0
5879
Газета Печатная версия

28.10.2020 20:30:00

История 18+ про ножки с коленками и подработку

Монолог женщины, которая не успела

Тэги: проза, рассказ, проститутки, ссср, восьмидесятые годы, любовь, расчет


41-16-3480.jpg
Тоже сытно.  Коллаж Николая Эстиса
Я мягкого не люблю – ни пожевать, ничего. И твердого не люблю – жуешь, а все без толку. С мужчинами у меня тоже – ничего, все без толку.

Был у меня в 85-м, до сих пор помню, хоть не первый и, слава богу, не последний.

Чтоб вы не думали, я про настоящую любовь тоже все знаю, причем вдоль и поперек. Ой, извините! Про вдоль и поперек само сказалось, а не потому что.

Работала я тогда официанткой в кафе «Лира» на «Пушкинской», молоденькая, рост, грудь, ножки с коленками.

Зал большой, открывали в девять утра – и до вечера. Утром еще терпимо, а потом – лом, почти что все приезжие, кто в «Наташу», кто по дороге в Мавзолей. Вечером – публика другая, столичных больше.

Официантка я была только по трудовой книжке. Я со столов убирала, потому что «Лира» хоть и кафе, а все набирали еду на поднос сами. Был там, правда, и бар с музыкой, певица пела, но туда не устроишься, только совсем свои.

Вообще-то я хорошего места ждала, мне один знакомый грузин пообещал, что устроит официанткой в «Арагви». Тогда в «Арагви» попасть – это как сейчас в Думу. А так – у меня 250 знаков в минуту, я после школы курсы окончила и просидела пять лет в машбюро на заводе имени Орджоникидзе. Барабанила-барабанила, а когда грузин мне пообещал, я сразу и бросила. Во-первых, в машбюро самое большое – 80 рублей и 13-я зарплата, а официантка – зарплата плюс чаевые и всегда можно подработать, тем более если в «Арагви». А во-вторых, я не какая-нибудь, чтоб подрабатывать, а самой нигде не работать, у нормального человека должен быть стаж по документу.

Конечно, я с «Лирой» не рассчитала, думала – пока потренируюсь для «Арагви» и запись будет, что опыт есть. А с «Арагви» никак не получалось, грузин говорил, что директор какую-то свою двигает. Через полгода я ждать перестала и сказала, чтоб грузин приходил, когда будет место. У меня если дело в принципе, я всегда с мужчинами решительная.

Ну вот. Однажды зимой выхожу в зал и смотрю по столам. Мы полчаса как открылись, народ еще не набежал. Он сидит один на самой серединке и кушает картошку фри с бифштексом. Это почти что доел, остались у него сырники со сметаной – две штуки и два компота из сухофруктов. Думаю: хорошо мужчина с утречка кушает, сытно. И кушает чистенько, не хватает и не запихивается. Сам тоже чистенький, бритенький, стриженый аккуратненько, шатенчик, лет 35, на стульчике рядышком портфельчик кожаный, дубленочка. Такие у нас утром бывали редко, а если бывали – небритые и пошорканные, потому что с вечера загуляли и дома не ночевали. Командировочные приличные тоже заходили. Только зачем мне командировочные? А у этого портфельчик не командировочный, я сразу поняла.

Жила я тогда на улице Стасовой, в квартире на две комнаты, я – в одной, Зинка-медсестра – в другой. Мы с Зинкой еще с детства соседки, еще когда на Зацепе жили. У нас однокомнатная, мы вчетвером, а Зинка в коммуналке с мамашей и тремя соседями. На Стасовой мы с Зинкой сняли за 40 рублей. За 40, а не за 70, потому что там одна комната 14 метров и другая – вроде комнатешка – 6 метров без окна, это шло как нежилое помещение.

Про подработку я вообще не знала, что у нас так бывает. Мне Зинка рассказала, у нее соседка по коммуналке была, и все про нее знали, даже участковый. Только она дура, пила, тунеядничала и еще выдряхивалась. Она с участковым поссорилась, и ее выслали на 101-й километр.

Мы с Зинкой все продумали, главное – у нас настоящая цель была, мы на кооператив копили, каждой по квартире, еще мебель и еще «Волга». Мы с Зинкой решили подрабатывать по-честному: не динамить и не жадничать. И не убиваться, как лошадь. Мы так рассчитали, что за восемь лет на все накопим – и сразу! А если найдется подходящий человек и женится – будет на приданое.

Зинка в травмпункте работала, в Первой Градской. Между прочим, туда тоже приличные заходили. Например, если мужчина повредил себя по мелочи, тогда он был не против. Мы с Зинкой работали по сменам, устраивались, никто не жаловался.

Чтоб вы не думали – если мужчина в дубленочке, так ему давай только студенточку или артисточку. Ему и официанточку давай, и медсестричку. Зинка дома халатик держала, коротенький по некуда, у мужчин же стыда совсем нет! А у меня дома малюсенький фартушок был с кружавчиками, потому что мужчины – это же в основном ужас! Только у нас с Зинкой цель была, ради цели человек все сделает.

Делали мы с Зинкой, делали, а потом – здрасьте! Слазьте, товарищи! Не успели мы с Зинкой.

А этот, с дубленочкой…

Да ну его!..

Алла Хемлин - писатель.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


История 18+ про большую проблему со сном

История 18+ про большую проблему со сном

Алла Хемлин

Монолог женщины, которая стремилась к гармонизации

0
1926
Главное – не квакать и пить стоя!

Главное – не квакать и пить стоя!

Алиса Ганиева

К юбилею главного дебюта американца Марка Твена и величайшего признания англичанина Альфреда Теннисона

0
3746
Тонкий привкус каштана

Тонкий привкус каштана

Вячеслав Харченко

Два рассказа про двести грамм и двести рублей

0
1263
Зимы уже не будет

Зимы уже не будет

Михаил Тарусин

Война слов, Петров-Водкин и вымирание птиц

0
1209

Другие новости

Загрузка...