0
2335
Газета Печатная версия

28.02.2024 20:30:00

Из Японии с безнадегой

Юкио Мисима как пессимист и реалист

Тэги: проза, япония, мисима


8-15-11250.jpg
Дом Кёко. Роман. Юкио Мисима /
Пер. с яп. Е. Струговой. – М.:
Иностранка, Азбука-Аттикус,
2023. 512 с. (Большой роман)
Скажите, а вы любите Мисиму? Не как человека, самурая, революционера (хотя почему бы и нет?), а как замечательного писателя, конечно! Допустим, не всё, и не «Голоса духов героев», и не «Хагакурэ», а хотя бы прекрасные «Исповедь маски», «Шум прибоя», «Золотой храм»? Это же не Мураками и не утопший во внутренних песках Кобо Абэ, а простой и понятный Мисима?! Вот, так думал и я, читая первую, как утверждают издатели, публикацию его «Дома Кёко» на русском.

Мир прозы Мисимы на самом-то деле довольно печален – это послевоенное потерянное время, в котором живет потерянное поколение. Задолго до Запада начала 80-х, за 30 лет оно уже протестировано в Японии. Мисима боролся с этим ядом внутри и вовне себя как мог, самурайским героическим идеализмом в своих текстах – а когда устал, руки опустились уже на рукоять клинка.

Он и сам пишет о своем романе, что это исследование нигилизма: «…в «Золотом храме» я изображал «индивидов», а здесь герой – не личность, но эпоха».

Герои «Дома» – такие же потерянные ипостаси Мисимы, как и он сам в действительности – художник, боксер, актер и бизнесмен. И их проводница на ту сторону, хозяйка салона-храма Кёко.

Вот сам дом: «Почему-то бывают дома, где обычно собираются мужчины. Открытый двор наводил на мысли о публичном доме. Здесь можно было шутить о чем угодно, нести любой вздор. И к тому же выпить даром. Ведь каждый приносил и оставлял здесь спиртное. Можно было смотреть в телевизор, можно – играть в маджонг, приходить и уходить когда вздумается. Вещи в доме были общими: если кто-то приезжал на машине, ею свободно могли пользоваться все» – прямо-таки натуральная коммуна хиппи.

А вот его хозяйка: «Неиссякаемым источником счастья для Кёко были случаи, когда молодые люди, влюблявшиеся в нее, примирялись с ее холодностью и находили утешение с женщинами попроще.

У Кёко были странные убеждения. Она избегала встреч с супружескими и любовными парами. Мужчины обычно заглядывались на Кёко. И она до боли чувствовала, что мужчина изо всех сил сдерживается, желая ее больше жены или любовницы» – страшная и хищная же женщина-вамп, и в прямом, и в буквальном смысле!

«Дом Кёко» – это бесстрастное вскрытие и последующий диагноз обществу упадка, его нигилистам-участникам от автора-пессимиста. Хотя где грань и есть ли – хотя бы в случае Мисимы – разница и различие между пессимизмом и реализмом? Думается, сложно с уверенностью отделить его изобразительный талант и профессионализм диагноста, и остается лишь наслаждаться тем, что получилось. Или печаловаться – это уж кому что больше по душе.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Стритфуд по-японски и проигранная лапшовая битва

Стритфуд по-японски и проигранная лапшовая битва

Олег Мареев

О том, пекут ли суровые боссы якудза по субботам орешки с тягучей сгущенкой

0
401
Макрон призвал ВПК Франции ускорить переход к военной экономике...

Макрон призвал ВПК Франции ускорить переход к военной экономике...

Юрий Паниев

В ЕС утвердили уголовную ответственность за обход санкций

0
1315
Какое дело поэту до добродетели

Какое дело поэту до добродетели

Владимир Соловьев

К 125-летию Владимира Набокова

0
3165
Огонь как сумма искр

Огонь как сумма искр

Игорь Шумейко

Реакция горения в сочинениях Александра Мелихова

0
1145

Другие новости