0
8857
Газета Печатная версия

11.12.2022 17:32:00

Китай увидел в Сербии ворота в Европу

Пекин и Белград сближает схожесть ситуаций вокруг Тайваня и Косово

Милан Лазович

Об авторе: Милан Светиславович Лазович – программный координатор Российского совета по международным делам.

Тэги: китай, влияние, балканский регион, проекты, инвестиции, экономика, тайвань, косово


китай, влияние, балканский регион, проекты, инвестиции, экономика, тайвань, косово В благодарность за помощь Китая в борьбе с COVID-19 улицы сербских городов были увешаны плакатами с портретами Си Цзиньпина. Фото Reuters

Китай продолжает укреплять влияние в странах Балканского региона. Речь идет о крупных инфраструктурных проектах, строительстве автомагистралей и железных дорог, об инвестициях, о росте товарооборота, развитии туристических и культурных связей. Представляется очевидным, что для Пекина Балканы являются воротами в Европу в рамках проекта «Один пояс – один путь». Для самих же Балканских стран это возможность обзавестись новой качественной инфраструктурой, повысить уровень жизни, экономического развития и т.д.

Центральное место в китайской региональной стратегии занимает Сербия. Тому есть несколько причин. Первая – прагматическая. Сербия – достаточно крупная и значимая страна в регионе, которая не входит ни в Евросоюз, ни в НАТО, проводит политику многовекторности, не ограничивая себя в развитии связей со странами Востока. Хотя это и вызывает раздражение у Брюсселя, которое он не стесняется демонстрировать. Белград является кандидатом на вступление в Евросоюз, а значит, в перспективе это может открыть Пекину более широкий доступ в экономико-финансовую систему стран ЕС. Сербия идеально подходит для вложения инвестиций как страна, прошедшая через кровопролитные войны 1990-х годов, находившаяся в тот период под жесткими западными санкциями и претерпевшая существенный экономический упадок и разрушение инфраструктуры.

Конечно, с тех пор многое изменилось, произошел качественный рывок в развитии за счет помощи других инвесторов – ЕС, ОАЭ, Турции, России. В этом плане за влияние в Сербии и регионе в целом идет конкуренция, которую Китай, обладающий мощным экономическим потенциалом, пока успешно выигрывает. Его влияние действительно велико и вызывает беспокойство ЕС, который предпринимает попытки ускоренного, насколько это возможно в современных условиях, вступления Белграда в Евросоюз. Таким образом, Сербия, имеющая широкий доступ к европейскому рынку, – очень важный экономический партнер, который в будущем имеет шансы помочь Пекину расширить экспансию на рынки стран ЕС.

Вторая причина – политическая. Китай и Сербию сближает ряд факторов. Во-первых, это очень похожие ситуации с Тайванем и Косово. В обоих случаях речь идет о сохранении территориальной целостности государств и противостоянии провокационным в этом плане действиям Запада, который оказывает поддержку сепаратистским силам в Тайбэе и Приштине. Во-вторых, в ходе агрессии НАТО против Югославии одна из бомб попала в здание посольства КНР в Белграде, в результате чего погибли три китайских репортера. Несмотря на официальные извинения США, китайские власти до сих пор убеждены, что это было сделано преднамеренно, поскольку Китай и тогда однозначно поддерживал югославские власти в их конфликте с Западом. В Поднебесной помнят об этом инциденте до сих пор и напоминают о нем при каждом удобном случае, когда хотят подчеркнуть нынешнюю агрессивную политику Североатлантического альянса на мировой арене.

Наконец, обе страны не приемлют менталитета холодной войны, активно распространяющегося сейчас в странах Запада. Пекин и Белград выступают за многополярный мир, не считая нужным ограничивать себя во внешнеполитических связях путем искусственных барьеров и санкций, поэтому они не только не присоединились к рестрикциям против России, но и продолжают конструктивные отношения с Москвой.

Существует еще одна причина такого сближения. Не все с этим согласятся, но есть некая схожесть в менталитете сербов и китайцев в том, что касается традиционных ценностей и некоего дрейфа в сторону более авторитарной системы управления. Очевидно, что в Китае это выражено намного ярче, однако необходимо заметить, что и в Сербии ощущается тенденция к более персонифицированной власти. Несмотря на то что Сербия по Конституции – парламентская республика, где де-юре большей полнотой власти обладает премьер-министр, де-факто основная часть власти и полномочий на принятие тех или иных решений находится в руках президента Александара Вучича. Китай воспринимает Сербию в том числе как малого «союзника» в идеологическом противостоянии с Западом, памятуя о событиях 1990-х годов.

Стоит напомнить, что с началом пандемии коронавируса в 2020 году именно Китай первым пришел на помощь Сербии, направив медицинское оборудование, лекарства, а позже и вакцины. Этот жест получил отклик в Сербии. Власти заявили о лицемерии ЕС, который бросил сербов в беде, а также назвали председателя КНР Си Цзиньпина другом и братом сербского народа. Улицы были увешаны плакатами с его портретами и надписями «Спасибо, брат Си!».

Отвечая на вопрос, почему китайско-сербские отношения приобрели столь высокий уровень, можно отметить и выгоду для обеих сторон. Она заключается в том, что для Китая Сербия – это страна, не требующая никаких предварительных «либерально-демократических условий» для развития сотрудничества и в то же время имеющая доступ на рынки ЕС в качестве страны-кандидата на вступление. Для Сербии же Китай – держава, которую она небезосновательно считает союзником. Пекин оказывает поддержку по вопросу Косово, не признавая его независимости, предоставляет экономическую помощь в виде крупных инвестиций, создания рабочих мест, совершенствования инфраструктуры, развития медицины, сельского хозяйства и ряда других отраслей сербской экономики.

Согласно заявлениям властей Сербии и КНР, их страны объединяет стратегическое партнерство, «железная дружба». Уровень отношений действительно достаточно высокий. Напомним, что еще в 2009 году между странами было подписано соглашение о стратегическом партнерстве. С тех пор двусторонние отношения продолжают развиваться по восходящей. В 2016 году Си Цзиньпин прибыл с «историческим трехдневным визитом», как тогда писали СМИ, в Белград. Было положено начало строительству Китайского культурного центра в Белграде, что запустило процесс более активного влияния китайской «мягкой силы» в Сербии. Сейчас в сербских школах и университетах все чаще предлагают изучение китайского языка, приобрели широкое распространение образовательные студенческие и преподавательские обмены. Нередки обмены официальными государственными визитами на высоком и высшем уровнях между странами. Так, в период с 2017 года и по настоящее время состоялся ряд взаимных визитов глав государств, правительств и МИДов.

В феврале 2022 года президент Вучич был гостем на открытии пекинской Олимпиады, которую бойкотировало большинство стран Запада. Там же состоялись переговоры глав обоих государств. Это стало 17-й официальной встречей Вучича и Си, в ходе которой они сверили часы по основной международной повестке, а также обсудили детали и перспективы дальнейшего двустороннего сотрудничества. Важной вехой станет Соглашение о свободной торговле между Пекином и Белградом, подписание которого ожидается в конце нынешнего года либо в начале следующего.

Сотрудничество развивается и в военно-технической области. Так, в апреле этого года Сербия получила от Китая зенитно-ракетные комплексы FK-3. Они были доставлены китайскими самолетами с соблюдением всех международных правил и принципов транспарентности. Однако, как и ожидалось, эта военная сделка вызвала шквал критики в ЕС и США. Сербию тут же обвинили в закупке вооружений у прямых конкурентов, пригрозили в очередной раз остановкой переговоров о дальнейшей интеграции в ЕС. А Китай обвинили в том, что он распространяет свою авторитарную экспансию на демократические государства Европы, прибегнув теперь уже и к поставкам вооружений.

Эксперты сходятся во мнении, что для Пекина было важно продемонстрировать возможность эффективной переброски вооружений по воздуху на дальние расстояния на фоне аналогичных действий НАТО в Украине, а для Сербии, страны, пережившей воздушную агрессию Североатлантического альянса, – получить возможность расширить и усовершенствовать потенциал национальной противовоздушной обороны.

Впрочем, поскольку влияние Китая на Балканах растет весьма динамично, оно неизбежно составляет конкуренцию России, имеющей традиционные исторические интересы на Балканах и культурную близость с народами государств региона. 


Читайте также


Майнеры мечтают о полной легализации своей деятельности в России

Майнеры мечтают о полной легализации своей деятельности в России

Ольга Соловьева

Добытчики криптовалют пытаются заинтересовать чиновников будущими инвестициями

0
340
Что ищет Садыр Жапаров в Брюсселе

Что ищет Садыр Жапаров в Брюсселе

Виктория Панфилова

Глава Киргизии меняет зеленые технологии на государственный долг

0
343
Дуда жалуется Си Цзиньпину на Лукашенко

Дуда жалуется Си Цзиньпину на Лукашенко

Дмитрий Тараторин

Польша готова закрыть границу с Белоруссией, но надеется, что Пекин заставит Минск остановить атаки мигрантов

0
298
Индийские ракеты нацелены на базы КНР в Южно-Китайском море

Индийские ракеты нацелены на базы КНР в Южно-Китайском море

Владимир Скосырев

Филиппины приобрели у Дели аналог российского "Оникса"

0
378

Другие новости