0
1921
Газета Содружество Печатная версия

18.02.2002 00:00:00

Афганская наркоцепь от Гиндукуша до Рейна

Тэги: таджикистан, афганистан, наркотики

Без малого три года назад в Таджикистане начало действовать Агентство по контролю за наркотиками (АКН) при президенте Республики Таджикистан. О том, насколько за это время удалось облегчить наркоситуацию в стране, наш корреспондент беседует с директором агентства генерал-майором милиции Рустамом Назаровым.
Из досье "НГ"
Назаров Рустам Урманович родился в 1959 году в Душанбе. В 1980 году окончил Высшую школу МВД СССР в г. Омске. Служил в системе МВД Таджикистана, прошел должности от инспектора уголовного розыска до заместителя министра внутренних дел республики. С 1996 года возглавлял Государственную комиссию страны по контролю за наркотиками. Когда на ее основе в 1999 году образовалось АКН, стал его директором. В том же году получил специальное звание генерал-майор милиции.

- Рустам Урманович, в вашем звании есть слово "милиция". Значит ли это, что ваше ведомство, несмотря на "президентский" статус, все же "дитя" МВД? Ведь нередко приходилось слышать о коррумпированности этой структуры┘

- У агентства свой, совершенно конкретный статус, а его сотрудники наделены особыми полномочиями и правами, которых не имеет ни одна другая правоохранительная структура. АКН является координирующим и контролирующим органом на территории Таджикистана по всем вопросам, связанным с проблемами наркотиков. Что касается коррупции, то она, к сожалению, существует. Однако от всех силовых структур агентство получает реальную помощь при осуществлении своей деятельности.

- Вы не опасаетесь, что чем больше людей посвящены в ту или иную конкретную операцию АКН, тем меньше шансов завершить ее успешно? Ведь сказанное вами относительно коррупции подразумевает и то, что у наркомафии везде есть свои "глаза" и "уши".

- Работа строится таким образом, что упомянутые мной органы предоставляют в аналитический центр агентства сведения о результатах своей работы по интересующим нас аспектам. Должен заметить, что во многом не без их помощи за сравнительно короткий промежуток времени мы создали базу данных, в которой на сегодня насчитывается около 19 тысяч фигурантов наркобизнеса. Причем наш агентурный аппарат - святая святых оперативно-разыскной деятельности - в это число не входит.

- Сколько у вас штатных сотрудников?

- 350 человек с учетом филиалов в трех областях страны. Отбор был очень строгим, ставку делали на наиболее опытных специалистов. Достаточно сказать, что сегодня в агентстве служат восемь кандидатов наук, а 90 сотрудников имеют высшее образование. Для Таджикистана это очень высокий показатель.

- АКН существует три года. Удалось ли за это время хоть в какой-то степени парировать наркотическую угрозу, исходящую из Афганистана?

- Три года - слишком короткий срок, чтобы обуздать ситуацию, которая явно вышла из-под контроля. Героин впервые был задержан в 1996 году - всего за тот год было изъято 6 килограммов. С каждым годом эти поставки существенно увеличивались. И вот уже второй год в Таджикистане его задерживают тоннами. В минувшем году наши правоохранительные органы совместно с российскими пограничниками изъяли из незаконного оборота около 8 т 802 кг зелья, из которых 3 т 780 кг героина, 4т 239 кг опия-сырца. Всего же за последние два года изъято без малого 16 тонн наркотиков.

- Примет ли новое руководство Афганистана меры к уничтожению запасов наркозелья?

- Есть совершенно четкий критерий. Если в Афганистане на самом деле хотят бороться с производством опиумного зелья, то логично на весь мир заявить: весь наркотик, который складирован на территориях, реально подконтрольных нынешним властям, будет уничтожен в определенные сроки в присутствии международных наблюдателей. Но пока по ту сторону Пянджа мы не видим костров, в которых бы горел героин. А поток этого наркотика через Пяндж с начала этого года не только не ослаб, но и усилился: еслив январе 2001 года на территории республики было изъято из незаконного оборота более 78 кг героина, то в январе 2002 года - почти 182 кг.

- Производят ли героин в самом Таджикистане? Ведь раз идут тонны опия-сырца, который является сырьем для героина, значит, должна где-то быть налажена его переработка...

- В Таджикистане сегодня наркотики не производятся. Дело в том, что, к несчастью, достать в нашей стране героин и опий куда проще, чем заниматься его производством. Налаживание "героинового дела" - это в определенной степени трудоемкий процесс, который требует времени, сил и средств. Но нельзя исключать возможности организации героинового производства - не только в Таджикистане, но и в России и в других странах.

- На чем основывается ваша обеспокоенность?

- Я думаю, что разгром движения "Талибан" не мог не привести к дестабилизации опиумно-героинового производства в Афганистане, и потери наркомафиозных структур, вложивших крупные суммы в это дело, существенны. Кроме того, полагаю, маковые плантации все же будут уничтожаться, пусть и не такими быстрыми темпами, какими всем нам хотелось бы. Поэтому, видимо, наркобаронам придется искать новые территории. А хороший мак может вырасти только на жарком солнце. Наша страна и соседние государства обладают таким климатом.

Существует международный проект ООН AD/RER/98/C37 "Исследование и подготовка экологически безопасного агента биологического контроля для уничтожения опийного мака". В его рамках между нашим агентством и региональным представительством Управления по контролю за наркотиками и предупреждению преступности (УКНПП) ООН в Центральной Азии в июле-сентябре 2001 года был проведен эксперимент. Суть его заключалась в изучении препарата для уничтожения незаконных посевов опийного мака с помощью грибов-патогенов (штаммов-киллеров). Сразу замечу, что препарат этот экологически безопасен. А результаты эксперимента превзошли все наши ожидания.

- Заинтересовались ли данным экспериментом в странах СНГ?

- Во всяком случае, мы ни от кого не скрывали результаты данного эксперимента. И в рамках протоколов о сотрудничестве, подписанных с нашими коллегами из Казахстана, Киргизии и Узбекистана, мы готовы предоставить им все данные по результатам проведенных нами упомянутых опытов.

- Совместно с российскими пограничниками и ФСБ и МВД России вы провели уже несколько успешных операций. Не могли бы в рамках дозволенного рассказать об одной из них?

- Действительно, с Погрангруппой ФПС России в нашей республике и с российскими МВД и ФСБ мы наладили очень тесные взаимоотношения. Летом совместно с ФСБ России мы провели операцию, так называемую контролируемую поставку. Перехватили в Астрахани почти 140 килограммов героина стоимостью в 5 миллионов долларов, который должен был попасть в Германию. Эта операция показывает, что наркоцепочка начинается в одном государстве, проходит через три-четыре (а нередко и больше) транзитные территории, прежде чем достигает "страны реализации". И если данная партия действительно должна была попасть в Германию, то мы перерубили лишь одно звено цепи, а вся она осталась нетронутой, что очень плохо.

- Итак, и далекая от региона Европа не гарантирована от героиновой экспансии. Осознают ли там это обстоятельство?

- Такое понимание есть. Например, мы тесно взаимодействуем с Федеральной криминальной полицией (БКА) ФРГ. В прошлом году в Германии мы с немецкими коллегами провели несколько совместных операций, в результате которых были задержаны граждане из бывшего Союза с героином афганского происхождения. Большую заинтересованность в обмене информацией по афганскому героину проявила таможенная служба Норвегии.

Если же говорить о Франции, то эта страна была не просто донором агентства. Именно с подачи ее представителя, комиссара полиции г-на Марка Пасотти, который трижды посещал Таджикистан в качестве эксперта УКНПП и вместе с группой специалистов проехал всю таджикско-афганскую границу, была предложена идея о необходимости создания в Таджикистане специализированного правоохранительного органа при поддержке ООН.

- Как лицо, непосредственно занимающееся разрешением наркопроблемы в Таджикистане и участвующее во многих международных встречах по данному вопросу, не могли бы вы изложить свой взгляд на наркоситуацию в мире в целом?

- Я всегда был убежден, что ни одно государство не может в одиночку бороться с незаконным оборотом наркотиков. Президент Рахмонов еще с середины 90-х бил тревогу по поводу распространения афганского наркотика по миру, а Запад ужаснулся только в 1999-м, когда российские спутники сфотографировали территорию Афганистана, сплошь покрытую маковым цветом. Поздно приходит и понимание того, что наркобизнес напрямую связан с международным терроризмом. Заинтересованность в успешном прохождении наркотрафика есть у целого ряда влиятельных лиц в соседних с Афганистаном государствах. Афганский героин проходит еще и через Узбекистан и Туркмению, также граничащих с Афганистаном. Одним из эффективных путей решения наркопроблемы, на мой взгляд, могло бы стать создание при поддержке УКНПП ООН структур, аналогичных таджикскому АКН, в других странах, расположенных на путях транзита наркотиков. Это позволило бы взять ситуацию с распространением афганского героина в Центрально-Азиатском регионе под контроль.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


От истребителей до вакцин: 15 ключевых продуктов Ростеха за 15 лет

От истребителей до вакцин: 15 ключевых продуктов Ростеха за 15 лет

0
574
Все энергообъекты компании Эн+ готовы к зиме

Все энергообъекты компании Эн+ готовы к зиме

Ярослав Вилков

0
982
Российский бизнес попытались исключить из климатической дискуссии

Российский бизнес попытались исключить из климатической дискуссии

Василий Столбунов

Эксперты обсудили итоги Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата

0
1395
Ростех для городской инфраструктуры: от электробусов до светофоров

Ростех для городской инфраструктуры: от электробусов до светофоров

0
1176

Другие новости