0
2989
Газета Печатная версия

30.03.2022 20:30:00

«В «Русской мысли» стервы вой…»

Конфликты и литературные проекты в изгнании

Тэги: история, эмиграция, русское зарубежье, поэты, писатели, зинаида гиппиус, врангель, деникин, берберова, адамович, монархисты, большевики, франция, коллаборация, ссср, дискуссия


11-15-1480.jpg
В эмигрантской среде случались и стычки,
и обмен нелюбезностями. В том числе
с участием Нины Берберовой.  Фото из книги
Нины Берберовой  «Курсив мой»
Парадокс: за величественным фасадом русского зарубежья таилась масса конфликтов и столкновений. Даже, казалось бы, единые политические группы монархистов или военных на поверку оказывались расколотыми. Сторонникам великого князя Кирилла Владимировича противостояли сторонники великого князя Николая Николаевича, а Русскому общевоинскому союзу – Корпус императорской армии и флота.

В своем сборнике статей московский историк Олег Будницкий на основе архивных изысканий реконструирует столкновения как между единомышленниками, так и между политическими соперниками среди эмигрантов.

Подборка писем публицисту и общественному деятелю Владимиру Бурцеву, стремившемуся создать в эмиграции единый антибольшевистский фронт и издававшему с этой целью газету «Общее дело», прекрасно характеризует настроения изгнанников. Генерал Петр Врангель выражал сожаление, что бурцевский проект исключает монархистов, а другой общественный деятель Екатерина Кускова отказалась от участия, напротив, считая, что большинство эмигрантов «сплошь реакционно». Поэтому неудивительно, что еще один генерал, Антон Деникин честно предупреждал своего корреспондента: «относительно разлада среди русской зарубежной интеллигенции так было и так, вероятно, будет и впредь. Мне этот вопрос знаком близко: за время 1–½-годового правления я наблюдал множество попыток к объединению на почве «реальной национальной политики», и все они кончились ничем. Не было искренности или катехизис мешал. Одно из двух: либо мы не дозрели, либо время еще не пришло».

Другой описанный ученым конфликт произошел позднее уже после окончания Второй мировой войны. Он был связан с обвинением беллетриста Нины Берберовой в коллаборации. Как справедливо пишет Будницкий, «симпатии Берберовой… остались, по-видимому, платоническими. В пронацистских изданиях она не печаталась… А разговоры или частная переписка юридически никому в вину вменены быть не могут». Тем не менее такие писатели, как Георгий Адамович, Марк Алданов, Иван Бунин или Роман Гуль, стали свидетелями этих разговоров или оказались вовлечены в послевоенное обсуждение степени вины литератора. В те годы Бунин даже посвятил ей следующую эпиграмму: «В «Русской мысли» стервы вой/ Сохрани меня Бог от Берберовой». В итоге все они в дальнейшем крайне негативно описывались в ее знаменитых мемуарах «Курсив мой». Как отмечает исследователь, тут сказались «страх и унижение, которые пережила Берберова после освобождения Франции от нацистов».

11-15-13250.jpg
Олег Будницкий. Другая Россия:
Исследования по истории
русской эмиграции.– М.: Новое
литературное
обозрение, 2021. – 632 с.
Впрочем, не все сюжеты книги посвящены конфликтам. Из переписки уже упомянутого исторического романиста Марка Алданова с «крестным отцом» американской славистики Михаилом Карповичем читатель узнает об истории появления старейшего на сегодняшний день «толстого» литературного журнала русской эмиграции «Нового журнала». Среди других статей сборника обращают на себя внимание работы о дипломатах Василии Маклакове, Борисе Бахметеве и Евгении Саблине, а также о судьбе Петроградской ссудной казны (ломбарда), вывезенного частями врангелевской армии. Есть в книге Будницкого и сюжеты, ставшие предметом дискуссии. Например, он считает, будто созданная поэтом и издателем Сергеем Кречетовым (Соколовым) организация «Братство русской правды» (БРП) была в первую очередь литературным проектом, а рассуждения ее участников о якобы имевшей место сети подпольщиков и партизанских отрядов на территории СССР не более чем миф. Все союзные ей организации, которые упоминает БРП («Белый крест», «дружины Зеленого дуба»), ко второй половине 20-х годов (времени появления сводок Братства о рейдах и партизанах) оказались разгромлены. По мнению ученого, «практически все тексты «Русской правды» были написаны самим Соколовым-Кречетовым», а отделы организации (в том числе и в пограничных с СССР странах) создавались для сбора пожертвований, получения информации и распространения печатной продукции.

Вместе с тем историки Петр Базанов и Дмитрий Зубарев придерживаются противоположного мнения. Они утверждают, что связь БРП с белым подпольем и организациями, имевшими разведывательную сеть в Советском Союзе, действительно существовала.

Думается, что без подобных дискуссий с автором, вероятно, обойтись нельзя. Ведь их можно считать продолжением споров, описанных в книге.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Санду переписывает историю по Киеву

Санду переписывает историю по Киеву

Светлана Гамова

Молдавским школьникам расскажут про героев, воевавших против Приднестровья

0
943
Петровское "окно на Восток" как предчувствие будущего

Петровское "окно на Восток" как предчувствие будущего

Анатолий Торкунов

Евразийская сущность геополитического мышления царя до сих пор остается недооцененной

0
1470
Подводники не вернулись с задания

Подводники не вернулись с задания

Валерий Громак

Швеция препятствует расследованию гибели советской субмарины

0
2924
Батальоны, умытые кровью

Батальоны, умытые кровью

Максим Кустов

Правда о сталинских штрафбатах и штрафротах

0
1767

Другие новости