0
1670
Газета Экономика Печатная версия

18.12.1999 00:00:00

"Обслуживать ВТС должны государственные банки"

Тэги: ВТС, Внешэкономбанк


Игорь Завьялов.
Фото Дениса Тамаровского (НГ-фото)

- ИГОРЬ НИКОЛАЕВИЧ, каковы роль и место российских коммерческих банков в системе военно-технического сотрудничества России с зарубежными странами?

- Начиная примерно с 1993 года изготовление специмущества, поставляемого на экспорт в рамках военно-технического сотрудничества (ВТС) России с зарубежными странами, стало приобретать для обеспечения финансовой устойчивости предприятий военно-промышленного комплекса все большее значение. Это объясняется тем, что объем заказов со стороны Министерства обороны РФ из-за недостаточного бюджетного финансирования начал стремительно сокращаться. В это же время российской стороной велись интенсивные переговоры о продаже на выгодных для страны условиях российского оружия на новых перспективных рынках, и прежде всего китайском. Принимая эти факторы во внимание, ряд коммерческих банков пришел к выводу, что обслуживание экспорта специмущества может стать для них значительным источником дохода. Первыми работу в этом направлении развернули Внешторгбанк, Промстройбанк и Межкомбанк. В течение 1994-1997 годов к ним присоединились ОНЭКСИМбанк, Инкомбанк и Национальный резервный банк. В этот же период через Внешэкономбанк в основном осуществлялись расчеты за специмущество, поставляемое в Индию в рамках госкредита.

За период с 1994-го по 1998 год предприятиям ВПК было выдано указанными банками кредитов на общую сумму около 1,5 миллиарда долларов США, основная часть которых предоставлялась под гарантию ГК "Росвооружение". В том числе и благодаря этой мощной финансовой подпитке в течение нескольких лет имел место рост экспорта российского вооружения и военной техники. При этом и сами банки внакладе не остались.

После августовского кризиса 1998 года ситуация коренным образом изменилась. Ряд крупнейших банков оказались не в состоянии обслуживать контракты на поставку за рубеж специмущества. Их выполнение было поставлено под угрозу срыва. В этих условиях Внешэкономбанк оказался для правительства Российской Федерации, спецэкспортеров и инозаказчиков наиболее приемлемым во всех отношениях банком. Поэтому в него и были переведены на обслуживание контракты из проблемных банков.

- Какой объем средств в рамках сделок по линии ВТС проходит через вас?

- Около 10 миллиардов долларов США.

- Десять миллиардов долларов - это реальные контракты?

- Валютный контроль осуществляет проверку по всем открытым паспортам сделок, отсюда и возникает указанная сумма. Субъектами ВТС открыто во Внешэкономбанке свыше 260 паспортов сделок на поставку специмущества более чем в 20 стран мира.

Нам сегодня пришло 300 миллионов долларов по контракту с Китаем, который "Росвооружение" подписало по Су-30МКК. В нынешней ситуации при довольно малом притоке денежных средств такой объем одним платежом - это очень много. Увидеть такие средства у себя на корреспондентских счетах - мечта любого российского банка.

Отмечу, что наряду с "Росвооружением", "Промэкспортом" и "Ростехнологиями" нашими клиентами являются такие известные субъекты ВТС, как ВПК "МАПО" ("МИГ"), Тульское КБП, "Антей" и ряд других.

- Нельзя ли назвать конкретные объемы, которые проходят через ваш банк?

- "Росвооружение" - это порядка 80% всех поступающих платежей, "Промэкспорт" - примерно 60-70%. Что касается "Ростехнологий", то у них объем небольшой, около 20 миллионов долларов.

Серьезных успехов достигло Тульское КБП. В 1999 году объем контрактов у них превысил 200 миллионов долларов, и в ближайшей перспективе будет подписан еще очень серьезный контракт. Фактически 100% объемов Тульского КБП, как, впрочем, и "МИГ", идет через нас

Если говорить в целом, то через Внешэкономбанк осуществляется 85-90% всех расчетов по линии военно-технического сотрудничества России с зарубежными странами. Конечно, это огромный сегмент финансового рынка.

- Очевидно, ваш самый крупный партнер - это Китай?

- Да, КНР, а также Индия. Китай мы обслуживаем монопольно, то есть фактически все существующие контракты идут через нас. Мы прошли с китайскими партнерами очень долгий путь переговоров. Это понятно, ведь объемы поставок очень большие. Все осуществляется в рамках подписанных межправительственных соглашений. Китайские партнеры очень конкретные, четкие и прагматичные, очень аккуратно подходят к решению любого вопроса, поэтому проработка всех возникающих проблем занимает достаточно долгое время. Для коллег из Китая большое значение имеет то обстоятельство, что Россию представляет серьезный банк, имеющий традиции, должный уровень представительства и безупречную репутацию. Внешэкономбанк СССР, правопреемником которого мы являемся, сотрудничает с КНР с 1970 года.

- Раньше в сфере военно-технического сотрудничества с Китаем монопольно работал Инкомбанк. Были ли проблемы, связанные с переориентацией финансовых потоков с Инкомбанка на Внешэкономбанк? Были ли потери, которые могли негативно повлиять на сотрудничество с Китаем?

- Действительно, с 1994 года Инкомбанк монопольно обслуживал все контракты с Китаем. Но в 1997 году большой контракт по эсминцам получил ОНЭКСИМбанк. Поэтому говорить о монополии Инкомбанка было бы неправильно. До финансового кризиса 1998 года эти два банка примерно в равной степени обслуживали ВТС с Китаем.

Что касается Икомбанка. Если говорить о проблеме "застрявших" в нем на момент кризиса средств участников ВТС, фактически была только проблема по спецсчету. Однако в соответствии с решениями по процедуре банкротства Центральный банк РФ направил в "Росвооружение" письмо, в котором говорилось, что средства на спецсчете не являются объемно-кредитной массой, к ней не могут предъявляться претензии со стороны кредиторов Инкомбанка. Поэтому этот вопрос потихоньку, медленно, но с помощью арбитражного управляющего был решен. Средства со спецсчета в соответствии с подписанными дополнениями к межправительственному соглашению между Россией и Китаем, в котором обслуживать все старые и новые контракты было поручено нам, перевели во Внешэкономбанк. Одновременно были переоформлены все паспорта сделок.

Та же самая процедура затронула и ОНЭКСИМбанк. Поэтому проблемы потери средств в рамках обслуживания китайских контрактов как таковой не существует. Возможно, какие-то маленькие суммы, в размере 200-300 тысяч долларов, застряли на счетах покрытия, которые не были вовремя разблокированы.

- Как ко всем этим коллизиям отнеслись в Пекине?

- Спокойно. Ведь они выполняют свои обязательства перед Российской Федерацией, а что дальше - это уже головная боль Москвы. Просто на какое-то время приостанавливался процесс поставок военной техники. "Росвооружение" временно прекратило отгрузку специмущества в Китай, пока все не утряслось. В декабре 1998 года КНР и РФ подписали дополнительное соглашение о переназначении банков с российской стороны. Так что на протяжении четырех месяцев, с августа-сентября по декабрь, поставки были заморожены. Спустя некоторое время Внешэкономбанк подписал межбанковское соглашение с Банком Китая. Тут же были выставлены повторные гарантии по реализуемым контрактам, и процесс поставок в КНР возобновился.

- Наверное, Китай удовлетворен тем, что сейчас фактически все взаиморасчеты по ВТС проходят через государственный банк?

- Последняя поездка в Китай 23 августа 1999 года на заседание межправительственной комиссии по ВТС, которую возглавлял вице-премьер Илья Клебанов, показала, что существует серьезное, очень хорошее отношение к Внешэкономбанку.

- Вы упомянули Индию. Можно ли в отношении этой страны сформулировать стратегические интересы Внешэкономбанка, в частности - по обслуживанию индийской линии ВТС?

- Стратегический интерес - взять на себя обслуживание всех контрактов. Хотелось бы выстроить линию, которая начинается от закона о ВТС. Там оговариваются четкие возможности участников этого сотрудничества, ясно прописано обязательное наличие 50% участия государства в их акционерном капитале или полное государственное участие. Рядом с федеральными государственными унитарными предприятиями и субъектами ВТС должен быть государственный банк, который руководствуется государственными интересами. Ведь торговля оружием - это чисто государственный бизнес, в котором неприемлемы "левые" поставки и нарушения действующих эмбарговых ограничений в отношении ряда стран.

Поэтому наличие банка, который четко выполнял бы функции спецэкспортера и валютного контроля, крайне необходимо.

- Кто конкурирует с вами на одном поле? Раньше, когда существовал институт уполномоченных банков "Росвооружения", за обслуживание каждого крупного контракта разворачивалась острая конкуренция. Как решаются эти вопросы сейчас?

- В общем-то, сильно ничего не изменилось. Вместе с тем есть определенные подвижки. В указе президента от 1998 года говорилось, что спецэкспортеры вправе самостоятельно определять банки по обслуживанию конкретных коммерческих контрактов. Что касается контрактов, которые подписаны в рамках межправительственных соглашений, то в этом случае выбор банка является прерогативой правительства.

Разумеется, "Росвооружение" и "Промэкспорт" ориентируются на просьбы предприятий о том, какой, по их мнению, банк должен обслуживать тот или иной контракт. Просят обычно за тот, который уже как-то проинвестировал производство, с тем чтобы замкнуть ответственность при погашении кредитных средств.

Сейчас на этом поле начал работать Сбербанк, у которого есть серьезные возможности кредитовать предприятия, а также ряд коммерческих банков - Росбанк, МДМ-банк, Банк Москвы.

По мнению Внешэкономбанка, обслуживать ВТС должны государственные банки или банки, контрольный пакет которых принадлежит ЦБ РФ. Это необходимо для того, чтобы избежать негативных явлений, имевших место после финансового кризиса, когда в проблемных банках "зависли" огромные деньги, принадлежащие предприятиям, а также для того, чтобы оградить спецэкспортеров от нечистоплотных банков. В качестве примера, иллюстрирующего этот тезис, можно привести печальный опыт общения ГК "Росвооружение" с АКБ "Московский национальный банк", в результате которого компания недосчиталась многих миллионов долларов.

- В свете нынешних политических реалий включение Банка Москвы в список уполномоченных банков выглядит сенсационно┘

- Банк Москвы обслуживает один-единственный контракт по системам ПВО, который подписал с Грецией концерн "Антей". В целом в работе со спецэкспортерами и заводами ВПК этот банк себя не проявил и ранее с ними не работал.

- В чем заключается интерес банка по обслуживанию контрактов на поставку специмущества? Это наличие свободных ресурсов для того, чтобы работать на рынке межбанковского кредита, или еще какие-то схемы? На чем "Внешэкономбанк" зарабатывает деньги?

- На элементарных банковских продуктах - комиссиях, гарантиях. Допустим, китайцы в рамках заключенного контракта предоставляют аванс российской стороне. Объем составляет 15% суммы контракта, это оговорено межправительственным соглашением. Эти 15% они предоставляют под банковскую гарантию возврата данного аванса. Если "Росвооружение" не сможет поставить в срок определенное контрактом имущество, то мы как банк-гарант обязаны вернуть этот аванс китайской стороне в полном объеме. Мы выставляем эти гарантии, их принимают фактически все участники военно-технического сотрудничества России с зарубежными странами. Когда мы представляем гарантии, то, естественно, за это берем комиссию. В общем, за каждую операцию взимаем небольшой процент.

- Вы стояли у истоков работы на этом специфическом сегменте российского финансового рынка. Как все складывалось, какие были проблемы?

- Я хотел бы сказать, что ранее в течение нескольких десятилетий Внешэкономбанк активно сотрудничал с такими организациями - спецэкспортерами вооружения и военной техники, как ГИУ (позднее "Оборонэкспорт"), ГТУ (позднее - "Спецвнешэкспорт"), ГУСК, правопреемником которых является ГК "Росвооружение". Но ситуация после 1991 года изменилась кардинальным образом. Старые схемы уже не работали.

Поэтому, непосредственно отвечая на ваш вопрос, хочу сказать, что нам было очень тяжело влезать на этот сегмент рынка. Предприятия оборонного комплекса находились в упадке. Сейчас хоть сложилась какая-то схема, ВПК ожил. А специфика, естественно, существует. Если применить нормативы Центробанка к предприятию оборонного комплекса как к клиенту, то крайне рискованно не только давать ему какие-либо кредиты, но вообще брать на обслуживание. Тем не менее, зная эту специфику - возможность поступления валютной выручки, страну, откуда придут деньги (например, Китай или Индия), наличие на предприятии уже произведенного специмущества, производственный и кадровый потенциал, - в каждом конкретном случае можно принять решение об обслуживании или финансировании данного предприятия.

Конечно, есть стабильно работающие, экспорториентированные предприятия ВПК: Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение, ГНПП "Сплав", Курганмашзавод, Тульское КБП, Коломенское бюро машиностроения, Ижевский электромеханический завод, концерн "Антей".

- А у директоров оборонных предприятий менталитет уже рыночный? Легко ли банку с ними работать, договариваться?

- Чересчур уж больно рыночный. Директора, которые поставляют специмущество на экспорт с 1992 года и получают живую валюту, уже научились делать вексельные схемы, получать вексельные кредиты, работать с клиринговыми счетами, делать дисконтные и процентные операции, получать кредиты, давать кредиты - то есть в полном объеме владеют банковскими технологиями и обмануть их практически невозможно.

Ну и потом, на этом рынке нельзя вести себя нечестно. Раз обманул - и лишился клиентской базы. Наш круг довольно узок. Там очень серьезные, длительные отношения, все друг друга давно знают и понимают.

- Какие вы видите перспективы на этом рынке финансовых услуг?

- Хочется, чтобы Внешэкономбанк успешно перешел в ХХI век и работал далее. Как век начнешь, так и проживешь.

- А в плане взаимоотношений банка с правительством РФ, "Росвооружением", другими субъектами ВТС - контакты в целом хорошие?

- Они достаточно надежны. Нас отличает государственный менталитет. Сделать все во имя будущего процветания России - главный смысл нашей сегодняшней работы.

(Полный текст интервью будет опубликован в "Независимом военном обозрении".)


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


В Болгарит арестован секретарь главы государства по правовым вопросам Пламен Узунов

В Болгарит арестован секретарь главы государства по правовым вопросам Пламен Узунов

0
70
Погиб мэр Сеула Пак Вон Сун

Погиб мэр Сеула Пак Вон Сун

0
89
Президент Грузии осудила баскетболиста сборной страны за переход в ЦСКА

Президент Грузии осудила баскетболиста сборной страны за переход в ЦСКА

0
65
В Киргизии прекращается междугороднее автобусное сообщение из-за пандемии

В Киргизии прекращается междугороднее автобусное сообщение из-за пандемии

0
71

Другие новости

Загрузка...