0
6281
Газета Печатная версия

04.10.2020 17:10:00

Что происходит в Нагорном Карабахе?

Азербайджано-армянское противостояние приобретает затяжной характер

Шахин Рзаев

Об авторе: Шахин Рзаев – политический обозреватель Кавказского регионального издания JAM-news.net, Баку.

Тэги: карабахский конфликт, история, война, нагорный карабах, азербайджан, армения, турция

Обострение конфликта вокруг Нагорного Крабаха - все статьи по теме


карабахский конфликт, история, война, нагорный карабах, азербайджан, армения, турция Президент Азербайджана Ильхам Алиев готов вести войну до победного конца.  Фото с сайта www.president.az

Карабахский конфликт, который многие в мире не без удовольствия и самоуспокоения называют замороженным, в очередной раз разморозился и приковал к себе всеобщее внимание. Что же произошло на этот раз на армяно-азербайджанском фронте и каково главное отличие нового витка насилия от предыдущих? Попробуем суммировать позицию азербайджанского общества.

В воздухе «пахло порохом» уже давно. После достижения «джентльменского соглашения» о прекращении огня в мае 1994 года (юридически обязательный договор так и не был оформлен) имели место два серьезных случая этого режима: в апреле 2016 и в июле 2020 годов. Однако настоящее обострение, по первичным оценкам, превосходит оба этих случая, а по количеству потери военной техники с обеих сторон даже саму горячую фазу войны в 1991–1994 годах. «Сентябрьская война» в отличие от предыдущей не была неожиданной. Обе стороны усилили военную риторику с начала этого и без того полного несчастьями 2020 года. Вспомним хронологию событий, путь к большой войне.

Азербайджанские власти и проправительственные медиа как отправную точку к новой эскалации конфликта обычно называют заявление премьер-министра Армении Никола Пашиняна: «Арцах – это Армения, и точка». Это он произнес весной прошлого года в Нагорном Карабахе. Президент Азербайджана Ильхам Алиев через несколько месяцев в России ответил: «Карабах – это Азербайджан, и восклицательный знак». Однако «война знаков препинания» пока не принесла результатов и пока что там доминирует знак вопроса.

Но проблемы начались еще раньше. Сразу после прихода к власти в мае 2018 года Никол Пашинян попытался изменить устоявшийся формат переговоров, заявив, что Нагорный Карабах должен стать равноправным участником мирных переговоров наряду с Азербайджаном и Арменией в рамках Минской группы (МГ) ОБСЕ. В Азербайджане, естественно, это предложение отвергли и обвинили Армению в попытке уклонения от переговоров. Далее после вышеупомянутого заявления возникла вовсе курьезная ситуация: если «Арцах – это Армения», то зачем он должен выступать отдельной стороной на переговорах? В Ереване это объяснить не смогли.

Далее серьезный протест официального Баку вызвала инаугурация избранного президента Нагорного Карабаха Араика Арутюняна не в Степанакерте (Ханкенди, по азербайджанской версии), а в карабахском городе Шуша, где до конфликта большинство составляли этнические азербайджанцы. После этого власти непризнанной Нагорно-Карабахской республики объявили еще о намерении перенести парламент в Шушу, вызвав очередной всплеск эмоций в Азербайджане.

Casus belli (повод к войне) стал нарастать дальше. Армения объявила о создании сил добровольцев, куда могут быть призваны граждане до 70 лет. В Азербайджане в этом усмотрели попытку легальной мобилизации армян из диаспоры. Масла в огонь подлила жена премьера Армении Анна Акопян, позирующая фотографам с автоматом в окопах на международно признанной территории Азербайджана. Очередной каплей в чашу терпения стало видео о переселении 11 семей ливанских армян из Бейрута в Шушу и заявление лидеров карабахских армян о готовности принять еще больше этнических армян с Ближнего Востока.

Не исключено, что, не будь цепочки этих событий, война бы не разразилась рано или поздно. В конце концов идущий около 30 лет переговорный процесс зашел в глухой тупик, выход из которого может быть найден только путем основательной перезагрузки. К сожалению, в роли такой перезагрузки придумать ничего, кроме новой войны, пока не получается.

Ход боевых действий на этот раз во многом был подобен апрельской войне 2016 года: согласно официальным данным, азербайджанским войскам в первый день боевых действий удалось захватить несколько стратегических позиций, армянская сторона это не опровергала. Однако дальнейшее продвижение войск замедлилось (а может, такой задачи и не было). Другим отличием этой кампании стало активное применение беспилотных летательных аппаратов. Такой метод ведения боевых действий становится все более эффективным после противостояния в Сирии в начале этого года.

Еще одним отличием стала относительно вялая реакция международного сообщества, в первую очередь сопредседателей Минской группы. Многие вспомнили, что во время войны в Грузии в регион немедленно вылетел президент Франции Николя Саркози, во время апрельской карабахской войны 2016 года прибыл премьер-министр России Дмитрий Медведев, сейчас же, если верить официальной информации, из Кремля в Баку никто даже и не позвонил. МИД России выступил с довольно обтекаемым заявлением, самой интересной частью которого стал призыв не допускать участия в боевых действиях наемников с Ближнего Востока, причем не уточнялось, на чьей стороны эти самые наемники задействованы. Притом что обе стороны обвиняют друг друга в вербовке наемников. Армянская сторона считает, что Турция перебрасывает в Азербайджан боевиков, участвовавших в боях против курдов в Сирии, Азербайджан же говорит об участии в войне ливанских и сирийских армян, связанных с террористической группой ASALA (Armenian Secret Army for the Liberation of Armenia – Армянская секретная армия освобождения Армении), а также курдов из Рабочей партии Курдистана (РПК), признанной во многих странах мира террористической организацией и запрещенной по этой причине. Впрочем, ни одна из сторон до сих пор убедительных доказательств предъявить так и не смогла.

Что будет дальше? Изначальный прогноз на быстрое вмешательство посредников и начало нового этапа переговоров, к сожалению, не оправдался. Война скорее всего приобретает затяжной, позиционный характер, на истощение. Сколько это продлится? Увидим, если доживем. 


статьи по теме


Читайте также


Турецко-украинские дроны готовят для войны в Карабахе, Крыму и Донбассе

Турецко-украинские дроны готовят для войны в Карабахе, Крыму и Донбассе

Владимир Мухин

Киев и Анкара формируют военно-промышленный союз

0
3461
Турция может отказаться от российских газопроводов

Турция может отказаться от российских газопроводов

Алина Терехова

Анкара заявила об открытии в Черном море еще одного крупного месторождения углеводородов

0
6303
Иран отложит гонку вооружений до американских выборов

Иран отложит гонку вооружений до американских выборов

Геннадий Петров

Несмотря на снятие эмбарго на поставку тяжелых вооружений, обновлять свои арсеналы Тегеран пока не будет

0
1175
В Карабахе продолжают стрелять, в Белоруссии – протестовать, в Молдавии – давить на Приднестровье

В Карабахе продолжают стрелять, в Белоруссии – протестовать, в Молдавии – давить на Приднестровье

Светлана Гамова

0
902

Другие новости

Загрузка...