0
2672
Газета Печатная версия

30.03.2022 20:30:00

Дорога, которую стоит пройти до конца

То, что Тарантино хотел сказать в своем фильме, но не смог

Тэги: переводы, проза, кино, голливуд, актеры, новеллизация, чарльз мэнсон, вестерн, фантастика, альтернативная история, детство, массовая культура, аудиокниги


переводы, проза, кино, голливуд, актеры, новеллизация, чарльз мэнсон, вестерн, фантастика, альтернативная история, детство, массовая культура, аудиокниги Из романа читатели узнают предысторию персонажей Леонардо Ди Каприо и Брэда Питта. Кадр из фильма «Однажды в Голливуде». 2019

Режиссер Квентин Тарантино создал новый жанр. Нет, не в кино. В литературе. Возникает вопрос: с чего бы это? Ведь на первый взгляд роман «Однажды в Голливуде» не кажется чем-то особенным – это переписанный сценарий, немного литературно припудренный и слегка расширенный. Автор в некоторых главах рассказывает, как складывались судьбы главных героев (истеричного актера Рика Далтона и каскадера-убийцы Клиффа Бута) и остальных уже после показанных в фильме событий. Кажется, речь идет об обычной новеллизации. Еще в 90-е и в начале 2000-х у нас печатали скверно изданные сборники с литературными адаптациями «Основного инстинкта» или романами Уэса Крэйвена, которые он написал на основе «Кошмаров на улице Вяза». Печатают и сейчас во всем мире, и авторами часто выступают знаменитые режиссеры.

В чем же тогда дело? В том, что роман Тарантино – это не просто новеллизация. Книги, написанные по фильмам, попросту пересказывают их сюжет, чаще всего очень простым и хорошим языком, и тем самым позволяют человеку, не смотревшему фильм, посмотреть его, читая. Да, если автор хороший, то он может здорово проработать характеры и украсить историю интересными деталями, расставить акценты, которые зритель волей-неволей может пропустить во время просмотра. Но важно отметить, что любая новеллизация крепко держится за линейный сюжет и события фильма. Квентин же Тарантино путешествует по созданному им миру, показывая целый срез американского общества конца 60-х (что у него не очень получилось в фильме). Тарантино написал хороший, очень информативный роман, который хоть и повторяет многие сцены из фильма, но лишь для того, чтобы углубиться в контекст. Стержень «Однажды в Голливуде» – рассказ об ушедшем мире, об авторском детстве и, конечно же, о массовой культуре. У Тарантино получился небольшой линейный роман с многочисленными ответвлениями. Тут и размышления Клиффа Бута о кино, и его жутковатые приключения, и карьера Рика Далтона, и отношения последовательницы Чарльза Мэнсона со стариком, и линия самого Мэнсона, и даже небольшой вестерн-рассказ – по факту в романе рассказывается одна история, в которой спрятано множество других историй. И доминирует среди них, конечно, рассказ о двух киношниках, которые смогли спасти принцессу от грозного зверя. Сделали то, чего в жизни, увы, не произошло. Получилась своеобразная альтернативная история, очень интересный фантастический жанр.

11-14-13250.jpg
Квентин Тарантино. Однажды
в Голливуде / Пер. с англ.
С. Карпова и А. Поляринова.–
М.: Индивидуум, 2022. – 416 с.
Режиссер подробно описывает этот воображаемый, но такой реальный мир, в котором живут как выдуманные герои, так и до сих пор здравствующие кинодеятели, даже разок самого себя упоминает. Он рассказывает истории из прошлого Далтона и Бута, все то, что невозможно передать в фильме. Так мы узнаем, что Клифф Бут, оказывается, киноман, который не продвигает хорошие или плохие фильмы, а искренне их хвалит или разносит, как простой человек, любящий искусство, хоть и далекий от него; это настоящий критик от народа, не стесняющийся говорить то, о чем умалчивают кинообозреватели, своим молчанием невольно (или же вольно) обманывающие своих читателей. Язык Тарантино небогат, чувствуется сценарная ограниченность, но ее пересиливает искренняя любовь автора к предмету романа – кино. Он смотрит фильмы, смотрит в количестве, и любит, любит крепко – а потому часто ругает. И позволяет нам узнать что-то принципиально новое – в этом секрет хорошего романа.

Стоит отметить и редкое для современных писателей умение материться. Текст не кажется пошлым, наоборот, благодаря правильно выбранному слову становится гуще и точнее. Играет свою роль и качественный перевод Сергея Карпова и Алексея Поляринова.

Роман получился в своем роде знаковым. Другой могучий голливудский режиссер Майкл Манн (правда, в соавторстве) уже пишет похожий роман по своему культовому фильму «Схватка». Значит, Тарантино уловил волну. И она пошла. Во времена, когда режиссеры не могут придумать ничего нового, а индустрия намертво задавлена бессмысленными ремейками и танцами на костях старых франшиз, будет справедливо, если кино станет ближе к литературе, и мы сможем почитать такие «литературные дополнения» к классическим фильмам. У этого процесса даже название есть – трансмедийный сторителлинг. История, которую придумал Тарантино, получит продолжение – он признался, что уже пишет новый роман, где главным героем будет он сам, берущий интервью у Клиффа Бута. Хорошо бы его даже не прочитать, а услышать в прочтении Всеволода Кузнецова, актера, чтеца аудиокниг и режиссера дубляжа, который озвучивает Брэда Питта, в том числе и в фильме.

Мир кино нашел ту дорожку, что связала его с миром книг. И определенно стоит пройти до конца. Первый шаг – прочитать «Однажды в Голливуде» Тарантино, человека, сумевшего из скучного жанра «новеллизации» сделать совершенно новый литературный жанр.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Что бывает между мужчиной и женщиной

Что бывает между мужчиной и женщиной

Андрей Щербак-Жуков

Рассказы писателя и ученого Ивана Ефремова о тех, кого он любил

0
401
Бесполый секс-террорист

Бесполый секс-террорист

Александр Гальпер

Блиц на кровати и другие берлинские истории

0
213
Я лишь тот, кто стремится к свободе…

Я лишь тот, кто стремится к свободе…

Геннадий Кацов

Мир вполне свыкся с собственной шизофренией, хотя пока еще не готов к уничтожению цивилизации

0
144
«Дваждырожденный» Розанов

«Дваждырожденный» Розанов

Александр Сенкевич

Василий Васильевич был злоязычен, ироничен, эгоистичен, и по поводу себя он не обольщался

0
277

Другие новости