0
1383
Газета Печатная версия

28.09.2006 00:00:00

Нимфа-революционерка

Тэги: левер, айседора дункан


Морис Левер. Айседора Дункан: роман одной жизни / Пер. с фр. О.Чеховича. – М.: Молодая гвардия, 2006, 294 с. (ЖЗЛ).

«Искусство?.. Да знаете ли вы, о чем говорите?.. Искусство – это прежде всего ритм природы, движение волн, ветра, облаков, цветов, всего, что живет вокруг нас, до мельчайших частиц материи┘ Танец, Дейли, это Дионис! Аполлон! Это Пан! Вакх! Афродита! Вы слышите меня, Дейли┘ А-фро-ди-та!» – такие слова бросала юная и пылкая Айседора Дункан сухому деляге – владельцу нью-йоркского театра Августину Дейли, у которого она долгое время подвизалась как актриса. Однако, даже если бы это был великий театр, вроде школы Станиславского, с которым она познакомится много позже, она бы не нашла себе в нем места. Ее призвание (и она знала это с малых лет) было иным. Совершить революцию. Создать непохожую на другие школу танца, которая не корежила бы тело, подобно балетному станку. Никаких заученных фуэте и па. Вместо пачки – туника (сквозь нее видны прелестные контуры), вместо балетных тапочек – босые ступни. Музыка – Шопен, Бетховен, Мендельсон, Вагнер...

Перед нами биография великой танцовщицы в исполнении французского автора Мориса Левера, которая, как подмечают издатели, не является скрупулезным и доскональным исследованием жизни Айседоры. В общем-то, не очень-то и хотелось. Вот, пожалуйста, встреча с рафинированным интеллектуалом – отцом танцовщицы Чарльзом Дунканом, которого та совсем не знала, или домашние вечера в кругу семьи, где мать играет на пианино Моцарта и Шуберта, брат Августин декламирует «Гамлета», а Раймонд бубнит на древнегреческом «Илиаду». Или, еще того хлеще, вся творческая семейка, собрав последние гроши, приезжает в Лондон на грузовом корабле, перевозящем скот. Там, не имея еды и жилья, упивается Британским музеем, Гайд-парком и Национальной галереей: «Пока Раймонд делает бесчисленные зарисовки, Айседора начинает танцевать прямо в зале музея. Ее танец напоминает медитацию, он совершается вне времени, вне ее самой, в полном забвении того, что ее окружает┘»

Любое событие жизни Левер кладет на ладонь, как алмаз, и вертит, позволяя читателю насладиться игрой его граней. Нет двухмерным библиографическим силуэтам – лишь живая и страстная натура. Вот графиня де Греффуль – прототип герцогини Германтской Марселя Пруста. Она пригласила Айседору танцевать в своем дворце перед высокомерной знатью. Вот влюбленный в танцовщицу мистически-одухотворенный Генрих Тоде и старик Огюст Роден, возжелавший юную сильфиду во время танца. Наконец, швейный магнат Парис Зингер, бросающий к ногам Айседоры замки и капиталы.

Окуная нас в культурную эпоху рубежа XIX и XX веков, писатель объемно и сочно смелыми мазками дает картину восхождения, триумфа и трагичного увядания скандальной нимфы и пламенной революционерки. Левер подчеркивает искренность и в то же время противоречивость натуры Айседоры, которая, бунтуя против рабства, тут же проматывает тысячи долларов на роскошь.

Почти пророчеством стали слова французского драматурга Викторьена Сарду: «Я восхищаюсь вами и одновременно жалею вас, ибо вы бросаете вызов богам. Опасайтесь их мести. В самых сладких плодах славы прячется коварный яд». Один ее ребенок задохнулся во время родов, двое детей погибли в автокатастрофе... Впрочем, десятилетняя разлука с матерью сделала их чужими. А влюбленные мужчины один за другим уходили.

Кульминационный момент для русского читателя – сцены встреч Айседоры и Сергея Есенина в описании Левера выглядят весьма неоднозначно. Местами это прямо-таки грубоватый лубок, смакующий контрастные и пошловатые моменты. Приходит на ум пресловутая «развесистая клюква». Думается, для Мориса Левера Сергей Есенин по большей части не великий поэт, а очередная любовь постаревшей, грузной и оплывшей женщины. В воспоминаниях Анатолия Мариенгофа и других писателей Серебряного века эта тема освещена гораздо шире, острей и проникновенней. Возможно, оттого, что Есенина знают за рубежом так же, как, собственно, мы Айседору. Что ж, еще одна увлекательная биография поможет восполнить этот пробел.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Владимир Путин подтвердил устойчивость Вячеслава Гладкова

Владимир Путин подтвердил устойчивость Вячеслава Гладкова

Татьяна Астафьева

0
1534
В аэропорту Сочи станет прохладнее

В аэропорту Сочи станет прохладнее

Андрей Гусейнов

Воздушную гавань оснастили новым климатическим оборудованием

0
1370
Абсолютный Chekmate

Абсолютный Chekmate

Дмитрий Литовкин

МАКС и Военно-морской парад в Петербурге показывают вектор развития

0
3192
Черная суббота князя Боргезе

Черная суббота князя Боргезе

Владимир Щербаков

Как торпедный катер «Д-3» одним ударом сократил итальянский флот

0
7582

Другие новости

Загрузка...