0
1361
Газета Печатная версия

11.08.2021 15:40:00

Петух Шагала – больше, чем петух

Эдгар По, Гауф, Рэмбо, Киплинг и другие ангелы

Тэги: поэзия, ахматова, гумилев, волошин, эдгар по, гайф, рэмбо, киплинг, врубель, шагал, ванн гог


поэзия, ахматова, гумилев, волошин, эдгар по, гайф, рэмбо, киплинг, врубель, шагал, ванн гог Татьяна Аксенова излучает поэзию. Фото Натальи Тоскиной

Татьяна Аксенова

Петух Шагала

Петух Шагала – больше, 

чем петух:

Он прогоняет Вия на рассвете.

Он красочен, задумчив, 

тут как тут

С восходом солнца – за него 

в ответе –

Посланник неба, 

ангелопланетен!..

Петух Шагала – больше, 

чем хасид:

Он в мире душ над пропастью 

висит,

Клюя в молитве откровенья 

Торы –

Где этот мудрый жемчуг 

заблестит?

Не станет ли он яблоком 

раздора?


Пока огонь священный не потух

И далеки традиции от сплетен –

Петух Шагала – больше, 

чем петух,

Он жертвой искупительною 

светел.

Он, измеряя, ускоряет ветер!

Он – галл, Де Голль, задирист 

и сердит,

Дозорной птицей на шесте 

сидит

И на медалях символом задора!

Дух боевой, высокомерный 

вид –

Не станет ли он яблоком 

раздора?


Свою неуязвимую пяту

Художник скрыл, практически 

столетен.

Он в красных галифе и сам – 

петух

С козой, коровой, рыбою 

в квартете, –

Волшебный мир и дар его 

несметен!

Петух Шагала глазом 

не косит,

Над сумраком победу огласит,

Не открывая ящика Пандоры.

И, может быть, на Белой 

на Руси

Не станет он тем яблоком 

раздора?


Посылка:

Балладою вам услаждаю слух

Иль кукареканьем – одно 

из двух?

Не убоюсь рефренов 

и повторов:

Петух Шагала – больше, 

чем петух,

И он не станет яблоком раздора!

Чюрлёнис

Музыка неба звучит 

голубая –

Зорко лишь сердце одно!

Переселяется нота любая

Краскою на полотно,

Брызжет струя, Млечный 

Путь углубляя –

Геры грудное «вино»!..

Сочного луга, янтарного моря

Образы ритму волшебному 

вторят...


Чуткий Чюрлёнис 

по вспаханным нивам,

По буреломным лесам,

Словно архангел с утраченным 

нимбом,

Мягко светящийся сам,

Видящих зрителей вел 

торопливо

В дальнюю даль – к чудесам!

При «Сотворении мира» 

→сначала

Тихо Эолова арфа звучала...


Что в композиции, 

что в колорите –

Фуги, сонаты поют.

Ну, а Волошин – взыскательный 

критик –

К новому веянью крут:

«Он – дилетант! Что вы мне 

говорите?

Разве предвиденье тут?..»

Сходны по снимкам из космоса 

даже

Крайнего Севера льды 

и пейзажи!


Сколь фантастически эти 

картины,

Столь очевиден талант.

«Бог «дилетантов» вовек 

не покинет,

Ибо Он сам – дилетант!» –

Рёк Бенуа, расправляя свой 

длинный,

Шоковый, шелковый бант.

Жалким обрывкам пигмейских 

трагедий

Бог недоступен и путь 

заповеден!

Царевна Врубеля

Кобальт неба густел, 

окаймленный багровым,

Полыхали недобрые городские 

огни...

А она уплывала, 

не обмолвившись словом,

Море застив очами – 

незабвенны они!..


Эти очи ребенка, со следами 

бессонницы,

Превращающий в Лебедя 

поворот головы...

К затаенной улыбке скоро 

вечность притронется

Чароитом с вкраплениями 

синевы...


Странный жест призывает 

смотрящих к молчанию.

Обернулась – от бедствий нас 

предостеречь:

Вот, расплещет жемчужные 

крылья в отчаянье –

Отзовется древнейшего эпоса 

речь!..


Перламутровый шорох

волшебного платья ли,

Что практически крыльев 

начинающий взмах?..

Станет эта Царевна наши 

души оплакивать,

Растворяясь в закатном 

тумане сама.


Темных тайн, светлых чар – 

сколько в лунной-то убыли?

От иконы до демона – сочетанье 

стихий!

Превращения в чудо уловлено 

Врубелем

Вдохновенно, как музыка или стихи...


Красоты несказанной волнует 

присутствие

В лике девичьем каверзной 

птицы большой.

Кочевыми светилами 

замерцали в искусстве нам

Эти очи ребенка с лебединой 

душой!..


Баллада об Ахматовой

Цветы – остатки рая на земле...

И тот цветок, что прямо 

в душу глянет –

Заставит распуститься 

и сомлеть,

И увлажнит слезами скромный 

глянец...

Ахматовой плененный 

Модильяни,

Пиша очередной ее портрет,

Сияньем солнца изнутри 

согрет,

«Жизнь состоит в даренье...» – 

начертает.

Пусть угловат любви его 

предмет –

Божественными наделен 

чертами!..


Что семь веков промчатся, 

что семь лет –

Царить в твоих рисунках, 

итальянец,

Ей суждено! Не каждому суметь

Цветок увековечить на поляне,

Но аромат, что навсегда 

стеклянен –

Акума. Или ей Париж во вред?

Тяжелый сон, 

что петербургский бред,

Она стихами толковать 

устанет...

Вещуньин облик тысячей 

примет

Божественными наделен 

чертами!..


Что – Гумилёв? Не запретишь 

всем лезть

«Чудовищам», хмельным 

от возлияний,

К супруге, что забыла о семье

И растворилась облаком 

в кальяне!

Без памяти цветок любви 

увянет...

И пьяный гений в дыме 

сигарет,

Болотнолицый, словно очерет,

Промолвит: «Эта баба – 

на черта мне?»

Остаток рая, если рая нет,

Божественными наделен 

чертами!..


Посылка:

И если жизнь – дорога 

в Назарет,

Остатком рая вспыхнет 

на заре

С поэзией бессмертной 

в сочетанье...

Дарящий жизнь цветения поре

Божественными наделен 

чертами!

Николаю Гумилёву

Все ангелы: и Эдгар Аллан По,

И Гауф, и Рэмбо, и даже 

Киплинг –

Столпились за спиной его 

слепой

И «капитанских» шуток солью 

сыплют:


«Ну, что нам смерть? Ведь 

это же – игра!

Ты встанешь, нерастрелянный, 

с утра,

На шею намотаешь серый 

шарфик,

И призрачные лопасти винта

Твой бриг под знаком Южного 

Креста

Умчат к священным пальмам 

знойных Африк!..»


Но тут влезаю я в их разговор

И в бредни романтических 

скитальцев:

«Я привела к тебе, – смотрю 

в упор, –

Бенгальцев, гватемальцев 

и непальцев...


Рожден для дикой щели и плюща?

Не кутайся в расщелины плаща,

Пора бы из России 

выдвигаться –

Есть в «Петроградской 

правде» весь расклад,

Ведь снова с бунтом поспешил 

Кронштадт,

Особенно к началу навигаций...


Послушай же! Я спереди стою,

Как факел, душу гордую твою,

Писатель, путешественник 

и воин,

Ношу в себе и знаю наперед,

Что девяносто лет еще 

пройдет,

Пока признАют, что ты 

невиновен!


Давай-ка, в Лондон! Смерть, 

она красна,

Но только не в Бернгардовке, 

за лесом...

И сын несчастным будет, 

и жена –

Не твоего размаха поэтесса...


Езжай, дерзай, судьбу свою 

нагни,

Смени мечты манящие огни

На искры новогодних 

и бенгальских...

И мертвый штиль, и грозный 

шторм оставь,

Пока страну не запер ледостав,

Ты жизнью насладись, 

хоть мало-мальски!


Лихой братвы пиратской 

больше нет,

И не спасает черный амулет

От пули оголтелого чекиста...

Твои богини встанут за тобой

Иль вовлекут военною трубой

В водоворот Отечества 

                                нечистый?..»


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Разбейте всё!

Разбейте всё!

Мила Михайлова

Игорь Лёвшин предстал перед публикой поэтом, прозаиком и драматургом

0
285
Как будто в сердце нож воткнули

Как будто в сердце нож воткнули

Татьяна Писарева

Серебряный век – неисчерпаемый и потрясающий

0
342
Бамбуковая палка мастера дзен

Бамбуковая палка мастера дзен

Антонина Глобулина

Российские писатели проехали по Монголии, чтобы достичь просветления

0
244
Он в землю вцепился руками

Он в землю вцепился руками

Григорий Шехтман

Стланик в стихах и прозе Варлама Шаламова

0
279

Другие новости