0
2702
Газета Печатная версия

02.03.2022 20:30:00

Самочка во Вселенной

Рассказ о женщине, для которой люди делятся на культурных и сексуальных: с первыми дружишь, а со вторыми спишь

Тэги: проза, юмор, эротика


7-14-2480.jpg
Красивая – только ты! Борис Кустодиев.
Портрет дамы. Модель. 1908. Краснодарский
краевой художественный
музей им. Ф.А. Коваленко
Ты подробно рассказываешь мне о том, где, с кем и сколько раз. Потом говоришь об архитектуре, ты ведь образованная, а потом добавляешь, в какой позе. Потом возмущаешься:

– Ну почему у тебя в тексте встретилось слово «член»? Ведь это так пошло, так низменно!..

Ты милая.

Ты проводишь сравнительный анализ мужских органов по форме, длине, толщине и читаешь старомодные стихи, отвергая «бездуховность новой литературы».

Ты умеешь быть борзой с людьми, потому что панически боишься лошадей и собак.

В 15 лет ты была танцовщицей в ночном клубе и теперь рассуждаешь об искусстве. В 10 лет тебя случайно заперли в классе – тебе пришлось помочиться в горшок с гортензией, и теперь у тебя два филологических образования. Тебя оприходовал в заводской малярке один доминирующий самец, и теперь ты член Союза писателей. Твоя жизнь идет тебе впрок, ничего не пропадает.

В школе тебя, маленькую и тоненькую, гнобила одна крупная и наглая девочка. В конце концов, она предложила тебе разобраться за школой после уроков. Вы пришли, собрались зрители с поп- и рок-корном. В самом начале драки ты с разбегу врезала ей так, что она улетела в мусорный контейнер.

– Ну-с, утилизировали, – сказала ты, отряхнув руки.

Теперь ты с увлечением переводишь верлибры английской модернистки Вирджинии Вульф.

В юности твою подругу с третьим размером груди отверг парень за «слишком маленькие сиськи». Она сгорала от унижения. Тогда ты напихала себе тряпок под майку, «сделав» себе пятый-шестой размер, и пришла на тусовку. Фанат гигантских сисек сгорал от желания, у него текли слюнки, он падал перед тобой на колени, но ты его оттолкнула. У подруги отлегло: обидчика настигло возмездие.

Теперь ты с восхищением слушаешь лекции антрополога Роберта Сапольски, храбро заглядывая в бездны человеческой природы.

Ты из тех женщин, которые никогда не скажут о другой девушке: красивая. В лучшем случае – симпатичная. Конечно, ведь красивая – только ты. И ты удивляешься: «Почему меня не любят женщины?..» Я же говорю, что ты милая.

Ты веришь, что люди делятся на культурных и сексуальных. Дружишь с первыми, а спишь со вторыми. Первые тебя не возбуждают, со вторыми тебе не о чем говорить.

Один ухажер как-то признался тебе:

– Проводив тебя до дома, я потом каждый раз справлял малую нужду у тебя под окнами…

Увидев твое изумленное лицо, он поспешно пояснил:

– …Но это не потому, что я плохо к тебе относился!..

Другой ухажер, которому ты упорно отказывала в близости, хотя и не стеснялась раскручивать на подарки и подкормки, не выдержав такой вселенской несправедливости, как-то раз возопил в отчаянии:

– Ты сучка, сучка, сучка, тебя надо трахать, трахать и трахать!

«Прям по Ленину», – подумала ты, а вслух ответила: «Не дам», – с глумливейшей из улыбок.

Один взрослый парень, с которым ты познакомилась затем в интернете, был фанатом хороших манер. Когда ты сонно потянулась в его BMW, он строго сказал:

– Не зевай в машине!

– Да он вообще адекватен?! – вопрошала ты потом меня.

– Нет, конечно, – ответил я. – А чего ты хотела в интернете? Адекватные люди любовных отношений там не ищут. Им и в жизни хватает.

– Но бывает и по-другому!

– В теории бывает, у меня ни разу.

Пять лет ты прожила с занудой, потому что у него твердый характер: ты же любишь доминирующих самцов. Потом ты расхотела его и прогнала, и он плакал, плакал каждый день, плакал впервые в жизни. Потом он пытался убить себя, но не смог: не было опыта.

Он курил по две пачки в день и в 30 лет умер от инсульта. А перед смертью он все время повторял твое имя. Твой любимый кот, проживший с вами много лет, белый, пушистый, кастрированный, трусливый и жирный, простудился на его похоронах.

Дальше, не слишком останавливаясь, ты завела себе обеспеченного управленца, который был еще и яркой личностью и любил играть на волынке.

– Богатый, адекватный, творческий, – говорила ты мне, – правда, не про меня.

Ты откровенно им любовалась.

Но так устроен мир, что восхищаемся мы теми, кто лучше нас. А раз так, то на фиг мы им сдались?..

Стоит ли удивляться, что однажды он объявил, что навсегда уезжает в Лондон. Он предложил тебе поехать с ним, но ты отказалась, ибо хотела жить в Москве. Ты была в шоке: уезжает в какой-то Лондон от целой тебя?.. Да как он смеет?!.

Спустя пару лет после его эмиграции ты зашла на его страничку во «ВКонтакте»... и увидела, что он умер. Сперва ты решила, что это шутка. Мол, привет всем, я умер и теперь буду вести блог из преисподней. Ставьте лайки, подписывайтесь на мой канал: зададим чертям жару!

Но оказалось, что он действительно отдал концы, а сообщили об этом на его странице его родители. Когда он был подростком, у него обнаружили опухоль мозга, но быстро вырезали ее, и он как-то даже забыл об этом – насколько об этом вообще возможно забыть. Потом лет 20 его ничего не беспокоило, он расслабился. Поэтому, когда в Лондоне у него стала побаливать голова, он не обратил на это внимания. А потом было уже поздно. Опухоль, почувствовав воздух свободы, слишком разгулялась, раздухарилась.

После этого некоторые прозвали тебя Синяя Борода. Футбольные фанаты говорили, что ты оформила дубль.

– Мрут, сволочи, как мухи!.. – плевалась ты.

Я же решительно призвал тебя выбить на гениталиях татуировку: «Не влезай: убьет!»

С другим парнем ты провстречалась три месяца, потом бросила и его: тоже расхотела, как и мужа. И тебе нравилось смотреть, как он корчится: ты черпала в его страданиях свою самочную силу.

Потом жизнь мстила тебе: ты влюбилась в алкоголика, который все время сидел в Сети, строил глазки другим самкам. У него случались запои, он убегал из дома, возвращался без документов, в одном ботинке. Ты сошла с ума, ты лечилась у психиатра. Ты все никак не могла его бросить. Он был единственным мужчиной, которого ты любила. Остальная любовь ушла на себя, мужчинам доставались желание, очарование, веселье. Но и его ты сумела бросить.

Ты слишком хвасталась, что всегда уходила первой, и вот тебя бросили сразу несколько раз подряд, резко – ты стала добрей, человечней. Ты из тех, кого страдание сделало лучше. Я не доверяю людям, которых никогда не бросали: они слишком самодовольны, они видят любовь только со стороны сильного, они не ведают сострадания. Но теперь ты другая.

Ты позволила себя любить немногословному малолетке, который долго тебя добивался.

– Расскажи мне что-нибудь интересное, – просишь иногда ты на втором году сожительства. – Вообще давай поговорим…

– Зачем? – честно отвечает он. – Лучше сисю.

И он тянется к твоим формам.

Но он романтик, он славный парень, он дарит тебе цветы и признается в любви. Ты не прочь променять его на крутого самца на джипе, доминантного и с кучей бабла. Но они живут в другом мире. И ты с ласковым малолеткой наконец-то счастлива в любви: другого выхода просто нет.

Несколько раз в год, чисто для разнообразия, ты мило потрахиваешь других мужчин.

– Зачем? – спрашиваю тебя я.

– Понимаешь, нормальные девушки живут с интеллектуалами средних лет, а налево идут к вкусненьким молоденьким жеребчикам. А я живу с молоденьким вкусненьким жеребчиком, а налево иду к интеллектуалам средних лет… Каждому свое.

– А если бы человек тебя полностью устраивал, ты бы все равно иногда кого-нибудь потрахивала?

– Да. Я так устроена. И я счастлива.

…В 13 ты гуляла под ручку со скинхедами, а теперь переходишь в иудаизм. В 14 ты проснулась с подружкой после «Клюковки» под кусточком: на вас помочился интеллигентнейший сенбернар с благородным профилем декадента. Теперь ты гадаешь, что же было до Большого Взрыва и, кажется, находишь ответ…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Всюду хаос и бардак

Всюду хаос и бардак

Александр Гальпер

Бригада нелегалов и аллигатор по имени Альфред

0
1087
Тексту необходим воздух

Тексту необходим воздух

Маргарита Прошина

Поезда, трамваи, Платонов и дотошный Олег Макоша

0
416
Плохой хороший чемодан…

Плохой хороший чемодан…

Игорь Харичев

Рассказ о том, как правильно бороться с международными корпорациями

0
329
Вышли на площадь уроды

Вышли на площадь уроды

Владимир Соловьев

Достоевский, Высоцкий и гераклитова метафора Михаила Шемякина

0
1322

Другие новости