0
2861
Газета Наука Печатная версия

26.04.2011

Эпидемия клеветы. Есть ли противоядие?..(часть 1)

Стеценко Александр

Об авторе: Стеценко Александр Витальевич - Первый заместитель Генерального директора Музея имени Н.К.Рериха.

Тэги: мцр, клевета, шапошникова, наследие

Продолжение:

  • Эпидемия клеветы. Есть ли противоядие?.. (часть 2)

  • И чем идеал выше,

    тем больше псов

    его облаивают.

    Н.К.Рерих

    Минувший 2010 год для Международного Центра Рерихов прошел под знаком празднования 75-й годовщины Пакта Рериха – международного договора «Об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников», направленного на защиту культурного наследия человечества. Символично, что именно в этот год Людмила Васильевна Шапошникова, первый вице-президент Международного Центра Рерихов, генеральный директор Музея имени Н.К.Рериха, была удостоена премии Евросоюза за самоотверженный труд в области сохранения культурного наследия, которую ежегодно вручает всеевропейская организация по сохранению культурного наследия Европы «Европа ностра». Эту высокую награду Людмила Васильевна получила за более чем 20-летнюю самоотверженную работу по сохранению и защите наследия Рерихов в России и воссоздание из руин памятника истории и культуры «Усадьба Лопухиных», в котором разместился общественный Музей имени Н.К.Рериха, также ею созданный.

    Прошедший год был не только годом международного признания заслуг Людмилы Васильевны в сохранении культурного наследия, но и годом нового потока клеветы в ее адрес, развивающегося на фоне попытки ОАО «Издательская группа «Прогресс» через Арбитражный суд Москвы отобрать у МЦР наследие семьи Рерихов, завещанное ему С.Н.Рерихом. Распространяемая клевета в адрес Людмилы Васильевны служила соответствующей информационной поддержкой попытки незаконного изъятия у МЦР наследия, которой авторы этой акции пытались через суд придать законный характер. Таким рупором выступил представитель законодательной власти в лице депутата Государственной Думы А.В.Беднова. И истцу, и депутату не хватило изобретательности. Поэтому и в исковом заявлении, и в письмах депутата четко просматриваются одинаковые обвинения в адрес Людмилы Васильевны: якобы она с группой единомышленников незаконными действиями присвоила переданное в Россию наследие Рерихов. Такое явное подыгрывание незаконным действиям истца свидетельствует не только о заинтересованности депутата в рейдерском захвате наследия, но и о том, что данный процесс был кем-то спланирован. Но, несмотря на все старания депутата, который рассылал свои клеветнические письма президенту страны и членам правительства, ОАО «Издательская группа «Прогресс» было отказано в удовлетворении его исковых требований, так как и абсурдность обвинений Л.В.Шапошниковой, и незаконность требований истца были очевидны.

    Во всей этой истории удивляет даже не то, что время от времени на пути выдающихся деятелей культуры периодически слышен лай клеветы, пытающейся остановить движение героев, продвигающих нашу жизнь по пути совершенствования. История человечества знает множество таких примеров. Возмущает другое – поддержка клеветников со стороны власть имущих. Учитывая, что депутат Беднов является членом фракции партии «Единая Россия» в Государственной Думе, было написано письмо к руководству фракции, в котором была высказана просьба обратить внимание на незаконные действия члена фракции, которые противоречат закону и депутатской этике. Но руководство фракции, не разбираясь по существу поднятого нами вопроса, встало на защиту А.В.Беднова. Так, первый заместитель руководителя фракции А.Н.Чилингаров в письме в МЦР (1) заявил, что депутат А.В.Беднов действует в соответствии с законом РФ, а председатель комиссии ГД по мандатным вопросам и депутатской этике А.И.Гуров полагает, что «оценка действий депутата А.В.Беднова┘ является не вполне корректной» (2).

    Несмотря на переданный нами материал, убедительно доказывающий, что обвинения депутата в адрес Людмилы Васильевны не соответствуют действительности, ни Чилингаров, ни Гуров даже не усомнились в безупречности действий Беднова, который в своем письме на имя президента РФ Д.А.Медведева обвинял Людмилу Васильевну в том, что «картины и архив семьи Рерихов, так же как здание «Усадьба Лопухиных» остались во владении Л.В.Шапошниковой и ее окружения без всяких законных оснований» (3). Данные обвинения, выдвинутые против человека, благодаря усилиям которого в Москве создан и на протяжении почти 20 лет (4) действует общественный Музей имени Н.К.Рериха и который более половины своей жизни посвятил сохранению и популяризации наследия Рерихов, являются просто кощунственными. Специальная комиссия аппарата фракции «Единая Россия», приезжавшая в МЦР, убедилась, что все обвинения Беднова в адрес Л.В.Шапошниковой не имеют под собой никаких оснований. Нам было обещано, что во фракции с депутатом разберутся как следует. Но в итоге получилось как всегда: власть быстро забыла о своих обещаниях, более того проявила заинтересованность в продолжении этой клеветнической кампании против Л.В.Шапошниковой, которая продолжается в России более 20 лет.

    Людмила Васильевна Шапошникова была выбрана мишенью для клеветы сразу же, как только стало известно, что Святослав Рерих решил передать сохраненное им наследие Советскому фонду Рерихов (СФР) для создания в Москве общественного Центра-Музея имени Н.К.Рериха. С этой целью он пригласил к себе в Бангалор (Индия) Людмилу Васильевну для подготовки и вывоза в Россию наследия. Она дала согласие Святославу Рериху стать директором этого музея и выполнить мечту всех Рерихов – создать в Москве общественный Музей имени Н.К.Рериха. Когда работа с наследием по подготовке его к вывозу в Россию завершалась, Святослав Николаевич в начале марта 1990 года получает из США от Д.Энтина, директора нью-йоркского Музея Рериха, сообщение с письмом Д.Попова из Москвы, из которого следует, что «передача наследия Рерихов этому фонду была бы прискорбным фактом, потому что потом все это исчезнет, как в черную дыру». Цель данного письма понятна. Она состояла в том, чтобы убедить Святослава Николаевича не передавать наследие СФР. Многие пытались его получить в свое распоряжение в России. Стремился это сделать и Д.Энтин, который с этой целью использовал письмо Д.Попова. Но Святослав Николаевич не намерен был менять своего решения. К тому времени он, на протяжении 30 лет хорошо знавший Людмилу Шапошникову, был уверен, что она выполнит данные ему обещания, и не ошибся в этом.

    Понимали это и те, кто планировал по-своему распорядиться переданным наследием. Людмила Шапошникова была непреклонна в своих требованиях, добиваясь от руководства страны выполнения воли Святослава Николаевича по созданию в Москве общественного Музея имени Н.К.Рериха. Поэтому Д.Попов, не решаясь открыто выступить против Л.В.Шапошниковой, в своем письме не пытался скрыть свою неприязнь к ней: «┘с самого начала руководители фонда демонстрируют перед всей страной свою вздорную природу и своеволие».

    Так началась, пожалуй, одна из самых длительных и драматических клеветнических кампаний в новой истории нашей страны против человека, который, преодолевая невероятные трудности переходного периода развала СССР и ожесточенное сопротивление алчных чиновников, которые пытались отобрать переданное наследие, пожертвовал своей научной карьерой, семейным благополучием и здоровьем, но выполнил волю Святослава Николаевича Рериха.

    Трудности начались почти сразу после подписания Рерихом 19.03.1990 в Бангалоре документа «Архив Рериха для Советского фонда Рерихов в Москве», на основании которого Людмиле Васильевне предстояло вывезти наследие из Индии в Москву. Сначала в Москве не давали обещанный самолет для вывоза наследия из Индии, пока Ю.М.Воронцов, занимавший тогда должность заместителя министра иностранных дел, не добился личного указания президента СССР М.С.Горбачева. Затем в Бангалоре пытались не допустить посадки самолета для погрузки наследия. Когда же Людмиле Васильевне удалось добиться разрешения индийских властей на посадку самолета, вдруг выяснилось, что его командир получил инструкции в Москве никого, кроме наследия, не брать на борт. Но Людмиле Шапошниковой, получившей все необходимые полномочия от Святослава Рериха, владельца наследия, удалось преодолеть все эти препятствия и благополучно доставить в Москву полученное наследие.

    Теперь предстоял трудный путь практического выполнения воли Рериха – создание общественного музея. Вскоре выяснилось, что ближайшие помощники Л.В.Шапошниковой заместитель председателя СФР Р.Б.Рыбаков и С.Ю.Житенев отказались от обещаний, данных Святославу Рериху, и отошли от этой работы. Первый из них не только отошел, но и начал активно противодействовать созданию общественного музея. Сознание советского чиновника, коим являлся Р.Б.Рыбаков, оказалось неспособным понять необходимость возникновения в стране общественной формы культуры. Данное непонимание было присуще не только Рыбакову, но и всему аппарату государства, который занял явно враждебную позицию по отношению к тому, что Святослав Рерих передал наследие не государству, а созданной им общественной организации.

    Вторую причину серьезного препятствия на пути создания общественного музея и его развития мы находим в завещании самого Святослава Рериха, на основании которого переданная им в 1978 году Министерству культуры СССР на временное хранение коллекция картин в составе 288 прекрасных полотен его и его отца должна быть возвращена общественному музею. Нежелание Министерства культуры СССР выполнить волю Рериха и отдать из Государственного музея Востока эту коллекцию, которая на момент составления завещания находилась там на временном хранении, значительно облегчило задачу руководству этого государственного музея, которое с целью получения всего наследия, переданного в Россию С.Н.Рерихом, стремилось не допустить создания общественного музея. Такая обоюдная заинтересованность воспрепятствовать выполнению завещания Святослава Рериха ставила перед Людмилой Васильевной серьезное препятствие для создания в Москве общественного музея.

    Дальнейшие события показали, что у государства была и другая причина не выполнять волю Рериха. Его коллекция картин, которую он требовал передать из Государственного музея Востока в Международный центр Рерихов, потеряла в своем составе многие картины, так как была разворована чиновниками. Поэтому неудивительно, что руководство этого государственного музея играло ведущую роль в организации борьбы против МЦР. Учитывая, что Людмила Шапошникова осталась главной и непреклонной действующей силой по выполнению в России воли Святослава Рериха, основное противодействие было направлено именно против нее.

    Когда на правлении СФР было принято «Положение о Центре-Музее имени Н.К.Рериха» и началась практическая работа по созданию общественного музея, руководство ГМВ перешло в наступление. Не имея никаких правовых аргументов против создания общественного музея, чиновники прибегли к испытанному средству борьбы – клевете.

    Из протокола ученого совета ГМВ по наследию семьи Рерихов от 20.06.1991:

    «...5. Ученый совет считает, что единственно приемлемая форма музея – государственная┘

    6. Ученый совет считает, что Правление должно решить вопрос с закрытием незаконно открытого счета Центра-Музея┘

    7. Ученый совет находит совершенно непозволительным поступком факт отчуждения Шапошниковой Л.В. части архива к себе домой, что может быть расценено как акт присвоения.

    8. Постановление Ревизионной комиссии Фонда Рерихов делает совершенно справедливый вывод об отстранении от руководства Фондом В.Я.Локшина и Л.В.Шапошниковой. Необходимо сделать такой же вывод по руководству Л.В.Шапошниковой Центром-Музеем Н.К.Рериха ввиду ее профессиональной беспомощности.

    9. Ученый совет категорически не рекомендует┘ передачу картин из собрания С.Н.Рериха, находящихся на временном хранении в Государственном музее искусств народов Востока».

    Надо же, до чего дошел ученый совет Государственного музея Востока, что в своей ненависти к представителям не подчиненной ему общественной организации начинает вмешиваться в ее работу и при этом клевещет на ее руководство! Данный протокол показывает, какое ярое противодействие вызвали у ГМВ действия Людмилы Васильевны, направленные на создание общественного музея. Именно с подачи ГМВ была пущена в оборот ложь о том, что Людмила Шапошникова присвоила себе часть полученного наследия. Эта ложь в окружении различных небылиц о человеке, который после знакомства с Рерихом всю свою жизнь посвятил выполнению в России его заветов, с тех пор периодически навязывается ГМВ общественному сознанию.

    Вначале для этой цели руководство ГМВ использовало людей из среды так называемых «рериховцев», сознание которых не выходило за пределы личных интересов.

    Преобразование по предложению самого Святослава Рериха Советского фонда Рерихов в Международный Центр Рерихов, которое произошло осенью 1991 года в связи с развалом СССР, послужило дополнительным поводом для нападок в адрес Людмилы Шапошниковой. ГМВ пытается инициировать приглашение к проведению Всесоюзной Рериховской конференции, в повестку дня которой включается вопрос «Удаление Шапошниковой Л.В. из Советского фонда Рерихов, как решающего препятствия в деле объединения духовного потенциала страны и, следовательно, ее возрождения». Вслед за этим с подачи ГМВ были отправлены письма руководству страны с обвинениями в адрес Людмилы Васильевны.

    Из письма к президенту РФ Б.Н.Ельцину от 16.02.1992: «┘Л.В.Шапошникова с группой своих единомышленников пошла на фактическую ликвидацию фонда┘ и незаконно учредила Международный Центр Рерихов┘» Далее в письме высказывается просьба «решить вопрос о создании Государственного музея имени Н.К.Рериха». В другом письме в правительство РФ эти же авторы требуют «рассмотреть вопрос о передаче наследия Рерихов в государственное хранение». А в письме к министру культуры высказывается требование не допустить «передачу картин С.Н. и Н.К.Рерихов из Государственного музея искусств народов Востока в Международный Центр Рерихов┘».

    На все эти нападки в апреле 1992 года Святослав Рерих ответил своим письмом к рериховским обществам России и других независимых государств: «Подтверждаю полномочия вице-президента и директора Музея им. Н.К.Рериха Людмилы Васильевны Шапошниковой. Прошу во всех необходимых случаях советоваться с ней. Меня беспокоят попытки некоторых лиц без всех на то оснований подвергнуть сомнению ее деятельность и тем самым выразить недоверие к моему решению. Людмила Васильевна остается по-прежнему моим доверенным лицом и прошу всех это учитывать┘ Также должен отметить, что Людмила Васильевна строго выполняет мои инструкции по использованию и хранению архива моих родителей. Любые другие предложения в этом отношении для меня, как наследника и дарителя, являются неприемлемыми» (5).

    А в письме к президенту РФ Б.Н.Ельцину он обратился с просьбой помочь вернуть из ГМВ в МЦР незаконно удерживаемую там принадлежащую ему коллекцию картин (6). В результате было дано поручение правительству выпустить постановление о передаче МЦР указанной коллекции.

    После смерти Святослава Рериха в январе 1993 года российские чиновники организовали и осуществили беспрецедентную акцию по фальсификации «пожеланий» вдовы Святослава Рериха, на основании которой была нарушена воля С.Н.Рериха, что в итоге привело к выпуску 4 ноября 1993 года незаконного постановления правительства РФ № 1121 «О создании Государственного музея Н.К.Рериха». Суть этого постановления сводилась к ликвидации общественного Музея имени Н.К.Рериха и изъятию у МЦР завещанного ему наследия. И вновь все незаконные действия ГМВ в отношении наследия Рерихов были основаны на клевете в адрес Людмилы Васильевны, которая обвинялась в невыполнении воли С.Н.Рериха. Почти сразу же после выхода этого постановления 11 ноября 1993 года в ГМВ проходит пресс-конференция в поддержку незаконного постановления. На ней Р.Б.Рыбаков и сотрудник ГМВ О.В.Румянцева обвинили Людмилу Васильевну во всех смертных грехах. «Она, – сказал Рыбаков, – принесла вреда рериховскому движению больше, чем Хорш». А Румянцева заявила, что «с ней было очень трудно бороться. Мы ее путем не шли». Данные высказывания очень показательны и свидетельствуют о драматизме противостояния вокруг наследия, которое продолжается до сих пор. Кощунственное сравнение Людмилы Шапошниковой с Хоршем, который, являясь близким к Н.К.Рериху сотрудником, предал его, разрушил первый музей, созданный Рерихами, присвоил более 1000 картин Н.К.Рериха и другое наследие, свидетельствует о самом Рыбакове. К тому времени он сам дважды предал Святослава Рериха. Вначале Рыбаков отказался от действий по спасению наследия, оставшегося на квартире Юрия Рериха на основании доверенности Святослава Николаевича (7), а затем, стремясь не допустить создание общественного музея, пошел против и самого Святослава Рериха. Его удар по Людмиле Васильевне был вполне осознан. Она, а не он, получила всю полноту доверия Святослава Рериха и возможность распоряжаться наследием. Это вызвало в нем гнев предателя, который оказался беспомощным перед силой Людмилы Шапошниковой, несмотря на так тщательно разработанный и осуществленный заговор в отношении фальсификации «пожеланий» Д.Рани. Признание же О.Румянцевой, что ей, сотруднице ГМВ, выступившей против выполнения воли Святослава Рериха, было очень трудно бороться против Людмилы Васильевны, лишь дополнительно свидетельствует о том, что Людмила Шапошникова точно выполняла завет Рериха. Именно это и не устраивало тех чиновников, которые пытались завладеть наследием, переданным Святославом Рерихом для создания общественного музея, а заодно и старинной усадьбой Лопухиных в центре Москвы.

    Несмотря на то что за общественный Музей имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов и сохранность его деятельности в усадьбе Лопухиных выступил широкий круг общественности страны во главе с патриархом нашей культуры Д.С.Лихачевым, в правительстве не собирались отменять незаконное постановление. Тогда первый вице-президент Международного Центра Рерихов, генеральный директор Музея имени Н.К.Рериха Людмила Васильевна Шапошникова подает иск в Высший арбитражный суд РФ против правительства РФ об отмене незаконного постановления. 1994–1995 годы были наполнены судебными баталиями в Высшем арбитражном суде. В итоге Л.В.Шапошникова одержала победу. Три инстанции, в том числе и Коллегия Высшего арбитражного суда, приняли решение отменить незаконные пункты постановления правительства, на основании которых в усадьбе Лопухиных вместо общественного должен был быть создан государственный музей. Другого решения и не могло быть. Постановление от 04.11.1993 г. № 1121 «О создании Государственного музея Н.К. Рериха» противоречило ранее принятым и продолжающим свое действие правовым актам самого государства (постановление Совета Министров СССР от 04.11.1989 г. № 950 «О Советском фонде Рериха и Центре-Музее имени Н.К.Рериха» и решение исполкома Мосгорсовета от 28.11.1989 г. № 2248), которые были приняты на основании выполнения обещаний руководства страны, данных Святославу Рериху, безвозмездно передавшему в Россию сохраненное им наследие с условием создания на его основе в усадьбе Лопухиных общественного музея. Но стремление Министерства культуры РФ и Государственного музея Востока овладеть бесценным наследием было настолько велико, что алчность российских чиновников взяла верх над необходимостью соблюдать требования закона. На основании жалобы министра культуры Сидорова и звонка из правительства РФ президиум Верховного суда отменил решения трех инстанций, и действие незаконного постановления было восстановлено. Но, что интересно, это постановление на протяжении более чем 14 лет так и не было исполнено. Более того, Министерство культуры не предприняло ни одной попытки его выполнить. Причина тут одна, и она заключается в том, что в министерстве хорошо понимали всю незаконность данного постановления, основанного на фальшивых документах. Об этой истории много было написано и МЦР, и прессой, поэтому остается только надеяться, что наступит время, когда правоохранительные органы дадут соответствующую оценку этому беспрецедентному явлению мошенничества российских чиновников, которые при помощи Мэри Пунача, бывшего секретаря Святослава Рериха, пытались овладеть наследием Рерихов. И только благодаря усилиям нового министра культуры А.А.Авдеева в декабре 2010 года это незаконное постановление было отменено.

    Но борьба в 1993–1996 годах руководства Государственного музея Востока против Людмилы Шапошниковой и создания ею общественного музея не ограничилась выходом указанного постановления. Кроме клеветы в адрес Людмилы Васильевны со стороны директора ГМВ В.А.Набатчикова, сотрудницы этого музея О.В.Румянцевой и Р.Б.Рыбакова с обвинением в присвоении наследия на сцену был выпущен новый прислужник клеветы – до той поры никому не известный О.Шишкин. В четырех номерах газеты «Сегодня» в течение октября–декабря 1994 года появляются клеветнические статьи О.Шишкина, в которых автор цинично и грубо при помощи фальсификации и подлога архивных документов обвинил Н.К.Рериха в сотрудничестве с советской разведкой. По странному стечению обстоятельств во время разгула клеветы на Людмилу Шапошникову в период ее борьбы за отмену незаконного постановления в одном из номеров газеты «Сегодня» наряду с клеветой на Рериха появляется и на нее все та же гнусная ложь: «Наследство должно принадлежать России, а не частной лавочке Шапошниковой. Документы, передаваемые в архив этой «общественной организации», становятся личной ценностью мадам┘» Интересно, что суть этого образца человеческого невежества 1994 года не только повторяет ложь, распространяемую ГМВ с начала 90-х годов, но почти полностью совпадает с приведенными выше утверждениями депутата Беднова в его письме к президенту РФ и содержанием искового заявления ОАО «Издательская группа «Прогресс» 2009 года.

    Кроме победы в Высшем арбитражном суде Людмила Васильевна одержала победу и над клеветником О.Шишкиным и газетой «Сегодня». 18 января 1996 года решением Тверского суда Москвы вышеприведенная ложь в адрес Л.В.Шапошниковой была признана порочащей «честь и достоинство вице-президента Международного Центра Рерихов Шапошниковой Л.В., так как содержит сведения, порочащие производственную деятельность, умаляют ее честь и достоинство. Доказательства, подтверждающие изложенное в оспариваемых фразах сведения, ответчиком не представлены» (8). Но главным для Людмилы Васильевны в этом процессе было отстоять честь светлого имени Николая Рериха, на которое посягнули О.Шишкин и газета «Сегодня». И эту задачу она выполнила блестяще. Миф о сотрудничестве Н.К.Рериха с ОГПУ был развенчан. А информация, которая якобы свидетельствовала об этом, была судом признана не соответствующей действительности (9).

    Николай Рерих в 30-х годах прошлого века писал, что «клевета является мерилом сознания и пробным камнем силы подвига» (10). Точность данного высказывания подтверждается не только историей человечества, но и примером жизненного подвига Людмилы Васильевны Шапошниковой. Ее деятельность начиная с конца 80-х годов прошлого века была полностью посвящена осуществлению в России мечты всех Рерихов – создание не просто Музея имени Н.К.Рериха, а Центра-Музея, в котором было бы организовано не только хранение наследия Рерихов, но и научное изучение, осмысление и популяризация идей Учения Живой Этики, являющейся основой этого наследия. И Людмила Васильевна справилась с этой задачей. В 2006 году указом президента РФ за развитие музееведения и сохранение наследия Людмила Васильевна Шапошникова была награждена орденом Дружбы.


    Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

    Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

    комментарии(0)


    Вы можете оставить комментарии.


    Комментарии отключены - материал старше 3 дней

    Читайте также


    ОНФ просит генпрокурора проверить участившиеся возбуждения дел против журналистов

    ОНФ просит генпрокурора проверить участившиеся возбуждения дел против журналистов

    0
    738
    Под сенью "Дубравы"

    Под сенью "Дубравы"

    Александр Зорин

    Рядом с храмом, воздвигнутым на месте убийства Александра Меня, возник культурно-просветительский центр

    0
    1604
    Новости религий

    Новости религий

    0
    598
    Красноярскую номенклатуру ждут громкие битвы в судах

    Красноярскую номенклатуру ждут громкие битвы в судах

    Александр Чернявский

    Чиновники и депутаты бросились защищать свои честь и достоинство

    0
    1216

    Другие новости

    24smi.org