0
1691
Газета Стиль жизни Печатная версия

19.08.2002

Между Россией и Швейцарией

Тэги: якунчикова, живопись


Летом 1904 года в Баденвейлере, вдали от родины, на гостиничной койке умирал Антон Павлович Чехов, автор "Вишневого сада" - реквиема традиционной России.

Двумя годами ранее в соседней с Германией Швейцарии, в недавно приобретенном собственном доме в окрестностях Женевы, в окружении семьи угасала Мария Васильевна Якунчикова-Вебер. От той же самой болезни, что и автор "Вишневого сада", - чахотки. От которой оба искали исцеления за границей. Смерть русской художницы прошла почти незамеченной в России. Лишь в петербургском журнале "Мир искусства" в 12-м номере за 1902 год был опубликован некролог, написанный С.Дягилевым, главным редактором журнала. "Якунчикова умерла тридцати двух лет, последние два года она хворала, - писал Дягилев. - Немного времени осталось у нее для творчества, да и в судьбе ее было что-то необъяснимое и таинственное. Она была характерно русской женщиной с типично русским дарованием, а жить большую часть жизни принуждена была за границей... В Париже она работала над видами Троице-Сергиевой лавры! Лишь только она начала развиваться как художница, она вышла замуж, затем - дети, затем - серьезная болезнь сына и, наконец, смерть".

Незавершенная, так рано оборвавшаяся жизнь. Оставшаяся недопетой песня. Песня о России, Москве, о семейной усадьбе Введенское, зачехленные кресла в которой на одной из самых известных картин художницы (в Третьяковской галерее в постоянной экспозиции) языком живописи выражают ту же самую идею, что и вишневый сад Чехова, - закат патриархальной, дворянско-помещичьей России. Роль чеховского Фирса, забытого в барском доме, здесь играет сама художница, с грустью расстающаяся не только с прежней Россией, но и как бы подготавливающая свое расставание с жизнью.

Родившись в 1870 г. в состоятельной московской купеческой семье, связанной родственными узами с Третьяковыми, Мамонтовыми, Алексеевыми, Поленовыми, Мария Якунчикова росла в высокоинтеллектуальной, художественной среде. Ее родители - Василий Иванович и Зинаида Николаевна (урожденная Мамонтова) были страстными меломанами: отец прекрасно играл на скрипке, мать - на рояле. Однако не музыка, а живопись оказалась призванием Маши Якунчиковой. С 15 лет она стала вольнослушательницей Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Сестра М.В. Якунчиковой Наталья в 1882 году вышла замуж за известного русского художника, родоначальника пленэрной живописи в России Василия Дмитриевича Поленова. Дом Поленовых стал подлинной академией для начинающей художницы. Особенно тесными узами Якунчикова была связана с сестрой В.Д. Поленова - талантливой художницей Еленой Дмитриевной Поленовой, дружба с которой продолжалась до смерти последней в 1898 г.

Восемнадцати лет Мария Якунчикова впервые совершила путешествие по Европе - через Вену в Италию, а годом позже состоялась ее встреча с Парижем, где она и жила в 90-е годы, время от времени наезжая в Россию набраться сил и впечатлений для работы. Знакомая с современной французской живописью в основном по собранию С.М. Третьякова (брата основателя Третьяковской галереи), М.Якунчикова с жадностью посещает Салоны и выставки, сверяя свои московские впечатления по парижским оригиналам. Записывается в Академию Р.Жулиана, где, будучи уже сложившимся художником, на протяжении четырех лет пишет с натуры. А затем и сама выставляется в Салоне Марсова поля. Не будет преувеличением сказать, что М.Якунчикова явилась первым русским художником своего поколения, органично вписавшимся в европейский контекст, перекинувшим мостик от подмосковного Введенского до Версаля, виды которого она начала писать раньше петербуржца А.Н. Бенуа.

1897-1898 годы - кульминация творческого развития Якунчиковой, время создания таких шедевров, как "Из окна старого дома. Введенское", "Чехлы", "Церковь в старой усадьбе. Черемушки близ Москвы", находящихся в коллекции Третьяковской галереи.

В этом творческом всплеске, возможно, не последнюю роль сыграло замужество: в 1896 г. М.Якунчикова вышла замуж за студента медицинского факультета в Сорбонне Леона Вебер-Баулера - русского по паспорту, большую часть своей жизни проведшего за пределами России и позднее получившего французское гражданство.

Счастливым событием в жизни молодой семьи стало рождение в 1898 г. сына Степана. Но счастье вскоре было омрачено трагическим известием из России - 21 ноября после долгой болезни умирает Елена Дмитриевна Поленова, лучший и ближайший друг и единомышленник Марии Якунчиковой-Вебер. Утешение Якунчикова находит в продолжении дела, начатого Е.Д. Поленовой, - активном участии в устройстве Кустарного отдела русского павильона Всемирной выставки 1900 г. в Париже. На этой выставке экспонировалось огромное панно Якунчиковой "Девочка и леший" (3х3,6 м), выполненное в технике вышивки и аппликации. Оно было удостоено серебряной медали. Но Марию Якунчикову ждал новый удар судьбы - у двухлетнего сына обнаруживают туберкулез. Сына удалось спасти, но хрупкое здоровье Якунчиковой не выдержало сверхчеловеческого напряжения сил в борьбе за его жизнь, и у нее вновь открылся диагностированный еще в конце 80-х годов туберкулезный процесс, надежда на исцеление от которого и привела художницу во Францию десятью годами ранее. Усиленное лечение, любовь мужа и горный воздух Шамони, где было построено шале, помогли преодолеть кризис. Но рождение в апреле 1901 года второго сына окончательно подорвало ее здоровье. Муж увез семью сначала в Шамони, а затем в Швейцарию, где в Шен-Буржери был куплен дом. Но ни чистый швейцарский воздух, ни женевские медицинские светила не помогли - 27 декабря 1902 года Марии Васильевны Якунчиковой не стало.

Творчество Якунчиковой-Вебер не только предвосхитило развитие стиля модерн в лице петербургского "Мира искусства" и символизма московской, с глубинным саратовским акцентом, "Голубой розы", но и положило начало новаторской, на европейском уровне, живописи наших "амазонок" - художниц русского авангарда.

Наследие художницы, как и ее жизнь, разделено между Россией и Швейцарией. И если в России оно хранится в Третьяковской галерее, то в Швейцарии, где художница и похоронена, ее произведения собраны в доме, в котором она провела последние дни своей короткой жизни. Главным хранителем является ее внучка, которая многое делает для того, чтобы имя Якунчиковой-Вебер заняло достойное место в истории как русского, так и европейского искусства. Но пока тень судьбы чеховского вишневого сада незримо витает над коллекцией, которая, как нам кажется, заслуживает соответствующего ей "публичного" обрамления.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Краска на обезьяньем хвосте

Краска на обезьяньем хвосте

Вера Чайковская

Картины из слоновьего помета, Шагал, Эйнштейн и атакующее сознание

0
234
За Россию – вне России

За Россию – вне России

Виктор Леонидов

Иконописец и «пропагандист» русского искусства Евгений Климов

0
977
Фрагмент мирового пространства

Фрагмент мирового пространства

Ольга Шатохина

Отражение революции в произведениях живописцев

0
778
Почему-то история выбрала меня

Почему-то история выбрала меня

Илья Фаликов

Евгений Евтушенко умел ссорить левую руку власти с ее правой рукой, ловко играя на этом

0
2224

Другие новости

Загрузка...
24smi.org