0
1220
Газета Культура Интернет-версия

25.06.2007 00:00:00

Убить пересмешницу

Тэги: фестиваль, театр, канада, балет


Сезон канадского театра в рамках Международного Чеховского фестиваля открыли спектакли Мари Шуинар «Прелюдия к Послеполуденному отдыху фавна» и «Весна священная».

Священные для каждого русского балетомана названия вошли в первую из двух программ, представленных в Москве канадским хореографом Мари Шуинар. В эпоху дягилевских Русских сезонов «Послеполуденный отдых фавна» и «Весна священная» раскололи Париж, да так, что взрывная волна, обогнув земной шар, не утихает и поныне. Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах русского балета, а особенно современного танца, одна мысль о шедеврах Нижинского, будоражащих воображение едва ли не каждого сколько-нибудь заметного хореографа и во многом определивших танцевальные пути мира на столетие вперед, способна служить надеждой и опорой и утешить самолюбие. Мы ревниво следим за новыми попытками выразить в пластике музыку Дебюсси и Стравинского и всякий, пусть и удачный, опыт приветствуем не без затаенного вздоха облегчения: все-таки не переплюнули. «Фавн» и «Весна» – наши. Любые посягательства кажутся нам кощунством, каковым и восприняли многие шутливую вариацию канадского хореографа на мотив «Фавна».

Каких только эвфемизмов не придумали за сто лет, чтобы пересказать происшедшее с юным лесным божеством при виде купающейся нимфы. По законам конца XX века (постановка осуществлена в 1994-м), Шуинар ничего не стесняется. Называет все своими словами, вернее – движениями. Кажется, нарочито настаивает на физиологичности. Безбожно утрируя декоративность архаичных барельефных поз, как будто бы переводит легендарный рисунок в карикатуру. Однако, смеясь, она отнюдь не намерена расставаться с прошлым. Но и снизу вверх на него не смотрит. Балетная легенда для Мари Шуинар не предмет осмеяния. Скорее – поклонения. Создание безумного гения Нижинского вызывает в ней восторг, но этот восторг не парализует собственной творческой воли. Совершенное владение телом – собственным у исполнительницы (Кароль Приер) и чужим у постановщика, – ощущение и осознание его графической выразительности позволяют в одной позе, в едва заметной смене ракурса передать тончайшие и грубые оттенки эмоций, грани отношения к происходящему и одновременно к показу этого происходящего. Отбросив условности модерна, Шуинар на свободном дыхании создает новую, свою театральную условность, за которой множество смыслов, временных и чувственных пластов, опыт, обретенный человеком биологическим и человеком играющим.

Идущий без антракта спектакль выстроен так, что десятиминутная «Прелюдия к Послеполуденному отдыху фавна» служит прелюдией к пятидесятиминутной «Весне священной». Поначалу кажется, что ироничное настроение «Фавна» продлит и «Весна». Музыка Стравинского возникает не сразу. Первые движения артисты делают под навязчивый звук скребущего по бумаге фломастера – высоколобый критик, должно быть, записывает умные мысли. Теоретик пописывает, практик поплясывает. И как! Когда наконец звучит Стравинский, становится ясно: это одно из самых удачных хореографических воплощений гениальной музыки. «Весна» пришла к Мари Шуинар в 1993 году, когда хореографу, похоже, было не до смеха. Точнее – не до насмешек и пародий. Ее версия балета – гимн ликующей жизни. В отличие от Нижинского и большинства его последователей, Шуинар отказалась от какого-либо сюжета. Ее не интересовали «картины языческой Руси» да и никакой другой части света. Ее персонажи не имеют национальности, как не имеют и определенного пола. Просто потому, что они не совсем люди. Они – некая субстанция, идеальный материал, подобно краскам или нотам служащий художнику для выражения иначе невыразимого. Густой замес живительной чувственности, словно бы рождаемый виолончельной истомой. Трепет и мощь естества. Доведись каждому хоть раз пережить подобное состояние, он понял бы, что естество это – отнюдь не только плоть. И тогда уж, конечно, не захотел бы убить пересмешницу.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

Андрей Выползов

0
1727
США добиваются финансовой изоляции России при сохранении объемов ее экспортных поставок

США добиваются финансовой изоляции России при сохранении объемов ее экспортных поставок

Михаил Сергеев

Советники Трампа готовят санкции за перевод торговли на национальные валюты

0
4256
До высшего образования надо еще доработать

До высшего образования надо еще доработать

Анастасия Башкатова

Для достижения необходимой квалификации студентам приходится совмещать учебу и труд

0
2341
Москва и Пекин расписались во всеобъемлющем партнерстве

Москва и Пекин расписались во всеобъемлющем партнерстве

Ольга Соловьева

Россия хочет продвигать китайское кино и привлекать туристов из Поднебесной

0
2649

Другие новости