0
4028
Газета Печатная версия

28.07.2021 20:30:05

Памятник Большому Якиману

Из Замоскворечья на Ленинские горы

Тэги: москва, мгу, строительство, краеведение, сталин, архитектура, большая полянка, замоскворечье, малый каменный мост, серпуховская площадь, история, воробьевы горы, ленинские горы, айвазовский, водопровод


28-9-4480.jpg
Аллегорические фрески
над лестницей. Иллюстрация
из книги Романа Янковского
«Высотка номер один. История,
строительство, устройство
и архитектура главного здания
Московского государственного
университета»
Москва – город разный. Кто-то в нем любит узкие улочки со старинными домами, кто-то – высотки, построенные в середине ХХ века, кто-то – новые кварталы с просторной планировкой… Кто-то не любит ничего. Да-да. Хоть и пел певец: «В столицу нельзя не влюбиться». А вот же… В этом, как нам кажется, главная беда Москвы. Большинство жителей Санкт-Петербурга, родились они в этом городе или приехали учиться и жить, любят его. А вот в Москве, к несчастью, живет много людей, ее не любящих – живущих здесь потому, что здесь деньги, здесь хорошая работа…

Но эти две книги при всей их непохожести – яркий пример любви к Москве. Любви беззаветной и крепкой. И это заставляет порадоваться.

Замоскворечье – место исключительно литературное. Воспетое Александром Островским, и не только им. Москвовед Денис Дроздов начинает свой гимн улице Большая Полянка с истории этой улицы, этого района, этих мест: «К середине XIX столетия среди жителей Большой Полянки уже почти не осталось представителей знатных дворянских фамилий – они перебрались на противоположный берег Москвы-реки. Уютные кварталы с маленькими особняками, садами и огородами походили на провинциальный городок. Такие полусельские владения часто встречались на участке улицы от церкви Григория Неокесарийского до Серпуховской площади».

Сейчас, когда от Москвы мало что осталось, пожалуй, только Замоскворечье сохраняет хоть какой-то вид былой Москвы. Хотя пострадало, конечно, и оно. Ситуация неизбежная, так происходит везде и всюду, не только в Москве, не только в России.

28-9-17250.jpg
Денис Дроздов. Большая
Полянка. Прогулка
по Замоскворечью от Малого
Каменного моста
до Серпуховской площади.–
М.: Центрполиграф, 2021. –
512 с.
Неизбежность, впрочем, ничего не оправдывает, печаль никуда не уходит. «Безжизненные гиганты, занявшие пару огромных кварталов от 2-го Полянского практически до 1-го Спасоналивковского переулка, были лишены любых стилистических признаков и стали главной архитектурной болью улицы».

Повторимся, все это неизбежно, но боль автора за наш прекрасный город ощущается чуть ли не физически. «Большой Полянке трудно состязаться с Пятницкой или Ордынкой за право называться главной улицей Замоскворечья. Но не стоит забывать, что ее соперницы не понесли таких существенных потерь. Идеально сохранившаяся Большая Полянка была бы одной из самых красивых улиц в современной Москве». И далее: «Прогулку по Большой Полянке лучше начинать с Малого Каменного моста. К сожалению, вид отсюда открывается такой, что смотреть без слез невозможно».

И все же это удивительная улица: «Большая Полянка может многое рассказать о Замоскворечье без исторических источников и пыльных архивов лишь благодаря имени… Недалеко от Большой Полянки находится Болотная площадь. Этих двух названий достаточно, чтобы понять, как выглядело Замоскворечье в древности».

Хотя какая там древность. «В наши дни не всякий прохожий, идущий по Большой Якиманке или Большой Полянке, назовет имя человека, величественная статуя которого возвышается над улицами. А уж объяснить, почему увековечена память болгарского коммуниста, не представляется возможным.

28-9-16250.jpg
Роман Янковский. Высотка
номер один. История,
строительство, устройство
и архитектура главного здания
Московского государственного
университета.– М.: Бомбора,
2021. – 184 с.
Возле бронзовой скульптуры Димитрова, стоящей на гранитном постаменте, влюбленные не назначают свиданий. Местные шутники придумали монументу оригинальное прозвище – «памятник Большому Якиману»: все-таки должна быть у него хоть какая-то привязки к местности».

Георгий Димитров там и впрямь не очень к месту. А вот Воин Васильевич Нащокин, отец близкого друга Пушкина – Павла Нащокина, – наоборот. Если среди большевиков были популярны библейские имена – Авель, Лаврентий, Иосиф, то и с Нащокиным похожая история. Мало того, что он сам Воин, так и жену у него звали Клеопатрой. Воин и Клеопатра. Все как в древности.

Замечательные люди, интересное время. Вот, скажем, купец второй гильдии Василий Абрамович Абрамов. «Абрамов был собственником нескольких зданий на Большой Полянке… В 1882 году Абрамов сделал пристройку к каменному особняку, в результате чего он занял всю длину арендуемой земли. Здание и сегодня могло бы оставаться украшением улицы, но во второй половине 1990-х годов его заменили новоделом. Символично, что в наши дни в нем находится ресторан «Абрамовъ». На сайте написано: «На Полянке купец содержал трактирное заведение, в котором часто бывал сам Николай II». В справочниках конца XIX и начала XX столетия по этому адресу питейный дом не значится, зато Василий Абрамович числится хозяином трактира в Зацепском проезде.

28-9-3480.jpg
Айвазовский писал не только
море.  Иван Айвазовский. Вид
на Москву с Воробьевых гор.
1851. Государственный музей.
Санкт-Петербург. Иллюстрация
из книги Романа Янковского
«Высотка номер один. История,
строительство, устройство
и архитектура главного здания
Московского государственного
университета»
На закате советского времени здесь размещалась знаменитая замоскворецкая пивная с броским названием «Омут»…» Господи, какая же это была замечательная пивная!.. На втором этаже, и открывалась в девять утра. Без слез и не вспомнить.

Вторая книга рассказывает об одном из самых примечательных зданий Москвы – высотном здании МГУ. Роман Янковский закономерно начинает свой рассказ с истории – еще даже не самого здания, а места, на котором оно построено. Село Воробьево известно с XV века. Здесь хотели строить огромный даже по нынешним меркам храм в память о воинах, погибших на войне 1812 года. Здесь был знаменитый на всю Москву ресторан Крынкина, в котором после революции было организована изба-читальня, сгоревшая в 20-е годы. Не случайно, когда в 40-е годы было решено построить в Москве восемь высоток (построили только семь), одна из них была заложена именно на Воробьевых горах, тогда уже ставших Ленинскими.

Янковский представляет в книге огромный материал – от исторических фактов до редких фотографий и эскизов зданий. Он излагает историю высотного строительства в США, Советском Союзе и других странах.

28-9-1480.jpg
Четверик церкви Григория
Неокесарийского. Иллюстрация
из книги Дениса Дроздова
«Большая Полянка.  Прогулка
по Замоскворечью от Малого
Каменного моста
до Серпуховской площади»
Автор подробно рассказывает, как менялись планы и эскизы, с какими трудностями сталкивались строители. Перед читателем проходит череда портретов: архитекторы Иофан и Руднев, генерал Комаровский, инженер Никитин, не говоря уже о правителях, дававших строителям непререкаемые советы… Шпиль, фойе и актовый зал, клуб, музей, учебная зона, общежитие… И обо всем подробнейшим образом. Говорят, в 50–60-е годы небогатые студенты не приобретали зимней одежды, не было необходимости выходить на улицу из этого дома-города.

«Водопровод в главном здании резервирован, чтобы справляться с любыми сбоями в городской сети. Поскольку для общежитий характерны высокие пиковые нагрузки на водопровод (а в здании три с половиной тысячи душей и бассейн), ночью вода закачивается в запасные баки на несколько тысяч кубометров... Система канализации в Главном здании едва ли не сложнее водопровода».

Вот такие две разные книги. Одна написана с мягкой грустью, вторая с неприкрытой гордостью. Но обе с любовью к Москве.







Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Процесс модернизации ВДНХ будет продолжаться - Собянин

Процесс модернизации ВДНХ будет продолжаться - Собянин

Галина Грачева

0
336
Возвращение к бюллетеню. 214 тысяч москвичей использовали «отложенное решение» в ходе голосования

Возвращение к бюллетеню. 214 тысяч москвичей использовали «отложенное решение» в ходе голосования

Татьяна Афанасьева

0
487
Разведчик кундузского полка

Разведчик кундузского полка

Сергей Васильев

История героя, живущего среди нас

1
1284
Покушение любой ценой

Покушение любой ценой

Борис Хавкин

Генерал фон Тресков против Гитлера

0
1284

Другие новости

Загрузка...