0
987
Газета Печатная версия

13.04.2000 00:00:00

Глазами скептической эпохи

Тэги: Флек, философия


Флек Людвик. Возникновение и развитие научного факта: Введение в теорию стиля мышления и мыслительного коллектива. Сост., ред., предисловие, пер. с англ., нем., польск. яз. Поруса В.Н. - М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 1999, 220 с.

ХОТЯ автор в выходных данных книги упорно называется Людвигом - это всего лишь опечатка, а вовсе не знак принадлежности философа к немецкой языковой среде и к немецкому же культурному кругу. Со средой и культурным кругом все достаточно сложно. Языковая среда - исходная - была польская, культурная принадлежность - европейская; культурная же значимость вполне может быть названа мировой. Людвик - все-таки - Флек, один из создателей физиогномически-характерного для ХХ века типа теоретического взгляда, именуемого социологией знания, родился в 1896 году во Львове - на перекрестье империй, в семье европейски образованных польских евреев. Стал медиком, практиковал как врач в Пшемысле и Львове, затем работал в частной бактериологической лаборатории, которую сам же и основал. Успел он побывать и в советском "культурном кругу" - после того, как его родной Львов вместе со всей Западной Украиной оказался присоединенным к СССР; а с оккупацией города в июне 1941 года немцами Флек с семьей попал в еврейское гетто. Он продолжал работать по специальности и там (разрабатывал методы массового производства противотифозных вакцин), и даже в Освенциме и Бухенвальде, куда его - специалиста европейского класса - фашисты вывезли, чтобы использовать его знания. Не имея возможности отказаться (его жена и сын были в это время в другом концлагере, и от согласия Флека на сотрудничество зависела их жизнь), он использовал эту ситуацию для проверки своих гипотез 30-х годов о влиянии исследовательского коллектива на содержание идей - а кроме того, участвовал в саботаже заключенных-исследователей (они разрабатывали заведомо неэффективный метод изготовления вакцины), который каждую минуту мог стоить им жизни. Бежав из Бухенвальда перед самым освобождением его американскими войсками, Флек после войны вернулся в Польшу, через несколько лет стал академиком и членом президиума Академии наук, а последние 4 года жизни работал в Израиле, где и умер, не успев прочитать подготовленный им курс лекций по философии науки в Еврейском университете Иерусалима, 5 июня 1961 года.

При жизни Флека знали и ценили главным образом как микробиолога; как философ он оставался в тени. Это обусловлено прежде всего тем, что в философии науки того времени, когда активно работал Флек, задавали тон совсем иначе настроенные теоретики: в 30-е годы - и вплоть до 50-х - в философии науки господствовало движение, сводившее ее, философию науки, к логическому анализу языка научных теорий. Флек оказался востребованным только в конце 50-х - начале 60-х годов, когда стиль мышления его коллег - философов науки изменился и проблемы единства когнитивного и социального аспектов науки снова оказались в центре их внимания. Именно тогда его и прочитал - и дал новую, активную жизнь его идеям - один из властителей дум времени Томас Кун.

В сборник вошла прежде всего классическая монография Флека "Возникновение и развитие научного факта" - та самая, которую называет в предисловии к своей книге Кун, говоря о ней (в 1962-м!) как о "почти неизвестной". С тех пор она стала ненамного более известной: известны больше ее последствия. Вышла же она впервые в Базеле в 1935 году: то есть, можно сказать, за эпоху до Куна.

Интеллектуалам этого времени вообще казалось привлекательным и убедительным объяснять интеллектуальные и духовные явления через внешнюю их детерминацию - тем более что тогда это было еще и ново, сохраняло оттенок интеллектуальной дерзости (марксизм, у которого мы это знаем в весьма категоричном варианте, - подход типологически того же порядка, принадлежит к той же познавательной матрице). (Именно в таком контексте сформировались и отстаивались позиции сторонников жесткого разделения науки и не-науки, которые тогда в философии науки были очень влиятельны.)

Характерный для общих интеллектуальных тяготений времени социологизм и историзм Флек спроецировал на историю науки - но сделал это, во-первых, очень изящно (он весьма далек от вульгарного социологизаторства!), во-вторых, чрезвычайно плодотворно. Условия времени, культуры, психологии познающих из внешних формующих прессов мысли превращаются у него в ее сложную внутреннюю структуру: это "внешнее" действует изнутри. Он, безусловно, должен быть назван в числе предтеч характерного для второй половины (особенно конца) века культурологического мышления с его открытием возможности рассматривать разные человеческие дела как культурную форму; в этом смысле значение Флека выходит за пределы философии науки и должно быть признано существенным для развития культурной "оптики", понимания культуры в целом.

Итак, он противопоставил господствовавшим доселе кумулятивистским и индуктивистским представлениям о развитии науки идею культурно-исторической ее обусловленности - и эпистемология под его руками превратилась в сравнительно-историческую дисциплину. В концепции его ведущая роль принадлежит понятию, которое во второй половине века прочно вошло в исследовательский и даже не только в исследовательский, а и в повседневно-интеллектуальный обиход: понятию стиля мышления и тесно с ним связанному понятию мыслительного коллектива. Познавательные процессы для Флека, в полном соответствии с духом времени, коллективны; традиционную структуру познания, в которой участвуют субъект и объект, он расширил за счет мыслительного коллектива как посредника между ними - да притом такого, который радикальным образом определяет их отношения и характер конечного результата. Каждый коллектив создает в процессе своего функционирования собственный, соответствующий ему стиль мышления, а с ним вместе конструируются и... научные факты - то, что, казалось бы, надежнее надежного, объективнее объективного: их содержание на самом деле в очень большой мере - результат интерпретации, которую они получают в свете того или иного стиля мышления.

Читатель, искушенный разочарованиями конца столетия, почувствует соблазн видеть во Флеке одного из предтеч релятивизма, а в построениях его - очередной аргумент в пользу скептицизма и непознаваемости истинной природы вещей - если у них вообще таковая имеется, - закрытой от человеческих глаз человеческими же конструктами. Нельзя сказать, что он окажется совсем уж неправ... хотя с авторским самовосприятием он сильно разойдется. В полном же соответствии с преобладавшими настроениями времени Флек был (гносеологическим) оптимистом. Из факта "зависимости науки от эпохи и среды" он делает совершенно другие выводы. "Отбросив скептицизм, - пишет он, - мы должны понять эту зависимость в ее эвристической значимости" (курсив мой. - О.Б.). А скептицизм с релятивизмом оставим вульгарным социологам.

В отличие от носителей позднейших стилей мышления он считал, что понимание исторической и социальной обусловленности познания не препятствует, но, напротив, способствует приближению к истине - поскольку позволяет избежать догматизма. Сама конкуренция и смена стилей мышления - свидетельство в пользу того, что научное развитие никогда не остановится на достигнутом - а истина, таким образом, окажется увиденной с разных сторон... Так ли? Поживем - увидим, особенно когда наш стиль мышления сменится другим.

В книгу вошли также избранные статьи Флека и его дискуссия со своим польским коллегой Т.Биликевичем 1939 года, на основании которой читатель может составить себе представление о том, как реагировало на идеи Флека его тогдашнее интеллектуальное окружение.

Простим издателям то, что они поместили иллюстрации к книге без внятных русскому читателю подписей (я уж не говорю об ужасающем количестве опечаток). Они сделали большое дело, заполнив очень существенный пробел в наших представлениях об истории мысли уходящего века. Классику все-таки приличествует знать.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Спутник V» может долететь до Уругвая

«Спутник V» может долететь до Уругвая

Юрий Паниев

Москва надеется на более полное раскрытие потенциала отношений с Монтевидео

0
473
Алиев заявил, что Армения иногда нарушает режим прекращения огня

Алиев заявил, что Армения иногда нарушает режим прекращения огня

0
297
Директор СНБ Армении выехал с визитом в Москву

Директор СНБ Армении выехал с визитом в Москву

0
284
Власти в Токио заявили, что намерены двигаться к решению вопроса о южной части Курил

Власти в Токио заявили, что намерены двигаться к решению вопроса о южной части Курил

0
267

Другие новости

Загрузка...