0
1199
Газета Печатная версия

25.07.2019 00:01:00

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Мария Попова

Об авторе: Мария Попова - поэт, журналист, эссеист.

Тэги: кортасар, маркес, бунин, владимир набоков, солженицын, милорад павич, августин блаженный, древняя греция, майн рид, марк твен, ахматова, гумилев, арсений тарковский


Я всегда очень много читала. Детство было отмечено русскими народными сказками и легендами и мифами Древней Греции, позже – Майн Ридом, Марком Твеном и даже многотомником «Тысяча и одна ночь».

В подростковый период, который пришелся на 90‑е, без разбора жадно проглатывала все толстые журналы: «Юность», «Новый мир», «Дружбу народов», «Наш современник»… В этот период я узнала Булгакова с «Мастером и Маргаритой», Бунина, Набокова, Солженицына, «Погружение во тьму» Олега Волкова, авторов Серебряного века, в том числе «Уединенное» Розанова, глубоко заинтересовалась другими философами. Лет в тринадцать‑четырнадцать важной книгой стала «Сто лет одиночества» Маркеса. Это эпическое полотно, в котором причудливые биографии неизменно душевно одиноких героев сплетены в сложную канву повествования. После 20 поворотной и узловой стала для меня «Исповедь» Августина Аврелия, перепахавшая настолько глубоко, что я могу четко разделить жизнь на «до» и «после» этой книги. Она показывает жизнь позднеантичного римлянина через призму обретения веры во Христа, а также потрясает историей жизни, даже практически жития, матери автора, святой Моники. Еще позже очень важным автором стал Милорад Павич с его головокружительной нелинейной прозой. Глубокий след в душе оставила Мария Семенова со своей многотомной сагой «Волкодав» и популярной энциклопедией «Быт и верования древних славян».

Что касается поэзии, значимыми стали стихи философа Владимира Соловьева, позже – Николая Гумилева, по поэтике которого я писала дипломную работу в Государственной академии славянской культуры. Поэт всей жизни – однозначно Арсений Тарковский. Он бесконечно чуток к мирозданию, отражает его во всей хрупкости и реалистичности. И великая Анна Ахматова, конечно… А из зарубежных поэтов мне неизменно близки Кортасар и Борхес как открывшие гибкость и нестандартность письменной речи вместе с магическим реализмом.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Сами предложат и сами все дадут!"

"Сами предложат и сами все дадут!"

Александр Васькин

За публикацию "Мастера и Маргариты" главному редактору журнала "Москва" предлагали поставить памятник

0
871
Рифма – это правда

Рифма – это правда

Елена Семенова

Инна Кабыш о том, что учитель сегодня должен быть, как Данко, и стихопрозе, которая изменившееся сознание выразила

0
903
Вишну в три шага пересек тленную вселенную

Вишну в три шага пересек тленную вселенную

Наталия Набатчикова

Елена Семенова

Мерцающая рифма Хлебникова и объем свободы стиха

0
3062
Чум – с окошком в небо

Чум – с окошком в небо

Юрий Татаренко

Виктор Куллэ об истории как теории беспрерывных заговоров и Азе Тахо-Годи, которая на языке оригинала Гомера, Сапфо и Алкея пропела

0
2595

Другие новости