0
3287
Газета Печатная версия

07.11.2019 00:01:00

Ремарк и Хемингуэй – неделимая пара

Илья Фаликов

Об авторе: Илья Фаликов - поэт, писатель.

Тэги: детство, книги, мировоззрение, гессе, цветаева, бродский, свободный стих, чапаев и пустота, евгений онегин, новый завет, мастер и маргарита, москва петушки


У меня однобокое чтение. Девять десятых прочитанного – стихи. Ранняя юность – разумеется, Маяковский, первый том. Более всего «Облако в штанах». Параллельно – Есенин, «Москва кабацкая» в основном. Вершина того возраста – Блок, выше всего – «Соловьиный сад». Книги Брюсова и Хлебникова – обе назывались «Неизданное». Пастернак и Мандельштам пришли в свой черед. Пушкин и в особенности Баратынский открылись на закате молодости. Читалось много переводного. Уитмен, Аполлинер etc.

  Из прозы в старшие школьные годы проникновенней всего оказалась «Тамань». Прозу подобного качества я потом нашел у Олеши («Зависть»). Был, конечно же, и Грин. Собственно, в том же ключе – в плане чего-то нездешнего – в бурную молодость вошли неделимой парой Ремарк и Хемингуэй. «Три товарища», «Фиеста» и т.д.

  Первые студенческие годы ознаменовались как раз тем, чего в университетском курсе, по существу, не было. Филология первой четверти ХХ века, а впереди всех Тынянов, его очерк «Промежуток». Великолепна эссеистика русских поэтов начала прошлого века.
Но я начал этот отчет со стихов. Бессмысленно называть сейчас бесчисленные имена. Благодарностью некоторым из них стали мои ЖЗЛы – про Евтушенко, Цветаеву, Слуцкого.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Я лишь тот, кто стремится к свободе…

Я лишь тот, кто стремится к свободе…

Геннадий Кацов

Мир вполне свыкся с собственной шизофренией, хотя пока еще не готов к уничтожению цивилизации

0
231
Кончена смерть

Кончена смерть

Константин Рубинский

0
54
Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

0
90
Как будто в сердце нож воткнули

Как будто в сердце нож воткнули

Татьяна Писарева

Серебряный век – неисчерпаемый и потрясающий

0
733

Другие новости