0
883
Газета Особая папка Печатная версия

10.11.2000 00:00:00

Болезнь и политика

Тэги: Ельцин, Конституция

14 ноября 1995 года

У россиян публично обсуждать болезнь руководителей слывет неудобным, чуть не признаком дурного тона. Думаю, дело здесь не столько в сердоболии (нашу политическую "этику" одновременно отличает также жестокость и безжалостность, неблагодарность к лидерам ушедшим), сколько в укоренившемся десятилетиями страхе и, главное - в нехватке прагматичного, практического, как к любым важным для реальной жизни делам, подхода к политике.

Почему я обо всем этом заговорил, - очевидно, в связи с состоянием здоровья Бориса Ельцина.

Так вот, что до этики, то коль скоро человек захотел (либо судьба так распорядилась) стать лидером, многое из того, что было его сугубо личным делом, становится политическим, публичным. Это, конечно, значит также, что сохранять себя в должной форме, следить за здоровьем становится не только личной, но и политической ответственностью самого лидера, его семьи и окружения, и, конечно, врачей.

Но далеко не одно это. Состояние здоровья руководителя имеет и другие политические аспекты и измерения. Один из них - право общества о нем достоверно знать, тем более в случае болезни. Как и необходимость обсуждать связанные с болезнью политические стороны проблемы - другой вопрос, что такт, человеческое сочувствие и доброжелательность здесь (как, впрочем, и во всех других случаях) весьма желательны. Словом, возникает немало вопросов.

И это понятно - речь, по существу, идет об отношениях между обществом и политическим лидером, то есть о факторе важном, отражающем зрелость политического строя, зрелость политической системы и демократии в той или иной стране.

Начал я с вопроса, который в этой связи возникает первым, - полноты информации о состоянии здоровья лидера. И информации не только со слов членов семьи или подчиненных, зависимых от него чиновников, а от врачей, подтверждающих свои выводы собственным именем и профессиональной честью.

Второй вопрос - необходимость четкого, известного стране механизма исполнения различных функций занемогшего руководителя другими должностными лицами. Включая, конечно, и замену лидера в случае его временной или постоянной неспособности исполнять свои обязанности. Это у нас в Конституции оговорено, но не очень ясно, с определениями, нуждающимися в толковании.

С этим связан и третий вопрос: прозрачность, видимость для общества того не закрепленного в Конституции, но сосредоточившего огромную власть механизма, который сложился вокруг лидера, подотчетен только ему и неподконтролен никакой другой ветви власти. Пока лидер здоров - полномочия окружения можно рассматривать как делегированную им часть его собственных полномочий, полученных на выборах от большинства народа. (Что, правда, не избавляет и сотрудников администрации от личной ответственности перед законом - это общепринятая норма; вспомним, что после импичмента президента США Никсона в тюрьму угодил как раз ряд ответственных работников его аппарата и ссылки на указания президента их от ответственности не освободили.) А когда лидер заболевает всерьез - возникает сложный вопрос: не воспользуются ли, обладая монополией на информацию о его здоровье и имея доступ к рычагам власти, некоторые представители окружения его болезнью, чтобы по тем или иным мотивам подготовить на случай чего если и не государственный переворот, то устраивающие их порядок и существо смены режима?

Мне довелось слышать немало суждений, что произвол, учиненный как раз в начале болезни Бориса Ельцина Центризбиркомом, связан именно с этим, с подготовкой "на всякий случай" ситуации, когда либо можно будет отложить или отменить выборы, либо создать условия, которые обеспечат их желаемый исход. Не располагая достоверной информацией, не решусь ни подтверждать, ни опровергать эту версию. Но симптоматично (и плохо) уже то, что такие слухи рождались.

Если не лихорадила, то внушала беспокойство сложившаяся в связи с последней болезнью Ельцина ситуация не только россиян. Беспокоились во всех столицах. Но нельзя забывать, что волнения возникли не на пустом месте. Ведь это факт, что уже давно у нас очень многое зависит от одного человека - от лидера, его политики, его настроения и тем более его здоровья. А все это еще больше добавляет к тревогам по поводу нестабильности, неустойчивости, непредсказуемости России. Что наносит нам прямой ущерб. Как политический (версия о нестабильности - один из главных доводов сторонников расширения НАТО), так и экономический, подрывая кредитоспособность и портя инвестиционный климат.

Действительно, серьезная болезнь лидера всегда создает своего рода чрезвычайную ситуацию. Но чтобы ее каждый раз не объявлять (да в Конституции и не предусмотрена такая процедура; кто это будет делать к тому же?), надо, видимо, создать условия, при которых нормальная обстановка в руководстве страны, гарантии от каких-то опасных "выбросов" даже и вследствие таких чрезвычайных ситуаций стали бы неотъемлемой частью политической системы.

Ни о чем сверхъестественном здесь речь не идет. В основном только о вещах, которые как будто большинство российских граждан уже признали политической необходимостью, неотъемлемыми сторонами политической системы и политического режима, в условиях которого они хотят жить. О гласности, например, - в том числе распространяющейся на здоровье президента, сосредоточившего в своих руках власть, поистине сравнимую с императорской, об ответственности всех должностных лиц перед народом в лице избранных им представительных органов, о полном исключении противоречащих Конституции действий, политических интриг. А если переложить многое из этого на совсем простой, житейский язык - о политической честности.

За последние годы о ней снова как-то начали забывать. Чем больше делают не по закону, нарушают слово, говорят неправды, тем больше снижается доверие к руководству. Что чревато особенно серьезными последствиями в случае каких-то проблем "наверху", в том числе болезни.

Я не хотел бы обсуждаемый вопрос, как и наболевшие вопросы в экономике, охране правопорядка и во многих других делах, полностью сводить к неправде, к недостатку честности. Наверное, еще большие моральные и материальные потери мы несем от вопиющей некомпетентности чиновничества (в том числе и высшего), на которую не раз публично жаловался и сам президент. Это ставшая уже хронической (наряду с классическим для России: "Воруют!") болезнь нашего государства.

Когда заболевает президент, невольно вспоминаешь и об этом. Но настоящая статья - не о здоровье государства, а о здоровье его руководителя. Оно может оставаться личным делом его, его семьи и близких лишь в условиях, когда обеспечена нормальная жизнь и работа всего властного механизма. Покуда механизм этот остается под контролем образованных Конституцией, подчиненных народу и закону органов, покуда никто и изнутри, и из-за рубежа не может использовать момент, чтобы вклиниться и поставить себе на службу сложившуюся ситуацию.

Наш государственный механизм еще несовершенен, правовое государство и гражданское общество пока не созданы. Тем более важно бдительно следить, чтобы этим не воспользовались те, кто хочет зла. А следующей Думе, как можно надеяться, в законный срок, законным образом избранной, видимо, следовало бы как задачу первостепенной очередности рассмотреть в числе других и круг проблем, возникающих в связи со здоровьем руководителя.

Среди них, как представляется, должно быть установление точного, определенного законом порядка информации общественности и, конечно, парламента о состоянии здоровья президента (а может быть, и всех кандидатов в президенты в преддверии будущих выборов?). Притом заключение должно быть сделано независимыми и авторитетными врачами. Далее, важно четко определить порядок передачи, в случае если это диктуется состоянием здоровья президента, тех или иных его функций другим должностным лицам (пусть временно). И, наконец, надо разгрузить президента от избытка "императорских" полномочий, которые, может быть, можно было как-то оправдать в момент политического кризиса, но, узаконенные в качестве постоянных, они несут не только опасность авторитаризма, но и делают власть особенно уязвимой (в частности, в случае болезни лидера), усиливают угрозу интриг, внутренней борьбы, смуты.

Все это сегодня - не пустяк, а вопрос первостепенной важности. Совершенство гарантий того, что государство и в этой, трудной для его граждан ситуации будет нормально жить, что механизм власти будет работать четко, в соответствии с Конституцией, законом и потребностями общества, что оно не станет уязвимым для происков отечественных или зарубежных лиходеев, - непременное условие стабильности и национальной безопасности. Обеспечить его может только отработанный механизм государства, работающая демократия. Без нее слишком много зависит от того, что называют субъективным фактором, в том числе от состояния сосудов, нервов, других органов, обеспечивающих жизнеспособность лидеров.

В этой связи с грустью осознаешь, что в последние годы мы очень мало продвинулись (если продвинулись вообще) в развитии демократических институтов. Неужели придется еще раз заново переживать прошлое?

В заключение хотел бы пожелать президенту России скорейшего выздоровления.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Запорожские власти призвали украинцев эвакуироваться

Запорожские власти призвали украинцев эвакуироваться

Наталья Приходко

В Киеве посоветовали населению запастись одеялами в преддверии зимнего сезона

0
434
Кишинев берет пример с Кипра

Кишинев берет пример с Кипра

Светлана Гамова

Молдавия готова интегрироваться в ЕС без Приднестровья

0
425
Правительству подарят ножницы для урезания социальных выплат

Правительству подарят ножницы для урезания социальных выплат

Ольга Соловьева

Адресность и нуждаемость дополнят принципом доказательности

0
485
Падение зарплат и доходов продолжится и в следующем году

Падение зарплат и доходов продолжится и в следующем году

Анатолий Комраков

Новые прогнозы показывают, что экономический кризис сохранится

0
589

Другие новости