0
4871
Газета Печатная версия

07.09.2020 17:38:00

Ведущая роль трубопроводов остается в прошлом

Российский газ вытесняют с внешних рынков

Сергей Жильцов

Об авторе: Сергей Сергеевич Жильцов – доктор политических наук.

Тэги: трубопроводы, северный поток 2, сила сибири, турецкий поток, спг, сша, турция, энергетическая политика


трубопроводы, северный поток 2, сила сибири, турецкий поток, спг, сша, турция, энергетическая политика Будущее «Северного потока – 2» по-прежнему остается неясным.  Фото © Thomas Eugster/Nord stream 2

Эпоха масштабных трубопроводных проектов подошла к завершению. На смену им приходят поставки сжиженного природного газа (СПГ), которые открывают перед потребителями новые возможности, одновременно позволяя оказывать давление на поставщиков газа, ориентирующихся на трубопроводы. Примером может служить ситуация, которая сложилась с поставками российского газа в Турцию и Китай, а также проблема достройки газопровода «Северный поток – 2».

В первой половине 2020 года поставки российского газа в Турцию заметно сократились. Хотя тенденция к снижению наблюдалась и в прошлом году, когда поставки упали ниже 15 млрд куб. м. В результате Россия утратила лидирующую роль поставщика углеводородных ресурсов на турецкий рынок, на котором она доминировала до последнего времени. Россию обошли Азербайджан, Иран, Катар и Алжир.

Снижение поставок российского газа коснулось как введенного в январе текущего года газопровода «Турецкий поток», так и трубопровода «Голубой поток». С одной стороны, турецкая сторона сделала ставку на газ с азербайджанского месторождения «Шах-Дениз», который поставляется в Эрзерум и далее в Грецию. Этот трубопровод позволил увеличить импорт из Азербайджана почти на 2 млрд куб. м. С другой стороны, Анкара увеличила поставки СПГ. В 2019 году они приблизились к 12 млрд куб. м. В лидерах поставок СПГ в Турцию США, Алжир, Катар и Нигерия, а также еще ряд стран.

Повышение доли азербайджанского газа при увеличении поставок СПГ привело к утрате Турцией интереса не только к «Турецкому потоку», но и к газопроводу «Голубой поток». В прошлом году по нему было поставлено около 10,6 млрд куб. м, хотя «труба» рассчитана на 16 млрд куб. м. В итоге в 2019 году российские трубопроводы «Голубой поток» и «Турецкий поток» оказались не задействованными на полную мощность. Более того, исходя из текущей загрузки трубопроводов, в перспективе востребованным может оказаться только один газопровод, который будет загружен на полную мощность.

Смена приоритетов в энергетической политике Турции не в последнюю очередь связана с вопросом цен на углеводороды. Турецкая сторона заинтересована в снижении стоимости российского газа. Свою роль сыграла теплая погода и пандемия коронавируса, которая привела к снижению уровня потребления углеводородных ресурсов во многих странах. В то же время решение Анкары о переориентации на увеличение поставок СПГ не лишено политической составляющей. Торжественный ввод в эксплуатацию газопровода «Турецкий поток» произошел в январе 2020 года, когда Анкара уже снижала закупки российского газа. Сказалось несовпадение интересов России и Турции по ряду ключевых вопросов. Политика Турции направлена на поддержку Украины по Крыму. Имеются разногласия между странами и в других регионах. До последнего времени острые политические противоречия сглаживались сотрудничеством в отдельных секторах экономики. Кроме того, отношения двух стран рассматривались через призму перспектив поставок российского газа.

Вопрос о том, является ли сложившаяся в первом полугодии 2020 года ситуация с поставками российского газа в Турцию стечением обстоятельств или это начало нового этапа в отношениях двух государств в энергетической сфере, остается открытым. В последнем случае российские трубопроводы, идущие в сторону Турции, могут столкнуться с проблемой заполнения, что фактически ставит вопрос об их окупаемости. В случае продолжения политики, направленной на увеличение закупок азербайджанского газа, и ориентации на СПГ российское доминирование на турецком рынке станет историей.

Трубопроводные проекты, которые до недавнего времени рассматривались в качестве ключевых факторов, обеспечивающих долгосрочное взаимодействие государств, в последние годы утрачивают свое значение. Сжиженный природный газ превратил газовый рынок в мировой, открыв потребителям новые возможности для диверсификации поставок. Данная ситуация затронула и Россию. Так, «Турецкий поток» и «Северный поток» рассматривались в качестве альтернативы украинскому транзиту. Однако, снизив зависимость от Украины, Россия попала в зависимость от Анкары. В свою очередь, Турция, замкнув на себя различных, в том числе и конкурирующих поставщиков газа, получила мощный инструмент влияния. Это привело к тому, что роль Турции в обеспечении поставок газа в Европу возросла и позволило Анкаре выдвигать свои условия России, одновременно учитывая интересы США.

Проблемная ситуация сложилась со строительством «Северного потока – 2». Германия заинтересована получать российский газ напрямую из России, что снижает риски прекращения его поставок. Однако в этом не заинтересованы США, для которых привлекательным остается европейский газовый рынок. США продвигают поставки СПГ в Европу, требуя от ЕС снизить закупки российского газа. Кроме того, уменьшению поставок российского газа в Европу придается геополитическое звучание, особенно в условиях продолжающегося обострения российско-американских отношений. Для реализации своих целей США используют политику санкций в отношении компаний, которые реализовывали данный проект. Одновременно с этим американская сторона продвигает тезис о необходимости снижения зависимости от российских поставок, видя в этом якобы угрозу энергетической безопасности европейцев. Итогом усилий США стала остановка реализации проекта «Северный поток – 2». Пока России не удается добиться его завершения, несмотря на заявления о возможности самостоятельной достройки трубопровода.

Не менее сложной остается ситуация с поставками российского газа в восточном направлении. В декабре 2019 года был введен в строй магистральный газопровод «Сила Сибири», которому придавалось большое значение. Однако пандемия коронавируса привела к снижению спроса на газ в Китае, что, в свою очередь, сказалось на объемах закупок российского углеводородного сырья. В первом полугодии Китай закупил лишь 1,27 млрд куб. м газа. При сохранении данной тенденции Россия может не выйти даже на половину от запланированного объема – 5 млрд куб. м.

В текущем году в Китае наблюдается превышение предложения над спросом, что позволяет Пекину выбирать между различными поставщиками. Помимо снижения закупок российского газа Китай расширяет число поставщиков голубого топлива, также делая ставку на сжиженный природный газ. Например, китайская сторона получает СПГ из Австралии. В целом Пекин увеличивает закупки СПГ, видя в этом альтернативу трубопроводным поставкам. Наконец, Китай наращивает добычу сланцевого газа, разработке которого уделяется повышенное внимание. В 2019 году он сумел выйти на уровень добычи 175 млрд куб. м сланцевого газа. В итоге снижение потребления газа на внутреннем рынке, в том числе из-за коронавируса, увеличение объемов добычи сланцевого газа и рост поставок СПГ привели к тому, что интерес к трубопроводному газу из России снизился.

Для России, которая рассматривала восточное направление экспорта в качестве альтернативы поставкам в Европу, снижение поставок в Китай приведет к экономическим потерям. Однако ключевой вопрос, как и в случае с Турцией, касается перспектив поставок газа в Китай. При сохранении сложившихся в Китае подходов к реализации энергетической политики Россия может столкнуться с постоянным недополучением средств.

Расчет на новые политические и экономические договоренности по поставкам газа пока не имеет под собой оснований. Нарастание экономического и политического соперничества между США и Китаем не привело к кардинальным изменениям в российско-китайских отношениях. Китай заинтересован в формировании новых механизмов отстаивания своих интересов, в том числе и с Россией. Однако вряд ли Пекин будет готов пожертвовать своими интересами в сфере энергетики.

Таким образом, в конце прошлого – начале нынешнего года Россия завершила реализацию ряда трубопроводных проектов, которым придавалось важное экономическое и геополитическое значение. Был дан старт работе трубопроводам «Турецкий поток» и «Сила Сибири». Кроме того, Россия предпринимала усилия по завершению проекта газопровода «Северный поток – 2». Его завершению мешали санкции, введенные США в отношении компаний, осуществляющих прокладку «трубы».

В условиях геополитического соперничества с Западом новые трубопроводные проекты рассматривались в России в качестве инструмента, который позволит сохранить за собой часть газового рынка в Европе, Турции и Китае. Считалось, что инфраструктура на годы вперед определит характер межгосударственных отношений, создаст дополнительные условия для экономического сотрудничества между странами. Наконец, трубопроводы рассматривались в качестве механизма, который позволит снизить зависимость от ЕС и США.

Однако ситуация на газовом рынке менялась стремительно. Сланцевая революция, поставки СПГ, внедрение новых технологий добычи открыли новые возможности для доставки газа потребителю. Сказалась пандемия коронавируса, которая снизила спрос на углеводородные ресурсы. Одновременно повысилась привлекательность поставок СПГ, превратившего газовый рынок в мировой. Эти факторы изменили роль магистральных трубопроводов, в течение десятилетий служивших в качестве инструмента влияния поставщиков на потребителей и одновременно в качестве фактора, который оказывал колоссальное влияние на отношения между государствами. Все это наглядно видно на примере российских трубопроводов.

Обсуждение и строительство новых трубопроводов Россия начинала при одних внешнеполитических условиях и совершенно иной ситуации на рынке газа. Сегодня трубопроводы «Турецкий поток», «Голубой поток», «Сила Сибири» не гарантируют России стабильности в поставках газа на внешний рынок. Тем более что Турция и Китай реализуют энергетическую политику, исходя из собственных интересов.

Ситуация, которая сложилась в 2020 году в сфере поставок российского газа на внешние рынки, оставляет вопрос относительно эффективности проводимой трубопроводной политики. Очевидно, что на повестке дня стоит задача не допустить дальнейшего снижения доли на турецком рынке, обеспечить стабильные поставки в Китай. Остается вопрос с достройкой трубопровода «Северный поток – 2». Все это потребует от России значительных усилий. Тем более что на российские позиции на газовых рынках огромное влияние будет оказывать не только конкуренция со стороны других поставщиков, но и санкции со стороны США, которые не намерены пересматривать свою политику в отношении России. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Как разрушалась Югославия

Как разрушалась Югославия

Леонтий Шевцов

25 лет назад в Дейтоне объявили о конце боснийской войны

1
1681
Cерая зона дефрагментирует международную систему отношений

Cерая зона дефрагментирует международную систему отношений

Александр Бартош

Запад формирует против России «петли анаконды» глобальной гибридной войны

0
343
Российские хакеры внедрились в «Майкрософт»

Российские хакеры внедрились в «Майкрософт»

Владимир Иванов

Информационный гигант обвиняет три страны в кибератаках на США

0
479
Трамп хочет выиграть президентские выборы благодаря Кубе

Трамп хочет выиграть президентские выборы благодаря Кубе

Константин Николаев

Ради испаноязычных избирателей президент США вводит новые санкции против "коммунистической диктатуры"

0
571

Другие новости

Загрузка...