0
2010
Газета Печатная версия

09.02.2022 20:30:00

Против своего народа

Как подоить корову стало помощью партизанам

Тэги: история, испания, франко, гражданская война, крестьяне, эмигранты, красная армия, белая армия, москва, булгаков


5-15-01480.jpg
Обычный крестьянин или тайный партизан? 
Казимир Малевич. На сенокосе. 1929.
Повторение картины,
исполненной в 1909 году. ГТГ
Писатель Кирилл Хенкин вспоминал, как после смерти Франсиско Франко поехал в Испанию, где в годы Гражданской войны сражался на стороне республиканцев в составе 13-й интернациональной бригады. По дороге из аэропорта мемуарист разговорился с таксистом. Мой отец тоже служил в интербригаде, ответил водитель, она воевала на Восточном фронте и называлась Голубой дивизией.

Вероятно, таксист так грубо ошибся потому, что немало жителей русского зарубежья боролись в годы междоусобицы не только за республику, как его пассажир, но и за противоположную сторону, за Франко. Именно три десятка из них в 1941 году вошли в состав Голубой дивизии (250-й, согласно немецкой номенклатуре), главным образом в качестве переводчиков.

Одним из таких изгнанников оказался Владимир Ковалевский (1892 – после 1973), чьи воспоминания вышли под редакцией Олега Бэйды (Мельбурн) и Шосе Нуньеса Сейшаса (Сантьяго-де-Компостела). Бывший офицер Белой армии теперь служил переводчиком в Голубой дивизии в звании сержанта. По признанию Ковалевского, он и другие чины дивизии были уверены, что «уезжали в приятное и непродолжительное путешествие». Но в реальности мемуаристу пришлось столкнуться со стойким сопротивлением Красной армии. Впрочем, больше Ковалевский писал не столько о боях, сколько о настроениях среди испанцев и их поведении на временно оккупированных территориях. Публикаторы оговариваются, что целый ряд утверждений в воспоминаниях, касающихся, например, негативного влияния кадров Испанской традиционалистской фаланги (крайне правого политического течения) на профессиональный уровень дивизии или, наоборот, положительных оценок сержантского состава, не всегда подтверждаются сторонними свидетельствами, в первую очередь немецкими, равно как и явно преувеличенные масштабы дезертирства. А вот факты грабежей мирного населения и коррупция (в первую очередь в отношении нижних чинов) описаны Ковалевским, напротив, достаточно правдиво и полно. Тем самым он опровергает миф о якобы гуманном поведении испанцев, которое противопоставлялось зверствам, творимым немецкими, венгерскими или финскими военнослужащими. Ведь «то, что невозможно в какой-либо мало-мальски культурной стране, возможно в Испании». Переводчик констатировал, что, стремясь получить награды, бойцы Голубой дивизии путем подлогов и фальсификаций нередко пытались обвинить мирных граждан в помощи партизанам. «Баба, только что подоившая корову, была задержана с лоханкой молока в руках и обвинена в сношении с партизанами и их кормлении. Крестьянин, закуривший папироску, с таким трудом приобретенную, был обвинен как сигнализирующий партизанам. Другой, несший на вилах сено для скота, – это партизан, высматривающий свои жертвы». Думается, после этих строк выражение «испанский стыд» уместно в самом прямом смысле.

5-15-11250.jpg
Испанская грусть: Голубая
дивизия и поход в Россию,
1941–1942 гг.: Воспоминания
В.И. Ковалевского.– М.; СПб.:
Нестор-История, 2021. – 208 с.
Объективности ради следует сказать, что Ковалевский не снимал ответственности и с себя: «В большинстве случаев против воли моей я служил скорее орудием зла, чем помощи». Поэтому не нужно идеализировать русских военнослужащих дивизии. Вот взгляд на них самих испанцев: «Хотя мне и не нравятся такие русские, которые сражаются против собственного народа (каким бы тот сегодня ни был), я понимаю или по крайней мере очень хорошо представляю себе чувства этого человека в отношении родины, ее страдающих городов и полей. Или это мне только кажется, что он так переживает?» Ковалевский переживал. Правда, большой роли это не играло. Ведь в итоге воевать ему пришлось не с идеологией, как он предполагал, а со страной. Как там у Булгакова: «Народ не с нами. Он против нас. Значит, кончено! Гроб! Крышка!»


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Крым никуда из России не уплывал

Крым никуда из России не уплывал

Александр Широкорад

Никита Хрущев лишь сменил вывеску

0
937
Этот поезд в огне, или «Енисей» в Донбассе

Этот поезд в огне, или «Енисей» в Донбассе

Максим Кустов

Броневые составы трех столетий на запасных путях не прятались

0
1021
За шаг до ядерной катастрофы

За шаг до ядерной катастрофы

Виктор Есин

Воспоминания о Карибском кризисе, чуть не приведшем к уничтожению СССР и США

0
472
Через 100 лет после самоубийства Европы

Через 100 лет после самоубийства Европы

Владимир Гундаров

Мир в шаге от войны: история ничему не учит

1
681

Другие новости