1
11835
Газета Дипкурьер Печатная версия

13.10.2014 00:01:00

Ближневосточная дилемма Турции

Участие Анкары в военной операции против "Исламского государства" таит серьезные риски втягивания страны в затяжной конфликт

Анна Глазова

Об авторе: Анна Владимировна Глазова – руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований.

Тэги: турция, исламское государство, террористы, сирия, вооруженный конфликт


турция, исламское государство, террористы, сирия, вооруженный конфликт Президент Эрдоган публично объявил, что не даст «использовать» Турцию. Фото Reuters

Ситуация в Турции из-за боевых действий «Исламскогого государства» (ИГ), разворачивающихся в непосредственной близости от турецко-сирийской границы, становится все более напряженной. К приграничным районам стянуты боевая техника и войска, однако Анкара пока не решается отдать приказ о вторжении на территорию Сирии.

Уже на протяжении месяца турецкое руководство под различными предлогами уклоняется от фактического участия в антитеррористической операции против ИГ. Эта позиция кажется довольно странной, особенно с учетом того, что на состоявшемся 11 сентября с участием США и стран ЛАГ саммите в Джидде к коалиции присоединились даже монархии Персидского залива, поддерживающие джихадистов, воюющих с режимом Асада. Осознав, что идеология ИГ и провозглашение халифата напрямую угрожают сохранению их власти, они объявили о намерении «искоренить» группировку «Исламское государство». На этом фоне нерешительность Турции, являющейся членом НАТО и южным буфером альянса в регионе, вызывает много вопросов.

На официальном уровне Анкара сначала объясняла свою позицию опасениями поставить под угрозу жизни 49 турецких граждан – сотрудников генконсульства в Мосуле и их семей, захваченных боевиками ИГ. Однако даже после их освобождения Турция продолжает воздерживаться от прямого участия в боевых действиях против ИГ.

По всей видимости, основная причина колебаний турецкого руководства заключается в нежелании поддерживать проводимую США на территории Большого Ближнего Востока политику, направленную на разжигание суннито-шиитского конфликта, смену правящих режимов и дальнейшую дестабилизацию региона. Официальная Анкара обвиняет Вашингтон в провоцировании гражданской войны в Ираке, Сирии и других странах Ближнего Востока, а также в организации массовых протестов в Турции с целью спровоцировать здесь очередную арабскую революцию. Эти действия направлены против национальных интересов страны, и Турция, по словам президента Эрдогана, «не позволит, чтобы ее использовали».

Отказ Анкары примкнуть к возглавляемой США коалиции против ИГ вызвал волну критики в западных СМИ. Сразу после саммита в Джидде в американском издании New York Times была опубликована статья, фактически обвиняющая турецкое руководство в поддержке террористов «Исламского государства». Вслед за западными СМИ вице-президент США Джо Байден в одном из своих выступлений заявил, что ответственность за действия ИГ лежит на ближневосточных союзниках США и на «неуемном желании» Турции, Саудовской Аравии и ОАЭ свергнуть сирийского президента Асада, следствием чего стало возникновение новых радикальных группировок, в том числе ИГ». Правда, позже, когда стало известно о том, что парламент Турции одобрил запрос правительства на использование военной силы на территории Сирии и Ирака, Байден извинился за свои слова, подчеркнув, что США высоко ценят обязательства и жертвы, на которые готовы их союзники и партнеры со всего мира в борьбе с ИГ.

Эти извинения означают, что США не готовы окончательно потерять доверие традиционно близкого союзника на Ближнем Востоке – Турции, особенно в условиях возникновения угрозы неконтролируемого роста экстремизма на исламской почве. Кроме того, Вашингтон весьма заинтересован в присоединении Турции к антитеррористической коалиции. Все тот же Байден сделал еще одно многозначительное заявление относительно участия ближневосточных стран в военной операции против ИГ: «Америка не может вновь прийти к мусульманам в качестве агрессора. Войны должны вести сунниты для того, чтобы атаковать суннитскую организацию».

Со своей стороны, турецкое руководство осознает, что в отличие от других участников международной коалиции, ведущих борьбу с ИГ посредством авиаударов, Турции, находящейся в непосредственной близости от зоны конфликта, вряд ли удастся избежать проведения наземной войсковой операции, что повлечет за собой большое количество жертв. Кроме того, не приходится сомневаться, что сразу после вступления Турции в войну ИГ перенесет на ее территорию движение глобального джихада, что чревато еще большими жертвами и дестабилизацией обстановки в стране.

Впрочем, в одном пункте цели Турции и США полностью совпадают – это устранение неугодного им режима Башара Асада. Вместе с тем турецкое руководство отдает себе отчет в том, что заигрывание с боевиками ИГ равносильно попыткам задобрить находящееся поблизости чудовище в надежде быть съеденным последним. Сейчас под брендом «Исламское государство» действует хорошо вооруженная организация, костяк которой составляют бывшие офицеры Саддама Хусейна, имеющие большой опыт боевой службы. Впечатляющие успехи этой организации, сумевшей разгромить крупную группировку иракской армии, привлекают к ИГ новых сторонников. По оценкам экспертов, на протяжении последних месяцев численность боевиков ИГ стремительно возрастала и на сегодняшний день составляет от 30 до 50 тыс. человек. Этому способствует и то, что ИГ обладает значительной финансовой базой: к традиционным источникам финансирования от сочувствующих ваххабитов из аравийских монархий добавились средства, полученные после захвата крупных банков в Мосуле, а также доходы от контрабанды нефти, добываемой в подконтрольных ИГ районах Сирии и Ирака.

Сейчас боевики ИГ вплотную приблизились к турецко-сирийской границе и регулярно обстреливают приграничные с Турцией районы. Борьбу с ИГ ведут сирийские курды, объединенные в отряды самообороны под эгидой прокурдской Партии демократического единства. Несмотря на боевой опыт, полученный ранее в столкновениях с другой террористической группировкой, воюющей против Асада, – «Джабхат ан-Нусра», курдских сил явно недостаточно, чтобы противостоять террористам, имеющим на вооружении тяжелую артиллерию.

В этой ситуации Турции угрожает еще одна опасность – дестабилизация ситуации на юго-востоке страны, населенной преимущественно курдами. Массовые протесты турецких курдов, требующих военного вмешательства турецкой армии для защиты их сирийских собратьев, уже привели к десяткам жертв и могут грозить срывом мирных переговоров, которые турецкое руководство ведет с Рабочей партией Курдистана, а это, в свою очередь, приведет к новой волне терактов на территории страны.

Все это ставит Турцию в сложное положение, требующее от ее руководства принятия окончательного решения о начале военной операции против ИГ. По всей видимости, оно может быть принято после того, как Турция получит гарантии Запада, и в первую очередь США, о поддержке коалиции в создании на сирийской территории буферной зоны, а также о помощи при приеме и размещении беженцев, количество которых, только по официальным данным, уже превысило 1 млн человек и обошлось турецкой казне в 4,5 млрд долл. И скорее всего этим не исчерпываются все условия, которые выдвинула Анкара партнерам.


статьи по теме


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

0
1079
Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Александр Иванин

В России возник флот амбиций и обещаний

0
1931
Поздравление

Поздравление

0
525
Железнодорожные войска получат новый наплавной мост

Железнодорожные войска получат новый наплавной мост

Ирина Дронина

Старейший род специальных войск повышает мобильность

0
920

Другие новости

Загрузка...