0
1751
Газета НГ-Сценарии Печатная версия

24.11.2009

В деревню, к тетке, в глушь

Наталья Зубаревич

Об авторе: Наталья Васильевна Зубаревич - профессор МГУ, директор региональных программ Независимого института социальной политики.

Тэги: кризис, регионы

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"


кризис, регионы Промышленность Калужской области росла благодаря новым заводам.

Оптимисты говорят, что кризис достиг дна и экономические показатели начали двигаться вверх. Пессимисты, они же хорошо информированные оптимисты, говорят, что «снизу» еще могут громко постучать. Обе стороны для доказательства своей правоты оперируют цифрами. Но все же диагностику, на которой основывается любой сценарий, лучше делать, не жонглируя цифрами, а анализируя их. Попытаемся произвести этот анализ, чтобы понять – начался ли выход из кризиса, где и как именно это проявляется. Географическое «где» особенно важно, ведь население не может жить в «среднем показателе по России», оно живет в регионах.

Промышленность

Тенденции выявляются при сравнении статистики за 2009 и 2008 годы. Данные Росстата показывают, что динамика промышленного производства в сентябре 2009 года была позитивной, спад сократился до –9,5% по отношению к сентябрю 2008 года (в августе было –12,6%). Однако устойчивой тенденции улучшения в течение нескольких месяцев нет: показатели августа были хуже, чем июньские-июльские. А в октябре спад составил уже 11,2% в годовом выражении.

В региональной картине динамики промышленности преобладают позитивные тренды. Явственно обозначился выход из острой фазы кризисного спада экономически развитых регионов с диверсифицированной структурой промышленности – Красноярского и Пермского краев, республик Башкортостан и Татарстан, Белгородской области. Только в Самарской области с большой долей автопрома уже полгода сохраняется сильный промышленный спад – до –30–40% к предыдущему году. Быстрее выходят из кризиса «первопроходцы» – регионы металлургической специализации (Кемеровская, Вологодская, Липецкая области), в которых кризисный спад начался год назад и в декабре–январе достигал –30–38%. Постепенно улучшается ситуация в аграрных регионах юга с высокой долей пищевой промышленности, для нее расширился рынок сбыта после девальвации рубля. Наиболее устойчиво промышленное производство в основных нефтедобывающих регионах, а Сахалин и Ненецкий АО продолжают быстро расти, ведь фонтаны новых месторождений нельзя заткнуть кризисом. Не спеша выходят из сильного спада, превышавшего средний по стране, регионы «Газпрома» – Ямало-Ненецкий АО и Астраханская область. Нереформированная газовая монополия оказалась значительно более уязвимой по сравнению с высококонкурентной нефтяной отраслью. Все вышеперечисленные регионы – наиболее крупные по объему промышленного производства, они и задают общероссийскую динамику.

К негативным тенденциям можно отнести сильный и застойный спад в регионах с машиностроительной специализацией – до –25–30% в Ульяновской, Нижегородской, Орловской, Владимирской, Ярославской областях. Перспективы их развития неочевидны, новый кризис, как и в 1990-е годы, стал инструментом «прополки» низкоконкурентного российского машиностроения, в том числе автопрома. Но и конкурентоспособным производствам приходится несладко: промышленность Калужской области росла наперекор кризису дольше, чем во всех машиностроительных регионах, но с мая 2009 года и она начала стремительно падать (до –35% к сентябрю 2008 года), так как сокращение спроса на автомобили затронуло новые сборочные заводы западных компаний. Промышленность двух крупнейших агломераций страны (Московской и Санкт-Петербурга) тяжелее переживает кризис из-за более сильной зависимости от подорожавшего импортного пищевого сырья, высокой стоимости рабочей силы, спада потребления населения и строительства. Пищевая отрасль и производство стройматериалов вынуждены будут снижать издержки, а машиностроение – сворачиваться. Ленинградская область выдержала испытание кризисом без заметного спада; но федеральные города выйдут из текущего кризиса более «постиндустриальными». В первом полугодии не было спада промышленности на Дальнем Востоке – по той причине, что его промышленность ослаблена кризисом 1990-х годов. Однако чудес не бывает, и с лета спад постепенно распространяется и на самую удаленную часть страны. В итоге баланс получается такой: в крупных экспортно-промышленных регионах пик спада пройден, но регионы импортозамещения пока лежат на дне. Наиболее велики риски длительной депрессии для регионов российского машиностроения, особенно автопрома.

Инвестиции

Инвестиции все сильнее падают. Объем инвестиций (данные по крупным и средним предприятиям) за восемь месяцев 2009 года сократился на 12% к аналогичному периоду 2008 года, за семь месяцев – на 11%. Региональные различия очень велики и нередко обусловлены политическими, а не экономическими факторами. В Приморском крае ускоряется подготовка саммита АТЭС-2012, поэтому инвестиции выросли в 2,8 раза. Инвестиции росли почти в четверти регионов России, среди которых приоритетная по политическим причинам Чечня, Краснодарский край, где ведется подготовка Олимпиады в Сочи. Рост сохранился и в регионах разработки новых нефтегазовых месторождений (республики Коми, Якутия, Красноярский край), транспортировки нефти (Мурманская область), строительства новых автосборочных предприятий (Калужская, Ленинградская области). Но почти в 60% регионов снижение инвестиций было более сильным по сравнению со средним показателем по стране, а в каждом восьмом регионе инвестиции сократились примерно вдвое (до 40–60% от уровня 2008 года). Помесячная динамика показывает, что дно инвестиционного спада еще не достигнуто, проблема усугубляется.

Бюджеты

До конца лета сокращались и доходы бюджетов регионов (данных за сентябрь пока нет). Для развитых регионов бюджетоформирующим является налог на прибыль, его поступления за первое полугодие снизились на 41% по сравнению с тем же периодом 2008 года, а за январь–август 2009 года – на 45%, то есть ситуация продолжает ухудшаться. Особенно сильным было сокращение налога на прибыль в экономически развитых регионах: в Челябинской области этого налога теперь почти нет (3% от уровня 2008 года), в Красноярском крае он составляет чуть больше трети, а в Самарской области, Пермском крае и Республике Татарстан – 40–45% от уровня 2008 года. Налог на доходы физических лиц (НДФЛ) также бюджетоформирующий, он более важен для средне- и слаборазвитых регионов. Поступления этого налога более устойчивы, после сокращения на 5% за полугодие они почти вернулись на уровень 2008 года в январе–августе. Но если учитывать инфляцию, то снижение налицо. В целом налоговые и неналоговые доходы бюджетов субъектов РФ снизились за январь–август 2009 года на 18% по сравнению с тем же периодом 2008 года. В предыдущие летние месяцы темпы спада были примерно такими же, и скорее всего дно достигнуто. Лидеры падения (на 20–43%) – наиболее развитые регионы, особенно металлургические и нефтегазодобывающие, а также федеральные города. Но в целом доходы бюджетов регионов снизились только на 5%. Что же удержало их на плаву? Безвозмездные поступления из федерального бюджета – они выросли в полтора раза. Бюджетный кризис не закончился, его просто заливают федеральными деньгами. Как эти деньги расходуются – особый разговор.


Безработица сокращается, но остается высокой.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Долги

Еще одна проблема – долг регионов. Данные Минфина на начало октября 2009 года показывают, что совокупный госдолг субъектов РФ и долг муниципалитетов стал серьезным фактором нестабильности. В Московской области он превышает 55% доходов ее бюджета, область уже неоднократно получала федеральную помощь для возврата кредитов. Долг Республики Татарстан, Калининградской, Ярославской и Калужской областей – 32–37% доходов бюджета, еще в 14 регионах – 20–27%. В действительности долговая нагрузка выше, так как в расчетах использованы данные о доходах консолидированных бюджетов регионов за 2008 год. В 2009 году доходы в большинстве развитых регионов сократились: в Москве – на четверть, в Татарстане и Самарской области – на 11–12%. За исключением Москвы, регионам будет трудно вернуть долги без дополнительной федеральной помощи.

Безработица

Наиболее позитивной вплоть до ноября была динамика безработицы. После резкого роста в первые месяцы кризиса с апреля 2009 года ее уровень снижается. Сокращалась как зарегистрированная безработица, так и безработица, измеряемая по методологии МОТ (с 9,5 до 7,6% за февраль–сентябрь 2009 года). Часть потерявших работу смогла трудоустроиться – но есть и другие причины сокращения. Во-первых, это следствие сезонной цикличности: каждый год в России безработица летом сокращается за счет роста рабочих мест в агросекторе и строительстве, а к зиме ее уровень вновь растет. Во-вторых, показатели не учитывают скрытую безработицу – в России 2 млн. человек заняты неполное рабочее время или находятся в административных отпусках. Федеральные и региональные власти препятствуют увольнению работников, особенно в промышленных моногородах, боясь социального взрыва, поэтому работодатели используют скрытую безработицу как способ снижения издержек в условиях спада производства. С февраля 2009 года этот показатель уменьшился почти на 1 млн. человек, но все равно по масштабам скрытая безработица равна зарегистрированной (2 млн. человек). В-третьих, уровень безработицы снизился благодаря общественным работам, на которых уже занято 1,2 млн. человек; до конца года прогнозируется увеличение этого количества до 1,6 млн. человек. Следует отметить, что большинство занятых на общественных работах не регистрировались в качестве безработных – это разрешено в рамках антикризисной программы занятости. Общественные работы включают уборку территорий городов и предприятий, малоквалифицированную занятость в муниципальных учреждениях с минимальной оплатой за счет средств, выделяемых из федерального бюджета. Очевидно, что такой труд непроизводителен, высвобождаемые работники не повышают свою квалификацию и не осваивают новые профессии. Но это всех устраивает – и российские власти всех уровней, и занятых на общественных работах, и занятых неполное время (скрытая безработица). Все они надеются переждать кризис, ведь он раньше или позже закончится. И пока в федеральном бюджете есть деньги, а у властей – административные способы давления на бизнес, политика поддержки неэффективной занятости не изменится. Разговоры про модернизацию – от лукавого, важнее всего стабильность. Кризисное сжатие российского рынка труда удалось остановить, и не важно, что это сделано с помощью неэффективной занятости!

Статистика безработицы все эти приоритеты четко фиксирует. Региональные показатели зарегистрированной безработицы отражают не столько влияние кризиса, сколько проблемы, существовавшие до его начала. Самый высокий уровень зарегистрированной безработицы сохранился в слаборазвитых республиках с растущим притоком молодежи на рынок труда. Повышенные показатели типичны для востока страны и для депрессивных регионов, где всегда острее ощущался дефицит рабочих мест. Под влиянием кризиса зарегистрированная безработица значительно выросла только в некоторых регионах с сильным промышленным спадом (Кемеровская, Вологодская, Калининградская, Ярославская, Свердловская и Челябинская области, Пермский край). Ее пик, судя по всему, уже пройден, хотя сезонный осенний рост вполне вероятен, но он вряд ли будет значительным. Как и бюджетные проблемы, безработица залита федеральными деньгами, а вдобавок еще и придавлена административным ресурсом.

По расчетам МОТ, безработица также снижается с мая 2009 года. География этого показателя слабо связана с кризисом. Уровень безработицы максимален в слаборазвитых республиках (Ингушетия, Чечня, Тыва, Калмыкия и Дагестан), повышен в удаленных регионах востока и севера. Проблемы рынка труда этих регионов обусловлены давним дефицитом новых рабочих мест. Собственно кризисный спад промышленности усугубил безработицу в депрессивных регионах (Ивановской, Курганской, Псковской, Брянской и Кировской областях) и увеличил ее вдвое только в небольшом числе сильно пострадавших от кризиса регионов (Калининградской, Вологодской и Свердловской областях).

Влияние кризиса на рынок труда регионов лучше отражают показатели скрытой безработицы (неполная занятость и административные отпуска). Эта статистика собирается только по крупным и средним предприятиям и организациям, где работает около половины всех занятых в России – 36 млн. из 69 млн. человек. Про вторую половину – занятых в малом предпринимательстве и в неформальной экономике – мы ничего не знаем. Скрытая безработица максимальна в регионах Поволжья, Урала и Центра с самым сильным промышленным спадом. В Самарской области она достигает 9% занятых (или 17% занятых на крупных и средних предприятиях), в Ульяновской, Свердловской, Челябинской, Ярославской областях – 5–7% занятых (эти цифры также можно удвоить). В перечисленных регионах масштабы скрытой безработицы приближаются к уровню безработицы, определяемому по методологии МОТ. Но все же ситуация улучшается, уровень скрытой безработицы за январь–сентябрь 2009 года сократился с 4,3 до 2,8% от общей численности занятых.

Доходы и потребление

Скрытая безработица приводит к значительному снижению заработной платы. По расчетам Независимого института социальной политики, в период кризиса 1990-х годов для России было типично резкое сокращение реальной заработной платы (в 2,5 раза) по сравнению с темпами спада экономики (менее 2 раз) и снижения занятости (на 15%). Видимо, «особый российский путь» адаптации рынка труда к экономическим кризисам через резкое сокращение заработной платы может повториться в 2009–2010 годах. Пока реальная средняя заработная плата и реальные среднедушевые доходы населения сократились незначительно – на 5% в августе 2009 года по сравнению с августом 2008 года. Но «процесс пошел» – реальные доходы населения снизились в 75% субъектов РФ. Пока более благополучны высокодотационные регионы Южного федерального округа и Дальнего Востока, федеральные трансферты позволяют им обеспечивать выплаты заработной платы бюджетникам, доля которых выше. Бедным в России быть выгодно, особенно в кризис.

Статистику доходов можно дополнить анализом потребления, измеряемого оборотом розничной торговли. Этот показатель сократился сильнее, чем доходы населения, – на 10% в августе 2009 года к августу 2008 года. Быстрее всего снижается потребление в трех группах регионов: в федеральных городах и регионах с крупными агломерациями, в богатых нефтегазодобывающих регионах и в регионах с сильным спадом промышленности. Проще говоря, потребление сильнее сжимается там, где сильнее чувствуется кризис (не только в промышленности, но и в секторе рыночных услуг) или население больше о нем знает и поэтому готовится к худшему, меняя модель потребления в пользу сбережения.

Выводы

Что же в итоге? Анализ кризисных тенденций в экономике, занятости и доходах населения регионов показывает, что средние показатели по России скрывают очень разнородные тенденции на региональном уровне. Кризис начался в регионах экспортной экономики и скорее всего раньше в них и закончится. Инвестиции и доходы региональных бюджетов пока не показывают положительной динамики, за исключением регионов с инвестициями в политические (имиджевые) проекты и в новые месторождения нефти. Снижение уровня безработицы достигнуто за счет поддержки неэффективной занятости, что затрудняет модернизацию рынка труда. Доходы населения и заработная плата продолжают снижаться, и вряд ли этот тренд в ближайшее время сменится ростом. Следовательно, кризис в регионах продолжается, и заявления федеральных властей о выходе из него выглядят преждевременными. И еще – кризис лучше всего пережидать в глуши, в деревне, где глобализация не ночевала, а помидоры нынче уродились. И федеральные трансферты вовремя подоспели.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Миллионер стал фаворитом гонки за председательство в ХДС

Миллионер стал фаворитом гонки за председательство в ХДС

Олег Никифоров

Кандидаты на место преемника Ангелы Меркель начали предвыборную кампанию

0
880
Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Анастасия Башкатова

Российские предприниматели не ощутили пользы от переизбытка денег в казне и резервах

0
2480
Саудовский престол требуют отдать брату монарха

Саудовский престол требуют отдать брату монарха

Игорь Субботин

В королевстве сформировалась новая группа оппозиции

0
1720
О причинах осенних проблем кандидатов власти

О причинах осенних проблем кандидатов власти

Определять повестку федеральных выборов проще, чем региональных

0
1677

Другие новости

Загрузка...
24smi.org