0
18382
Газета Печатная версия

10.10.2023 19:09:00

Город как процесс

Варианты урбанизации зависят от многих социально-экономических и природных факторов

Игорь Харичев

Об авторе: Игорь Александрович Харичев – генеральный директор АНО «Редакция журнала «Знание – сила».

Тэги: урбанизация, мегаполис, мегасити, общество, технологии


урбанизация, мегаполис, мегасити, общество, технологии Сегодня Гагарин (он же Гжатск) может похвастаться только своей опрятностью и аккуратностью. Фото Александра Савина

В статье Андрея Ваганова «Мегаполис на окраине мегасити» («НГ-наука» от 12.09.23), посвященной городам будущего, делается вывод: города становятся все более и более умными. Но это не меняет их сути. Потому что и мегаполис, и небольшой город представляют собой… процесс.

Образ жизни – город

Город можно описывать по-разному. Как совокупность зданий разного назначения, выполняющих определенные функции, необходимые для поддержания жизни населения и работы органов власти; как сообщество людей, занятых в производстве и других сферах деятельности; как место производства, научной и образовательной деятельности; как совокупность городских сообществ и систем... Но город – это не только здания разного назначения и люди, работающие в этих зданиях, живущие в них, удовлетворяющие жизненные потребности; это не только дороги, дающие возможность передвигаться в пространстве города, не только многие километры труб и кабелей, связывающие эти здания. Город – образ жизни, все более превалирующий на нашей планете.

Доктор исторических наук, специалист по средневековому городу Ада Анатольевна Сванидзе (1929–2016) отмечала: «Есть все основания рассматривать всеобщую историю как длинный извилистый путь человечества от деревни к городу… процесс урбанизации – это постепенное формирование, распространение и укрепление культуры, которая вытесняет, сменяет первичную, сросшуюся с природой культуру человека. Современный мир уже по преимуществу городской».

Город может восприниматься как текст – многозначный текст культуры, воплощенный в разных формах культурной памяти: книги, тексты, памятные знаки, памятники, здания. Можно пытаться выявить структуры такого текста, его смысловые особенности, контекст. Изучение текста городской культуры приобрело актуальность в последние десятилетия, что диктуется стремлением осмыслить город не только как функциональное образование, но и как нечто символическое, целостное.

Но помимо всего прочего город – это процесс. Вне зависимости от того, мегаполис это или небольшой город, расположенный в глуши. Строго говоря, все, что окружает нас, является процессом. Наш самый большой дом – Вселенная находится в процессе эволюции. Так же, как и Галактика, Солнечная система. Земля сначала прошла процесс формирования как каменистая планета, теперь на ней идут различные процессы, например процесс геологической активности, процесс эволюции растительного и животного мира. Жизнь человека – процесс, начинающийся рождением.

К возникновению городов приводит процесс урбанизации, который, в свою очередь, порожден процессом эволюции человечества.

Возникнув, любой город продолжает свое существование как сложный процесс. Невозможно построить город на века. Не в том смысле, что не сохранятся ранее построенные здания, а в том, что идеальный город, в котором, казалось бы, учтено все-все, через какое-то время перестанет быть идеальным. Даже если не изменится число жителей, появятся новые виды деятельности, новые технологии и следом – новые потребности у горожан. И вновь придется что-то строить, что-то менять. Да и большинство зданий через какое-то время потребует замены, поскольку сохранять необходимо только имеющие историческую и архитектурную ценность здания.

Город как процесс может быть процессом развития, поддержания имеющегося состояния и угасания. Во всех случаях это процесс.

В древности города могли умирать. Таков пример Трои, города-крепости у побережья Эгейского моря, уничтоженного войной в период между 1260 и 1230 годами до нашей эры. Ее стены были снесены, а население – убито или бежало. В наше время города не исчезают – даже Хиросима и Нагасаки были восстановлены после страшных разрушений, нанесенных им американской атомной бомбардировкой.

В наше время города могут представлять собой процесс деградации. Те, в которых по каким-то причинам закрываются основные промышленные предприятия и резко сокращается число рабочих мест, становятся угасающими. Яркий пример недавнего времени – Детройт, автомобильная столица США, переставшая быть таковой, когда в конце прошлого века автомобильное производство и связанное с ним металлургическое перебрались в Китай с гораздо более дешевой рабочей силой. Детройт покинуло значительное число жителей, появились заброшенные районы, вид которых напоминает апокалиптические картины. Город не перестал существовать, но его ухоженная, комфортная для жизни часть резко уменьшилась. Налицо не только процесс сокращения реально действующей территории города, но и резкого снижения его значимости в стране.

Много похожих примеров, относящихся к разным эпохам, можно найти и в нашей стране. Такова история города Гагарина, бывшего Гжатска, не столь уж долгая.

Деградация – это тоже процесс

В 1718 году началось строительство Ладожского канала, призванного соединить реки Волхов и Неву 117-километровым водным путем. В какой-то момент на строительстве канала начались серьезные проблемы с продовольствием. От голода людей спас неожиданно прибывший гжатский хлебный караван на 50 барках. По преданию, обрадованный Петр I щедро наградил купцов – хозяев каравана и заявил, что отныне он будет считать Гжатскую пристань «житницей Петербурга».

За короткое время Гжатская пристань превратилась в главный отпускной порт всей восточной части Смоленской, западной части Московской губерний, всей Калужской провинции и других районов страны. Хлеб, доставленный в Гжатск из разных мест России водным путем (Окою, Угрою, Ворею) и гужевым транспортом, грузился на барки и большими караванами направлялся в быстро растущую Северную столицу. Кроме хлеба в Санкт-Петербург доставлялись овес, масло, сало, пенька, лен, льняное семя, кожи и многое другое.

Активное судоходство привело к возникновению судостроения на самой Гжатской пристани и в окрестных селах, деревнях. Почти круглый год со стапелей сходили плоскодонные суда – барки. Это были сравнительно крупные суда, имевшие, как правило, 36 м длины, 8 м ширины, с осадкой до 70 см. Они поднимали около 8 тыс. пудов груза, то есть130 т!

Судостроение способствовало бурному развитию в Гжатской слободе кузнечного промысла. Попутно стали возникать различные мануфактуры: кожевенные, стекольные, полотняные, канатные. Гжатская слобода все более превращалась в заметный на карте России экономический центр, причем передовой во многих отраслях. В рамках губернской реформы 1775 года, осуществляемой Екатериной II, в 1776 году Гжатская пристань была преобразована в уездный город Гжатск, административно подчиненный Смоленску (прежде Гжатская пристань относилась к Московской провинции).

В начале XIX века Гжатск – один из наиболее развитых в промышленном отношении уездных городов не только Смоленской губернии, но и всей России. Немалое значение он приобрел в торговой жизни страны, выступая в роли посредника между центральными районами Российской империи и Санкт-Петербургом. Отправляя хлеб, пеньку, железо и прочие товары в столицу, гжатские купцы привозили оттуда и из других городов шелк, сукна, бумажные материи, железные и кожаные изделия, сахар, чай, фрукты и многое другое.

Отечественная война 1812 года прошла и по Гжатску, оставив разрушения, нарушив отлаженный ритм жизни. Прекратила свою работу подавляющая часть предприятий. Восстановление производства и торговли затянулось на долгие годы – город начал терять свои передовые позиции.

Пожалуй, главной причиной стало появление новых путей доставки в Санкт-Петербург и другие города сельскохозяйственной продукции и промышленных товаров, поскольку Гжать стала сильно мелеть в летнюю пору. Во второй половине XIX и начале ХХ века Гжатск уже ничем не выделялся среди других уездных городов России. А значит, не было стимулов для роста населения города.

В 1937-м он стал районным центром Смоленской области. Новое развитие в последней трети ХХ века Гжатск, ставший в 1968 году Гагарином, получил благодаря первому космонавту на Земле Юрию Гагарину, родившемуся и росшему там. Туристы старались увидеть дом, в котором рос Юрий Алексеевич. Повысилась нагрузка на объекты общественного питания, магазины, гостиницу. Но скорее всего вовсе не этот факт, а решение центральных властей повысить значимость города, носящего столь важное для имиджа СССР имя, вызвало решение о строительстве ряда новых предприятий. Новые рабочие места обеспечили приток жителей. За 19 лет, с 1970 по 1989-й, их численность возросла с 15 715 до 28 876 человек.

Однако в последующие годы рост городского населения Гжатска прекратился – численность его населения колебалась от 31 721 человека в 2010 году до 26 500 человек в 2021-м. Хотя по-прежнему большое число туристов желает посетить дом Гагарина, а теперь и Музей первого полета, появившийся в городе в 2011 году, к 50-летию памятного события, необходимости в новых рабочих руках нет, стимулов для увеличения численности горожан – тоже. Наоборот, была тенденция к ее снижению. Дабы предотвратить это, город строил жилые дома, то есть решая доставшуюся еще от советской поры проблему.

Вполне можно сказать, что город Гагарин долгое время пребывает в процессе гомеостаза с окружающей средой.

Город как завод

Города рождала политическая, военная либо производственная необходимость. А далее процесс существования города находился в зависимости от многих обстоятельств, меняющихся во времени.

Камерной истории Гжатска/Гагарина, представляющей квазистационарный процесс с отдельными бурными периодами, можно противопоставить историю города, появившегося на Урале через пять лет после Гжатской пристани. Речь о Екатеринбурге, четвертом сейчас по численности городе России. Он был основан как завод.

Весной 1723 года по указу императора Петра I на берегах реки Исети развернулось строительство крупнейшего в России железоделательного Екатерининского завода, выполнявшего одновременно функцию крепости. То есть удовлетворялось две потребности: производственная и военная.

Усилиями Василия Татищева, выдающегося государственного деятеля той поры, и Вилима Ивановича де Геннина, друга и соратника Петра Великого, Екатеринбург строился как город нового типа. Но официальный городской статус был ему присвоен лишь в 1781 году – когда Екатерина II повелела Екатеринбургу стать уездным городом Пермской губернии. А вскоре через него проложили важнейшую дорогу Российской империи – Большой Сибирский тракт. Екатеринбург в числе других пермских городов стал «городом-ключом» к Сибири с ее богатствами.

Развитие медеплавильного производства в Екатеринбурге способствовало открытию там в 1763 году монетного двора, на котором к концу века изготавливалось около 90% всех российских монет. В 1806 году Екатеринбург получил статус «горного города» и после этого находился в прямом управлении начальника Екатеринбургских заводов, министра финансов и лично императора.

Менялись технологии, конкуренция приводила к закрытию одних заводов, открывались другие, менялась их специализация. Это происходило и в XIX, и в XX веке. Промышленное производство росло. В 1930-е годы началось масштабное строительство машиностроительных заводов-гигантов. Для подготовки кадров был выстроен обширный комплекс Уральского индустриального института (ныне Уральский федеральный университет), создан Уральский филиал АН СССР.

Помимо промышленности, науки, образования город исполнял и продолжает исполнять административные функции. С 1918 года Екатеринбург – центр Екатеринбургской губернии, в 1923–1934 годах – Уральской области, а после 1934-го – Свердловской. (С 1924 по 1991 год город назывался Свердловск). А с 2000 года город еще и центр Уральского федерального округа.

Процесс неуклонного развития Екатеринбурга отражает динамика роста численности горожан: 1724 год – около 4000 жителей, 1820-й – 13 026, 1913-й – 69 210, 1933-й – 400 800, 1943-й – 548 800, 1945-й – 487 400,1967-й – 961 000, 1989-й – 1 364 621, 1999-й – 1 272 900, 2009-й – 1 332 264, 2023 год – 1 539 371. Снижение численности случилось в 1945 году: после окончания Великой Отечественной войны город покинуло большое число эвакуированных. Еще одно снижение имело место в 90-е годы прошлого века. Причина понятна – резкий спад промышленного производства в стране, и в Екатеринбурге в частности.

Можно сказать, что производственная, политическая, административная потребности поддерживали процесс роста Екатеринбурга практически все 300 лет, которые существует город, уже четверть века назад ставший мегаполисом.

Судьба каждого города или то, как складывается процесс его существования, зависит от многих факторов, меняющихся во времени. История Детройта показывает, что крупный промышленный центр может перестать быть таковым, прийти в упадок. Но это один из возможных вариантов процесса существования города. Процесса, который чаще всего протекает без резких изменений и никогда не останавливается во времени, пока город жив. 


Читайте также


Роботам нужны гарантии

Роботам нужны гарантии

Анастасия Башкатова

Предприятиям важно, чтобы инвестиции в технологии окупились

0
1169
"Роснефть" помогает развивать биотехнологии и генодиагностику в регионах

"Роснефть" помогает развивать биотехнологии и генодиагностику в регионах

Елена Крапчатова

В тюменской школе компания помогла создать современную лабораторию

0
888
Частные предприниматели стали любимчиками Пекина

Частные предприниматели стали любимчиками Пекина

Владимир Скосырев

Экономические реформы в КНР сочетаются с тотальным контролем над обществом

0
1795
Константин Ремчуков. Путин в Пекине дал жесткую оценку действиям стран «золотого миллиарда»

Константин Ремчуков. Путин в Пекине дал жесткую оценку действиям стран «золотого миллиарда»

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в КНР по состоянию на 20.05.24.

0
5815

Другие новости