0
1226
Газета Печатная версия

03.03.2005 00:00:00

Как из ужей вылупляются соколы

Тэги: Бунин


И.А. Бунин: Новые материалы. Вып. 1 / Сост., ред. О.Коростелева и Р.Дэвиса. - М.: Русский путь, 2004, 584 с.

Во время оно, а именно в 1906 г., Брюсов, разбирая стихи Бунина, написал так: "┘Его стихи, лишенные настоящей напевности, живут исключительно образами и при их отсутствии обращаются в скучную прозу". Да, не польстил признанный мэтр академику Бунину! Можно сказать, ударил в самое сердце, потому что к стихам своим Иван Бунин был без конца пристрастен и пристрастен к людям, которые о них писали.

К сожалению, писали о них многие: вот и известный критик Г.Адамович, с которым Бунин состоял в дружеской переписке, все-таки нашел случай заметить про антологию эмигрантской поэзии: "Дурное впечатление создается не от антологии, а от самих авторов: много дурных стихов (Бальмонт, Бунин (!) и т.д.) Но что мы тут можем сделать!" Георгий Иванов и вовсе распоясался: в своей заметке "Чья бы корова трещала" он попросту издевается над стихотворцем. Объясняет, что коровы вообще-то мычат, но академикам, конечно, виднее, что эти милые животные делают - возьмите, дескать, собрание стихов почетного академика Бунина, где сказано: "В кустарнике трещат коровы/ И синие подснежники цветут".

И Владислав Ходасевич туда же: в 1929 г. пишет рецензию на "Избранные стихи" Бунина. Рецензия эта отнюдь не бездонно хвалебная, сам автор в приватном письме замечает, что "почтенный старик написал несколько сот дрянных стихотворений и с десяток хороших". Отношения с Буниным после этих "ума холодных наблюдений" подпортились - таких замечаний обидчивый и желчный академик не прощал никому. В "Новые материалы" и вошли все эти "вещественные доказательства" жизни и мифотворчества Бунина: его переписка с Ходасевичем, Адамовичем и зарубежными издательствами, газетные интервью почетного академика с одесскими репортерами, отрывки воспоминаний и высказываний о нем современников - писателя Скитальца, Горького и т.д.

Спрашивается, зачем было писателю так мучиться из-за своих стихов? Что это за страстное желание быть поэтом? Обида на Брюсова, как замечают составители "Новых материалов", "осталась у Бунина на всю жизнь", и пришлось творить миф о своей дворянской самостоятельности. Дело в том, что первый сборник Бунина "Листопад" выпустило символистское издательство "Скорпион" - под эгидой все того же Брюсова, разумеется.

В дальнейшем "Скорпион" отказался иметь дело с Буниным, и тот придумывает "благоуханную легенду": "...Я вскоре почел за благо удалиться из этого литературного лабаза". Нет, на самом деле не почел и даже писал суровому Брюсову слезные письма: "За что, Валерий Яковлевич? Почему я исключен┘" Но внятного ответа не было, и пришлось пробивать себе путь в снегах литературы - через Горького.

Об этой "ступеньке" своей карьерной лестницы Бунин в дальнейшем рассказывал совсем по-другому, о великой дружбе и своих похвалах творчеству "босяка" не упоминал. Горький перестал его устраивать, дружба с ним не вписывалась в миф о "последнем писателе от дворянства". А поначалу┘ Что ж, поначалу Бунин все же попадает в горьковское "Знание", а гонорары там платят "небывалые в истории русской литературы". Компания там самая что ни на есть боевая: сам Максим Горький, Леонид Андреев, невероятно модный писатель-деревенщик Скиталец и Антон Чехов. Некоторых из них метко окрестили "подмаксимками", и Бунин не избежал этой участи.

Сам "использованный" Горький впоследствии характеризует прославленного писателя так: "Цену себе знает, даже несколько преувеличивает себя в своих глазах, требовательно честолюбив, капризен в отношении к близким ему, умеет жестоко пользоваться ими".

Бунину, певцу "Деревни", Горький быстро стал мешать. Он - "босяк, поднялся со дна моря народного"┘ Слышать противно! И после смерти Горького Бунин пишет: "Чуть ли не два десятилетия считались мы с ним большими друзьями, а в действительности ими не были┘" И далее замечает желчно, что отец его "врага" был, оказывается, управляющим большой пароходной конторы, а вовсе не сермяжным бедняком┘ Развенчивает миф Горького и выправляет свой.

По бунинской позднейшей легенде, взлет его произошел как бы сам собой, певец России чуждался всех этих Скитальцев и малиновых косовороток, выговаривал Шаляпину за его "русопятство" и держался в стороне от разгула босяцкого. Он писал изысканные, благородно простые стихи, видел деревню "не из окна экспресса", а жил в ней и знал ее быт и нравы, и поэтому проза его лишена "лубочности, литературности и дурного тона" в отличие от всяких там┘ В общем, как в одной из пьес Козьмы Пруткова (которого Иван Бунин, кстати, жаловал и любил цитировать): выясняется внезапно, что незаметный Ваня Финик, гимназист и сирота, - на самом деле "обломок рода древнего дворян, губернатора потомок православных киевлян". Вот оно как бывает.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Третий путь или звездный час Саркисяна

Третий путь или звездный час Саркисяна

Роман Каширин

Кризис власти привел к появлению новой  модели политической модернизации Армении

0
1206
Дурное наследие: что не так с продажей аэропорта Братска

Дурное наследие: что не так с продажей аэропорта Братска

Андрей Гусейнов

0
497
«Золотого медведя» Берлинале-2021 получил румынский фильм

«Золотого медведя» Берлинале-2021 получил румынский фильм

Наталия Григорьева

Берлинский фестиваль объявил победителей основного конкурса и параллельной программы Encounters

0
1787
Открывать россиянам Черногорию преждевременно

Открывать россиянам Черногорию преждевременно

Сергей Коновалов

Ситуация с коронавирусом в стране ухудшается

1
1501

Другие новости

Загрузка...