0
2964
Газета Культура Печатная версия

05.02.2019 17:45:00

Не хочу жениться

В Театре Маяковского играют премьеру "Обломова" по роману Ивана Гончарова

Тэги: театр маяковского, премьера, обломов

Полная On-Line версия

театр маяковского, премьера, обломов Ежеутренний разговор барина со слугой – повторяющийся ритуал. Фото с официального сайта театра

Кажется, Обломов для Миндаугаса Карбаускиса так и остался персонажем загадочным. Первую треть, если не добрую половину спектакля, ведут остроумную игру два актера – Вячеслав Ковалев (Обломов) и Анатолий Лобоцкий (слуга барина Захар). Эти сцены кажутся перекочевавшими из Гоголя: Обломов похож на Подколесина из «Женитьбы», а слуга Захар – на Осипа из «Ревизора» не по фактуре, но по типу поведения. Барин возлежит на диване в роскошном халате, который столь объемен, что сначала непонятно, то ли халат есть одновременно и покрывало, или покрывало стало халатом (художник по костюмам Мария Данилова).

По заведенному ритуалу Обломов с утра мечтательно начинает новую жизнь. В ритуал входят показательные выступления перед Захаром. Кругом пыль, причем пыль вековая. Ее скопилось немало. Илья Ильич даже ради акта демонстрации утруждает себя встать с обломовского дивана и в буквальном смысле пустить эту самую пыль в глаза: в свернутый лист бумаги в трубочку он выдувает густое серое облако. Квартира хоть и пыльная, но стильная, с картинами над диваном, с добротной мебелью (сценография Сергея Бархина). Захар тоже знает, какая роль отведена барином ему в этом утреннем церемониале. Чего ему копошиться, коли его господин уж который день не подписывает скопившиеся счета, обещает написать письмо владельцу квартиры, но так и не пишет. Захар булькает словами, но его речь адресована больше самому себе, чем Обломову. Слуга ворчит, что-то бубнит под нос, но совершенно мастерски забалтывает барина. Как только надо начать что-то делать, Захар машет рукой: мол, ладно – и исчезает в дверях со словами, что у него и блохи есть.

В инсценировке романа Гончарова не нашлось места другу Обломова – Штольцу. Его доверенным лицом в спектакле стала Ольга Ильинская (Анастасия Мишина). Штольц в спектакле как бы появляется «за кадром»: он привозит к своему другу Ольгу. Так в покойный мир Обломова вторгается женщина, больше самонадеянная, чем гордая, уверенная, как надо жить не только ей самой, но и другим, увлеченная задачей перевоспитания Ильи Ильича, инфантильного розовощекого помещика, который не хочет взрослеть.

После нескольких попыток окультуривания Обломова Ольга достигает своей цели. Поначалу ее пение не производит должного впечатления: кисть винограда на рояле куда больше интересует Илью Ильича. Он стыдливо дергает по виноградинке с кисти, стыдливо озирается, чтобы повторить манипуляцию. Однако, собрав в кулак остатки своего певческого мастерства, Ильинская производит переворот в душе Обломова, и он, кажется, неожиданно для самого себя выпаливает: «Я чувствую не музыку, – любовь».

Его охватывает дрожь, на которую он сам не находит управы: Обломов смотрит на свое тело, ему не подчиняющееся, с детским изумлением и смущением. «Страсть надо утопить в женитьбе», – позднее скажет он, но так и не сможет сделать решительного шага, поскольку для Обломова это не столько проблема воли, а нежелание становиться «другим», не тем, что он есть. С Ольгой их куда больше жизнь разъединяет, чем объединяет. Не нужны ему стопки аккуратно связанных книг, которые Ильинская в своем педагогическом раже привозит Илье Ильичу, и музыки он не любит, и в парке вместо того, чтобы гулять, сваливается наземь и храпит, и на завтрак «двух цыпленков» умял – Захар предательски показывает Ольге даже обглоданные барином косточки.

«Я наказана за гордость. Я надеялась оживить тебя, а ты давно умер», – скажет Ильинская при последнем свидании. Но Карбаускис не оставляет последнее слово за Ильинской. Агафья Матвеевна Пшеницына (Ольга Ергина), которая готовит телятину, штопает халат и чулки Ильи Ильича, куда лучше понимает душу барина. Она не ждет от него героических усилий: дает жить, как он хочет. И его чувство к простой женщине для режиссера не социальное поражение Обломова, а данность, которую надо принять, данность Обломова, желающего впадать в сон, спать, чтобы не замечать времени. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пирс Броснан грабит Тима Рота

Пирс Броснан грабит Тима Рота

Экс-агент 007 играет преступника, который соглашается на благородную аферу

0
2598
Сергей Безруков: "Наша сила – в русском психологическом театре, а не в эпатаже"

Сергей Безруков: "Наша сила – в русском психологическом театре, а не в эпатаже"

Наталия Григорьева

Актер, режиссер и художественный руководитель Московского губернского театра рассказал, как сыграл Бендера

0
4168
Страх, и ненависть, и зомби в Лас-Вегасе. Зак Снайдер продолжает покорять цифровой прокат

Страх, и ненависть, и зомби в Лас-Вегасе. Зак Снайдер продолжает покорять цифровой прокат

Наталия Григорьева

0
5093
В окопах МХТ. Сергей Женовач поставил спектакль по роману Виктора Некрасова

В окопах МХТ. Сергей Женовач поставил спектакль по роману Виктора Некрасова

Вероника Словохотова

0
3457

Другие новости

Загрузка...