0
950

19.04.2007 00:00:00

Верноподданный бунтовщик

Тэги: десятерик, павленков, биография, царская россия


Владимир Десятерик. Павленков. – М.: Молодая гвардия, 2006, 370 с.

Ну вот, историческая справедливость восстановлена: жизнь Флорентия Федоровича Павленкова (1839–1900) признана замечательной и достойной читательского внимания. Издатель Павленков вошел в историю как основатель книжной серии «Жизнь замечательных людей». Хотя из множества выпущенных им книг современники ценили в первую очередь «Энциклопедический словарь» и «Физику» А.Гано: именно эти два тома разместились на памятнике Флорентию Федоровичу на Волковом кладбище в Петербурге.

Биография Павленкова интересна тем, что соединила вещи, казалось бы, несовместные: юношеские верноподданнические стихи государю-императору – и публикации работ Энгельса и Каутского. Службу артиллерийского офицера – и параллельную карьеру книгоиздателя, начавшуюся с «Собрания формул для фотографии Е.Бертрана» (страстный фотолюбитель, Павленков и сам писал статьи о фотоискусстве). Неучастие в политических партиях – и репутацию революционера, опасного врага самодержавия, не раз доводившую до тюрьмы и ссылки┘

Однажды сокамерником Павленкова стал писатель Короленко. В тот раз издателя арестовали после взрыва царского поезда под Москвой в ноябре 1879 года. «Он, безусловно, никакого отношения к данному акту не имел, но у него производят обыск и обнаруживают номер газеты «Народная воля». Этого было достаточно┘» Хотя подозревать Павленкова в неблагонадежности было за что. Выйдя из юношеского возраста, никаких симпатий к самодержавию Флорентий Федорович уже не испытывал и даже говорил: «Разумеется, я стою под красным знаменем┘» Постоянно конфликтовал с цензурой (например, в одном только 1878 году она запретила Павленкову выпуск второго издания «Сочинений Д.И.Писарева», альбома карикатур «На елку!» и «Страданий Великого Учителя, Господа нашего Иисуса Христа», а весь тираж книги «Вятская незабудка на 1878 г.» был уничтожен). Помогал опальному Чернышевскому. Организовывал похороны Писарева. Передавал книги Чехову для отправки на Сахалин. Дружил с народником Михайловским. Издал биографию отлученного от церкви Толстого┘

Однако в советское время, невзирая на «революционное прошлое» Павленкова, его имя попало под негласный запрет. Будучи успешным издателем, Флорентий Федорович собрал изрядный капитал и завещал его на строительство сельских библиотек. К 1913 году их насчитывалось около двух тысяч, но вскоре правительство закрыло все: реакция, сами понимаете... Вездесущий Владимир Ильич в одной из своих работ укорил неразумного мецената: лучше бы эти деньги сразу передать на дело революции. После таких слов вождя о Павленкове тут же «забыли», и только благодаря авторитету Горького в 1930-е возродилась серия «ЖЗЛ», а вместе с ней – имя ее отца-основателя. Впрочем, доживи Флорентий Федорович до тех лет, вряд ли он стал бы настоящим советским человеком. Ведь его фраза про знамя имеет продолжение: «Я стою под красным знаменем, но только до тех пор, пока на нем нет пятен ни грязи, ни крови».


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Даже льготная ипотека оказалась не по карману гражданам

Даже льготная ипотека оказалась не по карману гражданам

Ольга Соловьева

Около 80% жителей страны не имеют финансовых возможностей для покупки жилья

0
724
Новая Конституция уже есть, нового курса развития – еще нет

Новая Конституция уже есть, нового курса развития – еще нет

Сергей Коновалов

Как решить институциональные проблемы российской экономики

0
561
Патриотизм не рождается из абстрактной национальной идеи

Патриотизм не рождается из абстрактной национальной идеи

В чем конкретно должна заключаться объявленная государством приоритетность поддержки семьи и детей

0
356
Рюмочная для губернатора

Рюмочная для губернатора

Алкей

Повесть о том, что шаурма без капусты – это как выборы без протестов

0
326

Другие новости

Загрузка...