0
2170
Газета В мире Печатная версия

21.07.2008 00:00:00

Италия заспорила о нравах

Тэги: италия, закон, проституция


Не успела итальянская общественность отметить 50-летие вступления в силу «Закона Мерлин» (по имени его автора Лины Мерлин), направленного на запрещение публичных домов, как инициативная группа зарегистрировала в Кассационном суде заявку на проведение референдума о его пересмотре. Его предложил женский оргкомитет, который возглавила бывший кандидат в премьеры на прошлых парламентских выборах от партии «Правые» Даниэла Сантаке и в который входит одна мусульманка, итальянка иранского происхождения Хеллен Нонини.

«50 лет спустя «Закон Мерлин» нельзя считать неприкосновенным табу. Необходимо в корне изменить его, гарантируя гражданам свободные (от проституток) улицы, а проституткам – свободу от рабства и сутенеров, отбирающих у них деньги, заработанные торговлей собственным телом», – заявляет Сантаке.

Светлое будущее продажных жриц любви женщина-политик видит в создании «женских кооперативов», занятие которых угадывается без особого труда. Референдум о легализации проституции стал своего рода изюминкой для итальянских законодателей. В парламенте нынешнего, 16-го созыва уже находятся на стадии рассмотрения восемь законопроектов о реформе и регулировании проституции. В парламенте предыдущего созыва таковых законопроектов было представлено даже 13, однако ни один из них так и не стал законом.

Традиционно итальянские законодатели расколоты на два непримиримых лагеря – сторонников полной легализации проституции и сторонников «нулевой терпимости». Референдум Сантаке предлагает самый радикальный вариант: не только отменить законодательный запрет на занятие проституцией, но фактически заново открыть публичные дома. В интервью еженедельнику Chi неистовая Даниэла, как часто называют Сантаке, так и заявила: «Я обращаюсь к итальянцам с призывом проголосовать на референдуме за открытие публичных домов!» В другом интервью Сантаке в сердцах добавила: «Наши улицы и так уже давным-давно превратились в бордель под открытым небом!»

Призыв получил широкий отклик. Согласно опросу телеканала SKY, проведенному по горячим следам, за открытие публичных домов высказались почти 90%. Среди общей массы сторонников открытия публичных домов выделяются и отдельные известные личности. Горячо поддержал эту идею известный журналист Карло Росселла, бывший директор главных информационных телепрограмм итальянского государственного телевидения TG1 (RAI) и TG5 медиахолдинга Сильвио Берлускони, а ныне президент кинопродюсерской компании Medusa Film. «Да здравствует Сантаке! Считаю ее битву за референдум святым делом, которое я поддержу в качестве гражданина. Мне было 18 лет, когда закрыли публичные дома, и я вот уже 50 лет жду, когда они откроются┘» – то ли всерьез, то ли в шутку заявил Росселла.

Бывший командующий итальянским контингентом в Афганистане депутат-генерал Мауро Дель-Веккьо отреагировал на почин Сантаке предложением отправлять проституток в армейском обозе для обслуживания контингента миротворческих сил в миссиях за рубежом: «Итальянцы всегда ходили к шлюхам, так давайте предоставим им возможность делать это прилично и гигиенично, так, чтобы и их жены остались довольны».

Сантаке и ее женский орготдел уже начали сбор подписей за проведение референдума. Период для этого самый что ни на есть благодатный – именно на летнее время приходится пик уличной проституции. Задачу сбора подписей упрощает массовое скопление населения на пляжах, концертах популярных исполнителей и в местах массового отдыха населения. Для проведения референдума необходимо собрать 500 тыс. подписей или заручиться поддержкой 5 из 20 имеющихся в Италии региональных законодательных ассамблей.

История вопроса такова. Законодательный запрет на уличную проституцию был введен Муссолини в 1931 году на основании закона об общественной безопасности. С той поры до 1958 года проститутки имели право заниматься деятельностью по оказанию интим-услуг только в домах терпимости. Первая женщина-сенатор, социалистка Лина Мерлин, подвергавшаяся арестам и гонениям при фашизме и проведшая четыре года в ссылке на Сардинии, больше 10 лет вела борьбу за запрет на деятельность публичных домов. Законопроект, подготовленный Мерлин, продвигался в Парламенте со скрипом. Для противодействия ему была даже наспех сколочена общенациональная Ассоциация содержателей публичных домов. В самый ответственный момент часть однопартийцев-социалистов отказывалась голосовать за проект закона, пока лидер партии Пьетро Ненни не пригрозил раскрыть имена членов руководства партии, являющихся содержателями публичных домов.

На итальянском телевидении в то время, наоборот, царили пуританские нравы, и поэтому итальянский тележурналист Уго Заттерин по прозвищу Змеиное жало исхитрился выдать в эфир сообщение о закрытии публичных домов, ни разу не упомянув в репортаже ни проституцию, ни проституток, ни сами публичные дома.

Тогда же классик современной итальянской литературы писатель Дино Буццати, автор романов «Татарская пустыня» и «История одной любви», сравнил закрытие публичных домов с «невосполнимой утратой для итальянской эротической культуры, сравнимой с пожаром Александрийской библиотеки в Древнем Египте». Для мэтра итальянской журналистики Индро Монтанелли, откликнувшегося на «Закон Мерлин» памфлетом «Прощай, Ванда!», закрытие публичных домов явилось «ломовым ударом в основание, грозящим обрушить все здание, на котором покоится итальянское общество». В свое время считалось, что проститутка Ванда – образ собирательный. Однако недавнее исследование установило реальную личность – Ванда занималась профессиональной деятельностью с 1937 по 2001 год, и среди ее клиентов был сам Муссолини и другие фашистские иерархи.

На момент закрытия в 1958 году официально зарегистрированных домов терпимости было 560, в которых «работали» 2700 проституток. Известный итальянский сценарист Лучано Винченцони так вспоминал свой родной городок Тревизо с населением в 80 тыс. в период Первой мировой войны: «Наш городок был прифронтовым, и в нем было 90 борделей. Когда я ходил в школу, то в самый шикарный из них, который содержали сестры Тоццо, выстраивалась у входа очередь по 100 человек военных».

Сейчас численность населения в Тревизо не изменилась. Публичных домов нет. Что же осталось? Об этом поведал политик из партии «Лига Севера» Джанкарло Джентилини: «Даже если раздробить на камни все горы Доломиты, то их все равно не хватит, чтобы забить всех блудниц Тревизо».

Рим


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Нацисты отнимали у евреев жизнь, а не право поесть в ресторане

Нацисты отнимали у евреев жизнь, а не право поесть в ресторане

Андрей Мельников

2
1262
Зло не победить пафосом

Зло не победить пафосом

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

Вышло наиболее полное издание рассказов Игоря Яркевича

0
1038
Здравствуй, лето на молнии!

Здравствуй, лето на молнии!

Максим Валюх

Если хочешь, чтоб не стало дракона

0
455
Капиталисты до капитализма

Капиталисты до капитализма

Кирилл Рожков

Клан олигархов, меценатов, монархов и римских пап

0
91

Другие новости

Загрузка...