь, расположенную неподалеку от дороги Логойск–Плещеницы. Все население деревни было согнано в большой колхозный сарай; после этого здание было облито бензином и подожжено. По пытавшимся выбраться из горящего сарая людям стреляли. В огне погибли 149 жителей деревни, в том числе 75 детей. После этого деревня была полностью уничтожена». Так начинается предисловие к книге «Убийцы Хатыни. 118-й украинский батальон охранной полиции в Белоруссии».

Это сборник ранее не публиковавшихся в России документальных свидетельств борьбы нацистских оккупантов с партизанами. Книга начинается с донесения окружного начальника жандармерии лейтенанта Гюртцеля о проведении накануне православного Рождества 1943 года в деревне Чмелевичи Борисовского района Минской области карательной экспедиции против партизан из бригады Василия Воронянского. В акции помимо немецких жандармов и вспомогательной полиции из местного населения участвовали 115 служащих 118-го батальона шуцманшафта (охранной полиции).

Приведенные в «Убийцах Хатыни» свидетельства говорят, что шуцманы (служащие) из 118-го батальона прибыли в Белоруссию из Украины. В немецких документах батальон называется «украинским», уцелевшие во время акций жители Белоруссии дали показания, что каратели говорили с украинским акцентом. Командовал уничтожением Хатыни начальник батальонного штаба Григорий Васюра – бывший офицер Красной армии, согласившийся работать на немцев после недолгого пребывания в лагере для военнопленных. Васюру расстреляют только в 1987 году. Суд над обер-палачом, как и ранние процессы по «делу Хатыни», должен был создать видимость, что Хатынь сожгли немцы, а не коллаборационисты – украинцы. Ведь Васюра был ударником коммунистического труда, с удостоверением ветерана Великой Отечественной войны и «лаврами» узника ГУЛАГа, куда он попал после войны и был амнистирован после смерти Сталина. Первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий боялся, что открытость «хатынского дела» развенчает идеологему о советской дружбе народов и подорвет доверие народа к партии. Установку Щербицкого насчет Хатыни полностью поддержал митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Денисенко).

К сожалению, формат книги не позволил дать религиозной предыстории уничтожения Хатыни. 118-й полицейский батальон вырос из «Буковинского куреня» – созданного в августе 1941 года боевого крыла той фракции Организации украинских националистов (ОУН), которая пошла за Андреем Мельником, а не за Степаном Бандерой. Мельник, на чьих руках кровь жертв Бабьего Яра, судя по воспоминаниям современников, был очень религиозным человеком. Будучи в Первую мировую войну офицером австро-венгерской армии, Мельник сблизился с главой Украинской грекокатолической церкви (УГКЦ) митрополитом Андреем Шептицким, стал его духовным сыном. Супруга лидера ОУН Софья Мельник – дочь спонсора УГКЦ банкира Степана Федака. Ее супруг не без помощи тестя и своего духовного отца возглавлял одно время управление делами УГКЦ.

Помощник главы УГКЦ архиепископ Иоанн Бучок так высказался о «родоначальнике» палачей Хатыни: «Мельник – наилучший человек, какого украинцы заслужили иметь своим вождем. Трудолюбивый, набожный – мало говорит, много делает». В июне-июле подручные набожного Мельника разослали по всей оккупированной Украине листовки вроде «Смерть жидовским прихвостням – коммунобольшевикам!». Итогом стали так называемые дни Петлюры – массовое истребление евреев, поляков, русских и сочувствующих советской власти украинцев. После взятия немцами Киева 19 сентября реки крови залили Бабий Яр.

В 1942 году Буковинский курень влился в 115-й и 118-й полицейские батальоны и был откомандирован для карательных акций в Белоруссии. К старому костяку батальонов, где были сплошь украинские националисты-грекокатолики, к тому времени прибавились предатели из военнопленных украинцев или тех, кто в плену выдал себя за украинца. Кроме Васюры, в числе таковых был Василий Мелешко. «Кадровый советский офицер и форменный садист, буквально шалел от запаха крови», – рассказывал о Мелешко Васюра. Вчерашние советские граждане в палаческом рвении старались не отставать от шефов, а порой и умудрялись их перещеголять. Отметим, что в шутцманшафтах служило немало верующих грекокатоликов, в том числе и духовного звания. Месяц спустя после Хатыни, в конце апреля 1943 года, каратели влились в состав новообразованной дивизии СС «Галичина». Штандарты «Галичины» благословлял лично Шептицкий.

В истреблении Хатыни карателям помогали «священники» другого рода – эсэсовцы под командованием Оскара Дирлевангера. Никакой иронии здесь нет. Кроме немецких уголовников к Дирлевангеру вербовались заключенные концлагерей других категорий, включая бывших или даже действующих лиц духовного звания. Подручные Дирлевангера залили Белоруссию кровью, как позже они утопят в крови Варшаву. Опубликованные в «Убийцах Хатыни» документы свидетельствуют, что роль дирлевангеровцев в хатынской трагедии была скорее вспомогательной.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Загрузка...
24smi.org