0
8062
Газета Печатная версия

16.08.2022 15:43:00

«Своих руководителей ругайте, а к патриарху не подходите на пушечный выстрел»

Станет ли Екатеринбург городом новой христианской политики

Анастасия Коскелло

Об авторе: Анастасия Сергеевна Коскелло – журналист.

Тэги: екатеринбург, эдуард россель, евгений куйвашев, евгений ройзман, александр мишарин, владимир путин, патриарх кирилл. рпц, епархия, храм, скандал, митрополит кирилл наконечный, митрополит евгений кульберг, сергий романов, покрас лампас


екатеринбург, эдуард россель, евгений куйвашев, евгений ройзман, александр мишарин, владимир путин, патриарх кирилл. рпц, епархия, храм, скандал, митрополит кирилл наконечный, митрополит евгений кульберг, сергий романов, покрас лампас На фото митрополит Екатеринбургский Евгений (Кульберг). Фото сайта ekaterinburg-eparhia.ru

В политической жизни Екатеринбурга и Свердловской области начиная с 1990-х годов большую роль играет «православный фактор». Апелляция к православию – непременный атрибут разборок между местными элитами.

Еще во времена конфликта между Эдуардом Росселем и Аркадием Чернецким сложилась своеобразная матрица. Губернатор Свердловской области, а затем председатель Свердловской облдумы Россель поддерживал инициативы РПЦ и консервативные ценности. В то же время мэр Екатеринбурга Чернецкий позиционировал себя как светский политик и ориентировался на местную либеральную общественность.

Трудно сказать, чего здесь было больше – личной позиции каждого из политиков или социально-экономической данности (противостояния «модернизированного» центра и консервативной, полуаграрной периферии). Так или иначе, позиции РПЦ в условно консервативной области все предшествующие 30 лет были заметно сильнее, нежели в условно либеральном Екатеринбурге. Эта тенденция сохранилась и после смены губернатора и мэра. В то время как в области один за другим строились храмы и монастыри (включая печально известный Среднеуральский), в городе каждая стройка давалась епархии с большим трудом. А в 2010-х годах строительство новых храмов почти вовсе прекратилось.

Уже ставшее привычным распределение ролей попытался нарушить нынешний свердловский губернатор Евгений Куйвашев. Единоросс Куйвашев – куда менее харизматичный, чем его предшественники Эдуард Россель и Александр Мишарин, и, по-видимому, не такой тонкий политик – принялся действовать в парадигме «православного губернатора», однако повел себя как слон в посудной лавке. В результате помимо традиционного врага областной власти – либеральной общественности – Куйвашев заполучил еще одного: общественность православную. А конфликт губернатора с местным митрополитом стал известен далеко за пределами Екатеринбурга.

В отличие от Росселя, превратившего Екатеринбург во всероссийский центр почитания царской семьи, и Мишарина, продвигавшего «Духовный центр Урала», Куйвашев никаких ярких православных проектов не предложил. Возможно, дело тут в том, что христианская тема и в самом деле не интересовала его лично. Так или иначе, православным проектом губернатора стала стройка. Речь шла о воссоздании в Екатеринбурге собора святой Екатерины – главного храма города, уничтоженного большевиками в 1930 году.

Местная епархия говорила о необходимости восстановления святыни начиная с 1991 года, но проект не двигался. Теперь же для строительства храма был создан Фонд святой Екатерины, финансировать который взялись местные православные предприниматели. Под строительство был выделен участок в центре города, перед Театром драмы, в 2019 году начались подготовительные работы на территории.

Работы, как известно, были сорваны либеральными активистами. Стройка спровоцировала в городе массовые беспорядки и столкновения горожан с полицией. «Скверное дело» (от сквера перед театром) получило огласку на федеральном уровне. По требованию президента Владимира Путина в городе провели опрос, в результате которого 74% жителей высказались против стройки. В этой ситуации Куйвашев пошел на попятную и заявил, что поддерживает большинство. Тем самым выйдя относительно сухим из воды, но обретя заклятых врагов еще и в стане местных православных верующих. «Куйвашев мне лично обещал молиться за то, чтобы храм был построен, и говорил, что поддержит строительство храма. Так что он не сдержал свое слово!» – заявила автору этой статьи одна из участниц конфликта, директор екатеринбургского Музея святости, исповедничества и подвижничества Оксана Иванова.

Причина происшедшего, очевидно, не столько в антиклерикальных настроениях горожан и мягкотелости губернатора, сколько в том, что стройка в сквере была начата в момент, когда кампания против областной власти в Екатеринбурге уже шла полным ходом. Конфликт Куйвашева с мэром Евгением Ройзманом привел к невиданному доселе росту протестных настроений в городе. Куйвашев, в отличие от предшественников, не только последовательно наступал на автономию Екатеринбурга, но и практически лишил город денег (для Екатеринбурга, который традиционно считался богаче области, это было очень болезненно).

Так, в 2013 году город утратил возможность распоряжаться неразграниченными землями, в 2016-м – был лишен градостроительных полномочий. В итоге некоторые статьи бюджета Екатеринбурга сократились в десятки раз. Ройзман тогда заявлял журналистам, что Куйвашев якобы «всерьез и по-настоящему» остановил развитие города.

Незадолго до «скверного дела», в 2018 году, Куйвашеву и его команде удалось устранить Ройзмана с поста мэра и продвинуть на пост градоначальника своего ставленника – Александра Высокинского, однако это не облегчило жизнь губернатору. В Екатеринбурге уже сформировался слой «рассерженных горожан», которые систематически критиковали губернатора – то за плохо подстриженные деревья, то за плохой асфальт. Вырубка сквера в центре города ради проекта «трех православных олигархов» стала в этом смысле идеальной мишенью. Местная епархия в этой ситуации выполнила привычную для РПЦ в целом роль громоотвода – так, протест сфокусировался на «алчных церковниках», зато удар по олигархам, «Единой России» и главе государства был заметно смягчен.

Неожиданный конфликт между Екатеринбургской епархией и губернатором – то, чего раньше в регионе не было, – привел к переменам на местном церковно-общественном поле. Уже в пандемийном 2020 году лицо православного Екатеринбурга обновилось.

Во-первых, патриархия сменила митрополита – вместо переехавшего в Казань Кирилла (Наконечного) им стал Евгений (Кульберг). Последний занялся ликвидацией последствий «скверного дела» и восстановлением имиджа епархии. Епархия стала больше внимания уделять благотворительной деятельности и пиару, пытаясь тем самым отстроиться от образа «церкви олигархов» и приблизиться к образу «народной церкви». Фонд святой Екатерины при новом митрополите ушел в тень и переключился с борьбы за восстановление собора на борьбу с последствиями коронавируса и раздачу нуждающимся продовольственных наборов. «Основная энергия фонда тратится на приобретение карет скорой помощи, аппаратов ИВЛ, дорогостоящих инъекций для детей, которые спасают их жизни. Это и есть главная нужда. Храм не в бревнах, а в ребрах людей», – заявил Евгений на встрече с журналистами в декабре 2021 года.

Во-вторых, изменилось лицо местной православной общественности. Еще в дни протестов у стройки известность приобрела директор Музея святости Оксана Иванова. В 2019–2020 годах оппозиционные СМИ характеризовали Иванову не иначе как «скандальную православную активистку» и «местную юродивую». Однако она умело отстроилась от ассоциации с православными «погромщиками» и «городскими сумасшедшими». Она не занималась акционизмом – напротив, приобрела известность тем, что публично вразумляла «каллигрофутуриста» Покраса Лампаса за его художества. В 2020 году Иванова участвовала в выборах в гордуму, а сейчас выдвигается в сенаторы от «Справедливой России». Вместо ярлыка «православная активистка» она заслужила более респектабельное наименование – «православный политик».

Иванова – профессиональный экономист и выпускница московского Свято-Филаретовского института (известного как форпост «православных либералов»). Она позиционирует себя как «христианского демократа», что делает ее нетипичным явлением не только для известного своими монархическими настроениями православного Екатеринбурга, но и для РПЦ в целом. У местных православных консерваторов она вызывает естественное раздражение. Столь же ожидаемо ее возненавидели местные либералы, которые постоянно отпускают злые шутки в адрес «преждевременно святой» в СМИ и соцсетях. «Еще бы, – говорит Иванова, – ведь им пришлось потесниться. Раньше в Екатеринбурге была только одна общественность – либеральная. А теперь, оказывается, есть еще и вторая, православная общественность».

При всей специфике Ивановой, ее выдвижение оказалось как нельзя кстати на фоне репутационных потерь местной епархии в связи с кейсом Сергия Романова. СМИ небезосновательно писали о том, что феномен Романова был порожден многолетним попустительством епархиальных властей и лично митрополита Кирилла. Образ сумасшедшего полуграмотного старца, зовущего людей в катакомбы и выступающего против патриарха и президента, постепенно стал вытеснять образ образованной женщины, многодетной матери, законопослушной и лояльной как светской, так и церковной власти. Иванова резко выступила против волны критики патриарха, поднятой при участии Романова. «Я не прощаю хулу на нашу иерархию и на святейшего патриарха. Пожалуйста, своих руководителей сколько угодно ругайте, выводите их на чистую воду. А к святейшему не подходите на пушечный выстрел. Патриарх выбран собором, это соборное решение церкви», – говорит Иванова.

При этом называть ее выдвижение «акцией Екатеринбургской епархии» некорректно, считает Иванова: «Еще при митрополите Кирилле мне была дана очень большая степень свободы. В части церковной работы я полностью согласовываю все с епархиальным управлением. Все выставки в музее согласовываю, как положено, пишу прошения. Но общественно-политическую деятельность мою митрополит никак не контролирует. Я действую просто как местный житель, неравнодушный человек. Но конечно, я как православный человек со своим духовником советуюсь и всегда беру его благословение на какие-то важные шаги». Одна из возможных причин, по которым митрополия не вмешивается в дела Ивановой, в том, что она коренная жительница Екатеринбурга в отличие от двух последних митрополитов: «Они понимают, что я – местная, а они-то нет».

Иванова считает, что образ РПЦ как «церкви олигархов и чиновников» – ложный: «Как раз те люди, которые контролируют в нашем городе медиа, в значительной части мэрию и отчасти науку, не идентифицируют себя с Русской церковью. Не знаю, какие у них религиозные убеждения, как много из них посещают синагогу, – это в данном случае неважно. Важно, что наша церковь – не их церковь. Власть у них, а народ-то – у нас».

По словам Ивановой, для екатеринбургских властей типично пренебрежение к православным, и его приходится ежедневно преодолевать: «Нам постоянно указывают на наше место: сидите в храмах, не высовывайтесь – вас 2%. Хотя при прошлых выборах меня поддержали 20% в Екатеринбурге, и это при том что я делала кампанию вообще без денег. Нас много. Да, людей, ведущих строгий церковный образ жизни, немного. Но людей, ориентированных на православную христианскую традицию, – большинство. Поэтому мы сейчас просто боремся за собственное достоинство. Это, в общем-то, не политика, у нас в стране пока нет христианской политики».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Истории подлежат особому отбору

Истории подлежат особому отбору

Марианна Власова

Марина Голубицкая представила роман о Николае Коляде и поэте Борисе Рыжем

0
52
К матчам в Катаре у немцев интереса нет

К матчам в Катаре у немцев интереса нет

Олег Никифоров

Болельщики в Германии бойкотируют чемпионат мира по футболу

0
1472
"Макдоналдс" заменят "Бульбяные"

"Макдоналдс" заменят "Бульбяные"

Дмитрий Тараторин

Уход западных компаний из Белоруссии сопровождается скандалом

0
4618
Первый ЧМ по футболу в мусульманской стране начинается не без проблем

Первый ЧМ по футболу в мусульманской стране начинается не без проблем

Данила Моисеев

Мундиаль в Катаре не устраивает западные СМИ из-за эксплуатации дешевого труда и малодоступного пива

0
3450

Другие новости