1
3472
Газета Я так вижу Интернет-версия

24.10.2019 17:24:00

Реновация Совета по правам человека

Илья Шаблинский

Об авторе: Илья Георгиевич Шаблинский – бывший член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Тэги: общество, политика, власть, права человека, спч, совет по правам человека


общество, политика, власть, права человека, спч, совет по правам человека Фото сайта president-sovet.ru

После новости о вероятном скором смещении Михаила Федотова с поста председателя президентского Совета по правам человека я ощутил себя в неловком положении. Заявление о выходе я, вроде, писать не собирался, но и представить себе работу с новым председателем тоже не мог. Будто зависла неприятная пауза.

То, что я в итоге оказался вынужден покинуть Совет в небольшой компании очень достойных людей, оказалось наилучшим из решений проблемы. По большому счету я мог бы быть признателен тем (или тому), кто данное решение принял. Допускаю, что подобные чувства могли испытывать и мои коллеги, исключенные вместе со мной. При этом у каждого была своя ситуация, свой особенный опыт. Евгений Бобров занимался, в частности, защитой жилищных прав, а также прав, связанных с владением земельными участками. Во время выездных заседаний Совета он часами – больше, чем кто-либо из нас – мог выслушивать сумрачных граждан, лишенных, кто дома, кто части участка, а кто и того, и другого. Потом Федотов подписывал изготовленные Бобровым гневные, но вежливые письма, которые летели прокурорам и министрам. Удовлетворяли наши просьбы редко, борьба шла с переменным успехом. Лучше всего иллюстрировано это могло бы быть историей с требованиями Газпрома сносить все дачные дома, оказавшиеся в преступной близости от его священной трубы. Мы пытались заступаться за хозяев домов. Суды же чаще всего теплее относились к Газпрому.

Екатерина Шульман пробыла в Совете всего 10 месяцев: в отношении ее слова о «ротации» состава звучат как издевка. Но за это время она побывала почти на всех судебных заседаниях, связанных с делами о задержаниях в ходе митингов и демонстраций. Она практически перевела свою работу и отчасти работу Совета в online-режим, сделав ее максимально открытой и доступной. Она вместе с Николаем Сванидзе помогала мне организовывать заседание нашей комиссии по избирательным правам с кандидатами, которым было отказано в регистрации, во время самой острой фазы конфликта.

Павел Чиков и его «Агора» – сам себе совет и сам себе режиссер, обеспечивающий адвокатской, наиболее важной и востребованной поддержкой сотни людей и организаций, оказавшихся жертвами чиновного или силового произвола. Помощь Чикова всегда была квалифицированной и действенной. Знаю об этом по собственному опыту, поскольку вместе с «Агорой» несколько раз представлял ее заявителей в Конституционном Суде. И несколько раз эта работа приносила результат: например, в случаях, когда мы отстаивали права избирателей обжаловать результаты подсчета голосов участковыми избиркомами или права НКО знать заранее о форме и сроках прокурорских проверок. Вроде второстепенные вопросы, но как же с ними было трудно…

Главная причина устранения из Совета таких людей, в общем, на поверхности: власти надоело, что критика в ее адрес звучит со стороны президентского Совета. Решили, что данный орган должен быть тих и лоялен. Это вполне понятно. Хотя изначально в 1993 году Совет задумывался, как раз, как экспертный орган, способный говорить в лицо президенту (тогда Ельцину, кто помнит) неприятную правду. За правду приятную у нас отвечают другие органы.

Могу согласиться с тем, что поворотным пунктом в нашей истории оказались летние события, когда большинство Совета выступило за честную политическую борьбу на выборах. За то, чтобы ее исход решали избиратели, а не избиркомы. Всего-то.

Но не соглашусь с теми, кто упрекает Совет в недостаточном внимании к вопросам пенсий и зарплат. Гигантский долг по зарплатам горнякам с закрытых шахт Гуково и Красного Сулина был погашен не в последнюю очередь благодаря влиянию Совета, поездкам его членов в депрессивный регион. Спросите, на худой конец, у самих шахтеров.

Да, в каких-то вопросах Совет был совершенно бессилен. Главный пример – полная зависимость наших судов от административной вертикали. Тамара Морщакова, руководившая когда-то Конституционным Судом, сделавшая все, чтобы доказать необходимость новой судебной реформы, и не добившаяся отклика, покинула Совет вместе с нами. Она – человек чести, если только эти слова еще актуальны. Ни убавить, ни прибавить.

Чем же сегодня может быть еще интересен реновированный таким образом Совет? Тем, что в его составе остается ряд сильных и ярких людей: Павел Гусев, Николай Сванидзе, Леонид Никитинский, Ева Меркачева, Наталия Евдокимова, другие. Каждый из них способен, опираясь (или не опираясь) на статус члена Совета, высказать твердое и независимое от любого политического курса мнение по любому вопросу. Нужда в людях, способных на такое мнение, ощущается все острее.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Интеграцию приезжих отложили за ненадобностью

Интеграцию приезжих отложили за ненадобностью

Екатерина Трифонова

Миграционная политика государства сосредоточилась на украинцах

0
2073
Протестная активность продолжает зеленеть

Протестная активность продолжает зеленеть

Дарья Гармоненко

Экоактивисты новой волны в борьбе с региональными властями обращаются за помощью к президенту

0
2311
Случайность. Неспешность. Бессмертие

Случайность. Неспешность. Бессмертие

Ирина Шульгина

Литераторы Нина Шульгина и Михаил Фридман – соработничество в творчестве и любви

0
1663
Медведь на них щерится…

Медведь на них щерится…

Игорь Шумейко

Самая знаменитая фраза Ломоносова, о «прирастании могущества России Сибирью» – еще и самая недооцененная, непонятая

0
549

Другие новости

Загрузка...
24smi.org