0
2529
Газета Проза, периодика Печатная версия

24.04.2024 20:30:00

Готичненько!

Прелесть рассказов Элизабет Гаскелл не только в отточенности формы, но и во внятных морально-этических нормах

Тэги: проза, диккенс, призраки, готика


проза, диккенс, призраки, готика Истории о призраках составили солидный фонд викторианской литературы. Виктор Борисов-Мусатов. Призраки. 1903. ГТГ

Элизабет Гаскелл прославилась в 1848 году, написав серьезный реалистический роман о жизни манчестерских пролетариев «Мэри Бартон», в котором, понятное дело, никакой готики не было в помине. Но любой талантливый писатель того времени рано или поздно попадал в поле зрения мистера Великолепного, Чарльза Диккенса. Гаскелл исключением не стала. Ну а Диккенс обожал рассказы о призраках и не только сам с удовольствием практиковался в этой области, но и заставлял авторов, трудившихся в его журналах, сочинять для рождественских выпусков мистические истории. Эти произведения, составившие солидный фонд викторианской литературы и наследующие готическому роману рубежа XVIII–XIX веков, оформились в новый субжанр под названием ghost stories (что, собственно, и переводится как «истории о призраках»).

Дебют Гаскелл на ниве ghost stories состоялся в 1852 году, когда был опубликован «Рассказ старой нянюшки». В нынешней подборке готических историй писательницы этот текст расположен под вторым номером. «Рассказ старой нянюшки» и «Бедная Клэр» – пожалуй, самые страшные истории, порожденные фантазией Гаскелл. Мрачная обстановка старинного дома в первой новелле, недомолвки и странные намеки, закрытое целиком крыло особняка – не по себе читателю становится задолго до того, как начнутся основные события. Ну а уж скольким своим последователям «подарила» Гаскелл детей-призраков! Их и не счесть. И хотя финальная развязка в какой-то степени предсказуема и, конечно же, связана с преступлением, совершенным в прошлом, это нисколько не портит классический рассказ.

16-15-11250.jpg
Элизабет Гаскелл.
Серая женщина / Пер. с англ.
Татьяны Осиной. – М.:
АСТ, 2023. – 440 с.
В «Бедной Клэр» особенно удался зловещий доппельгангер (темный двойник) несчастной героини. Гаскелл, как и многие другие литераторы викторианской эпохи, ведет повествование не спеша, много внимания уделяя деталям, ведь ghost stories – это хоть и кошмар, но кошмар уютный, связанный с образом старой доброй Англии. И тем неожиданнее оказываются проявления сверхъестественного начала. Именно в «Бедной Клэр» контраст между основным успокаивающим и завораживающим нарративом и вспышками фантастического особенно хорош.

Оставшиеся тексты вряд ли можно назвать мистическими или пугающими. «Исчезновения» с подборкой небольших историй кажутся самым необязательным рассказом сборника, зря составители поставили его на первое место, такой «открывашкой» запросто можно отпугнуть читателя от остальных, очень сильных новелл.

«Невероятно, но факт» радует типичным английским юмором, который, конечно, понять сможет не всякий, но любители британского комизма останутся довольны. Тем более что история предполагает угадывание знакомых всем с детства сказочных персонажей, с коими странным образом встретился главный герой.

В «Рассказе помещика», «Кривой ветке» и «Серой женщине» появляется особенно полюбившийся английским писателям образ преступника из хорошей семьи. Характерно, что в последних двух новеллах из-за злодеяний мужчин страдать приходится излишне доверчивым девушкам. Эти героини, конечно же, напоминают центральных персонажей романов Анны Радклиф, но куда менее наивны и порой готовы взять ситуацию под свой контроль.

Подлинный трагизм присущ «Ведьме Лоис» и «Проклятью Гриффитсов». Первая новелла тематически пересекается с еще одним мастером готики – певцом Новой Англии Натаниэлем Готорном, описавшим охоту на ведьм в нескольких своих произведениях. У Гаскелл получается жуткая история без всякой мистики. Лоис, приехавшая из Англии, становится неудобна сразу нескольким своим родственникам, на нее доносят и приговаривают к смертной казни. По-настоящему зловещий рассказ об ужасной несправедливости увенчан концовкой, в которой доносители и палачи Лоис признают свои ошибки, но что погибшей от их покаяния?.. Сочувствие вызывает и несчастный Оуэн Гриффитс, павший, конечно, не жертвой родового проклятия, как указано в названии, а неуемной гордыни отца. В этих двух новеллах реалистическое мастерство и отменный психологизм прекрасно сочетаются с готической образностью.

«Серая женщина» – это не книга для торопливого чтения, ей нужно уделить время, внимание и чувства. Прелесть рассказов Гаскелл не только в отточенности формы и увлекательности содержания, но и во внятных морально-этических нормах, которые на уровне подтекста доносит до нас писатель. Банально, но такая классика действительно делает наш мир лучше.

Самара


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Мог бы всю жизнь идти по Москве

Мог бы всю жизнь идти по Москве

Марианна Власова

Леонид Костюков задался вопросом «Где логика?»

0
1765
Автор знает, что такое война

Автор знает, что такое война

Вячеслав Огрызко

К 100-летию со дня рождения писателя Бориса Васильева

0
1527
Я не смогу тебя починить

Я не смогу тебя починить

Ирина Федченко

Победитель конкурса «Рассказ за час» фестиваля «Роскон»

0
1290
Шапито во Вселенной

Шапито во Вселенной

Космический цирк, научные эксперименты и прорехи во времени

0
2290

Другие новости