0
2512
Газета Наука Печатная версия

26.12.2007

Эволюционный спринт

Тэги: генетика, геном, развитие, эволюция


генетика, геном, развитие, эволюция Человек прямоходящий (Homo erectus), наш прямой предок, жил от полутора до полумиллиона лет назад. Вот что эволюция делает с человеком!
Источник: gurche.com

Исследователи из Университета Юты – антрополог Генри Харпердинг и эволюционный биолог Грегори Кохран, – которые пару лет назад ошеломили научный мир сенсационным, хотя и спорным, заявлением о том, что евреи-ашкенази умнее всех прочих национальностей по чисто генетическим причинам, снова в центре внимания. Их последняя статья еще не успела появиться в журнале Proceedings of the National Academy of Science, а ее онлайн-версию уже вовсю начали обсуждать. И снова это сенсация с оттенком скандала.

Ученые заявляют, что им удалось найти доказательства того, что генетическая эволюция человека не только не замедляется, как это считалось до сих пор, но, наоборот, по эволюционным меркам относительно недавно получила ошеломительный ускоряющий толчок.

Такой вывод сделан на основании анализов ДНК, взятых у 270 добровольцев – обитателей Европы, Азии и Африки. Изучая специфические вариации генов, так называемые одиночные нуклеотидные полиморфизмы, ученые искали такие участки хромосом, которые за последнее время мутациям не подвергались и, следовательно, возникли совсем недавно. В итоге удалось понять, как менялась в человеческом организме скорость появления новых мутаций за последние 80 тыс. лет. Как утверждает Харпердинг, примененная в эксперименте методика позволяет «отлавливать» генетические изменения, происшедшие в пределах нескольких тысячелетий, а порой и сотен лет.

Выяснилось, что 1800 человеческих генов (то есть 7% от их полного количества) подвержены постоянным и быстрым мутациям. Скорость эволюционных изменений в нашем геноме по какой-то причине начала возрастать 40 тысяч лет назад, а за последние 5000 лет он стал изменяться в 100 раз быстрее, чем когда-либо прежде.

Что представляет собой большинство этих быстроизменяющихся генов, пока неизвестно. Однако, утверждают ученые, достаточно большое количество мутаций в этих генах представляет собой реакцию на какое-то глобальное событие в истории человечества – скажем, изменение диеты при переходе к оседлости и появлению земледелия или возникновение новых болезней, пандемиями проносящихся над континентами.

Уже одно только заявление насчет ускорения эволюции несет на себе налет ереси. Ведь истиной до сих пор считалось совершенно обратное. Естественно было предположить, что, по мере того как жизнь человека облегчалась и его схватка с природой за собственное выживание теряла прежнюю остроту, скорость его эволюции должна была замедляться. Многократно утверждалось, что сегодняшний человек и те существа в шкурах и с каменными топорами в руках, что жили в конце последнего Ледникового периода, суть одно и то же. Изменилась обстановка, шкуры сменились на шубы, топоры на компьютеры и мобильники, а сами-то мы все те же. Но вот оказывается, изменились и мы.

Харпердинг объясняет такую ситуацию рядом причин, из которых главная – резкое увеличение численности человечества. «Чем она выше, – заявляет ученый, – тем большее число мутаций происходит, тем быстрее закрепляются полезные изменения и вытесняются вредные или ненужные». Его коллега Кохран идет еще дальше – он сравнивает историю развития человечества с научно-фантастическим романом, в котором орды мутантов вычеркивают из жизни целые цивилизации, менее приспособленные к новым условиям, занимают их место с тем, чтобы вскоре тоже исчезнуть, уступив его новыми ордам.

Способность человека плодиться и размножаться хорошо известна – за какой-то десяток тысячелетий наша веселая компания из нескольких миллионов человек выросла до шести миллиардов и продолжает множиться почти что по экспоненте. А согласно исследованиям 2002 года, к которым в большой мере причастен и наш соотечественник Лев Животовский из Института общей генетики РАН, 50–100 тыс. лет назад все начиналось вообще с группы численностью менее чем в 2 тыс. человек. Именно эти 2 тыс. переселенцев, попав в Европу из Африки, дали тогда начало современной европейской цивилизации, оставив в каждом из нас свой генетический след.

Сам Животовский в разговоре с корреспондентом «НГ» всерьез комментировать последнюю работу группы Харпердинга и Кохрана отказался, поскольку на тот момент она еще не была опубликована.

«Однако с ходу опровергать что-нибудь из сказанного ими я бы не стал, – подчеркнул он, – поскольку это хорошо известная в научном мире и очень уважаемая команда исследователей. Что же до связи между скоростью эволюции и численностью популяции, то дело обстоит так. Если речь идет о накоплении мутаций и генетического разнообразия, то это и так понятно – чем больше сосуд, тем больше в него можно налить воды, чем больше народу, тем больше количество мутаций и тем быстрее они себя проявляют. Если же речь идет о маленькой группе людей, отделившейся от общей популяции (например, отделился семейный клан, который потом оказался успешным и в будущем вырос в численности), то по чисто случайным причинам в нее могли войти индивиды, которые генетически были редкими в популяции (например, несли какую-либо редкую мутацию).

А теперь группа «одним скачком» стала сильно отличаться от основной популяции. Но потом большая численность все равно будет важна для выживания этой группы».

Если тезис об ускорении человеческой эволюции и сам по себе оказался для многих пусть и не еретическим, но, во всяком случае, несколько подрывающим устои, то одно следствие из этого тезиса может просто шокировать – за такие вещи по нынешним временам и распять могут. Речь о том, что, как заявляют Харпердинг и Кохран, такое почти взрывное эволюционное ускорение привело к росту различий между географически разделенными группами, то есть, грубо говоря, между европейцами, африканцами и азиатами.

Несмотря на то что мир все больше и больше «перемешивается» и становится для миллиардов его обитателей «глобальной деревней», различия между этими группами не нивелируются, как того следовало ожидать, а, наоборот, множатся. Расы и даже национальности эволюционируют и все больше отдаляются друг от друга.

Растут или не растут эти генетические различия, скоро станет известно. Но вот то, что они действительно есть, известно уже несколько лет.

«Мы исследовали эти различия, – рассказывает Лев Животовский, – по 377 признакам ДНК. Они действительно есть – и между разными индивидами, и для средних значений в пределах каждой расы. Но разница между этими средними значениями не превышает 10%. Этого достаточно, чтобы сказать, что расы – это просто большие популяции человека; никакой таксономический критерий не позволил бы выделить их даже в подвид, не говоря о видах. А выявленное десятипроцентное отличие их друг от друга – это обычные генетические различия между популяциями одного вида, наблюдаемые как у животных, так и у растений. Напомню замечательную цитату из Сент-Экзюпери: «Если я чем-то на тебя непохож, я этим не оскорбляю тебя, а, наоборот, одобряю».

Вот о чем речь. Но одно дело, что имеется в виду, а иногда совсем другое – как оно воспринимается публикой. Харпердинг не исключает, что выводы из его нового исследования могут оказаться самыми противоречивыми и провокационными, однако заявляет, что готов к открытому диалогу.

Одновременно с первыми сообщениями об ускорении эволюции появились и другие – в продолжение печально известной октябрьской истории с низвержением главного генетического кумира современности Джеймса Уотсона, нобелевского лауреата, одного из первооткрывателей структуры двойной спирали ДНК, посмевшего заявить, что европейцы превосходят африканцев по интеллекту, и предположившего, что это превосходство предопределено генетически. Напомним, за эти слова, даже без намека на «открытый диалог», к которому готов Харпердинг, кумир мощным пинком возмущенной общественности был буквально сметен со своего пьедестала, фактически изгнан из Лаборатории Колд Спринг Харбор, в которой проработал 39 лет, и закончил свою научную карьеру с клеймом предателя и Расиста Номер Один.

Уже после этого в интернете как отголосок былой славы Уотсона был опубликован его личный геном, о котором много говорилось прошедшим летом. Исландская биотехнологическая компания deCODE Genetics провела анализ этого генома и заявила о наличии у Джеймса Уотсона 16% негритянских генов, иначе говоря, выявила у него предположительное наличие африканского прадедушки.

Сам по себе этот факт ни хорош, ни плох и скорее даже хорош – у Пушкина тоже был в роду африканец. Но в данном конкретном случае он послужил основанием для дополнительного пинка, теперь уже по поверженному кумиру – теперь он уже предатель в квадрате, так как предал расу, к которой и сам причастен на 16%. Глава компании Кари Стефансон заявил: «Очень удивительно было узнать такое о Джиме».

Вспоминают слова Уотсона, сказанные им когда-то одному из своих коллег о том, что «недалеки те времена, когда академии не останется ничего другого, как вернуть политическую корректность политикам».

Как мы видим, эти времена не настали.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


День в истории. 2-4 декабря

День в истории. 2-4 декабря

Петр Спивак

0
2227
В Калмыкии ищут потомков Чингисхана

В Калмыкии ищут потомков Чингисхана

Андрей Серенко

Элиста становится региональным центром генетических исследований

0
4766
Дальний Восток приближают к людям храмами

Дальний Восток приближают к людям храмами

Артур Приймак

0
1725
Антимонопольные меры Московской области дают результат

Антимонопольные меры Московской области дают результат

Георгий Соловьев

Опыт региона в развитии экономической конкуренции признан одним из лучших в России

0
1390

Другие новости

24smi.org