0
2369
Газета Печатная версия

16.02.2022 20:30:00

Слышишь, не молчи

Русская поэзия на сербском языке

Тэги: поэзия, переводы, сербия, волга, трагедия, великая отечественная война, смерть


6-13-12250.jpg
Александр Орлов. Христов
раденик.– Београд:
Грамматик, 2021. – 44 с.
Пик культурного обмена, переводов с русского языка на сербский и обратных, приходится на начало XIX века. Это связано как и с так называемым периодом возрождения славянских народов, так и с расцветом русской литературной журналистики. В это время появляются кружки, объединения писателей, филологов, военных людей, которые интересуются славянством. Издаются исследования, например, «Путешествие в Молдавию, Валахию и Сербию» Дмитрия Бантыш-Каменского. Александр Востоков переводил сербские песни: «Темница жилище необычно:/ Во темнице вода по колено,/ А по пояс кости человечьи./ Туда лазят змеи, скорпионы:/ Приползут змеи высосать очи,/ Залить ядом лицо скорпионы». Исследовательница Елена Осипова в работе «Русская литература 1800–1860 годов и сербская эпическая традиция» подмечает, что эту песню использовал Николай Лесков в рассказе «Тупейный художник». Интересно, что сербы перевели сборник Востокова в 1987 году. Опыт Востокова оказал влияние на Пушкина в его «Песнях западных славян». Достижения русских эмигрантов, прибывших в Сербию после 1917 года, весьма многообразны.

Одним из популяризаторов русской литературы в Сербии был и остается обладавший большим кругозором поэт, прозаик и переводчик Владимир Ягличич (1961–2021). В его переводах сербские читатели познакомились с творчеством Варлама Шаламова, Льва Гумилева, Александра Блока, Арсения Тарковского, Ивана Ильина и Ивана Бунина – всех в краткой статье не перечислить. Для перевода издательству «Граматик», которое возглавляет сербский поэт и переводчик Данило Йоканович (между прочим, отменный верлибрист) Владимир Ягличич избрал российского поэта Александра Орлова. Изданный в «Граматике» сборник сербский переводчик назвал «Христов раденик», видимо, по названию стихотворения «Христорадник». Название показательно для устремлений и действий как Александра Орлова, так и Владимира Ягличича. Его широта вмещает не только стихи духовно-философского содержания, но и поэзию о Великой Отечественной войне, события которой через поколение воспринимает Александр Орлов. Вот стихотворение «Доченька»:

В ночь на Волге-матушке

затвердел весь лед,

По нему на саночках дочку

мать везет.

Вслух под вьюгу молится,

читает тропари,

Слезно просит доченьку:

только не умри,

Не умри, любимая, будет

проклят фриц,

Нам еще немножечко в одну

из двух больниц.

Там у того берега встретят

нас врачи,

Потерпи, кровиночка,

слышишь, не молчи.

Вытащат осколочки из твоей

груди,

Только, моя девочка, глаза

не заводи.

Видишь, моя милая, как Волга

широка.

Льдом покрылась девочки

правая щека...

Цитировать далее поистине трагическое стихотворение трудно. Сравним приведенный фрагмент с сербским переводом.

…видиш ли, моjа мила,

какo jе Волга широка и добра,

ледом прекрива, девоjчице,

десни образ...

В сербском переводе немного изменена строфика, но песенное, колыбельное настроение, почти непереносимое страдание – остались. Чуткость переводчика говорит о близости культур: Владимир Ягличич может понять интеллектуально, пережить чувством и передать сербскому читателю горе другого, хоть и близкого народа.

Издатель Данило Йоканович – яркий современный поэт, и это означает, что его с Владимиром Ягличичем выбор обоснован чем-то больше, чем традицией или конъюнктурой. Этот выбор говорит о том, что в Сербии есть потребность в знакомстве с современной российской поэзией. Конечно, можно дорожить менталитетом, валашскими змеями и скорпионами, традицией Востокова и Хомякова, и перепиской Черногорского правителя и митрополита Петра II Негоша с графом Уваровым более, чем современной реальностью. Однако очевидно, что культурная реальность материализуется в переводах русской поэзии, в числе прочих и на сербский язык. В послесловии к переведенной книге Владимир Ягличич пишет: «Александр Орлов – исключительно русский поэт (если так можно сказать) не только в религиозном, но и в поэтическом смысле… Поэт русских тем, русских людей и русской земли. Существуют невидимые силы, которые наблюдают за нами из другого мира, и перед ними нельзя осрамиться. Его лирические герои всегда остаются в памяти. Его учитель Владимир Костров называет такой выбор «классическим консерватизмом».

Владимир Ягличич, к сожалению, не увидел земным взглядом переведенный им сборник Александра Орлова. Российский поэт посвятил вышедшую книгу своему сербскому переводчику.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Страшный день календаря

Страшный день календаря

Михаил Болтунов

Лето 1941-го глазами современников

0
622
Знойный Эль-Аламейн и студеный Сталинград

Знойный Эль-Аламейн и студеный Сталинград

Анатолий Исаенко

К 80-летию двух знаменитых сражений

0
615
Мог ли Севастополь устоять

Мог ли Севастополь устоять

Максим Кустов

Как атака двух истребителей чуть не решила исход целой кампании

0
664
Они стремились быть обласканными властью

Они стремились быть обласканными властью

Евгений Лесин

Есенин и Маяковский в Москве и в литературе находятся рядом друг с другом

0
2152

Другие новости