0
3127
Газета Кино Интернет-версия

24.06.2016 11:17:00

ММКФ-38: красные кеды – эмблема любви

Московский кинофестиваль начался без Михалкова и с российского фильма

Тэги: ммкф, кино, фестиваль, кинофестиваль

Все статьи по теме "МОСКОВСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ"

ммкф, кино, фестиваль, кинофестиваль Кадр из фильма "Ке-ды". Реж. С.Соловьев. Фото пресс-службы ММКФ

Конкурсные программы 38-ого Московского кинофестиваля начались с показов документальной ленты про Марину Абрамович и картин из Франции и Америки. Сам же фестиваль открылся не совсем традиционно. Во-первых, без своего президента Никиты Михалкова, который проходит плановое лечение. Во-вторых, будто по законам импортозамещения, не привычным голливудским блокбастером, а картиной Сергея Соловьева «Ке-ды».

Как заявил сам режиссер на пресс-конференции, никакого нового слова он этим фильмом сказать не собирался. Действительно, ни стилистически, ни по смыслу «Ке-ды», выросшие из рассказа писателя Андрея Геласимова «Paradise Found» не отличаются от предыдущих, ставших уже классикой, работ Соловьева – по крайней мере, первая половина. В которой молодой человек по прозвищу Джаггер (Николай Суслов) – действительно похожий на лидера Rolling Stones и живущий в увешанной его фотографиями комнате - готовится идти в армию, но встречает девушку Амиру (Аглая Шиловская). Педикюршу не от мира сего, мать ребенка-аутиста, которая мечтает найти голубую ленту для соломенной шляпы. Вместе они катаются на скейте по пустому торговому центру, проводят ночь в коммуналке, уезжают на дикий пляж, сдают ребенка в интернат. Там ему будет лучше, потому что ребенка должны воспитывать взрослые, а эти персонажи еще не доросли, им бы кататься на скейте да купаться голышом. И никакого «после» у этого детства пока вроде бы и нет. Вокруг – сплошь соловьевские герои, от комического соседа по квартире с литературным именем дядя Ваня, до толпы подростков, маргиналов и музыкального кумира. Вместо Цоя – Баста в качестве исполнителя роли военкома, а также продюсера и автора нескольких композиций саундтрека. Не обходится и без музы режиссера Татьяны Друбич, для которой здесь есть крошечная интермедия и титр «как бы снималась».

Вместе с Друбич «как бы снимались» Татьяна Самойлова, Алексей Баталов и Николай Черкасов. Недочитанных героиней «Детей капитана Гранта» режиссер иллюстрирует кадрами из одноименного фильма, а картину Михаила Калатозова «Летят журавли» не просто цитирует, но и вставляет сцену проводов на войну, монтируя ее со сценой проводов в армию Джаггера, которая, как бы точно не повторяла оригинал, до него не дотягивает. На смену абсурдистской эстетике, которую актеры вымученно, но худо-бедно, длинными планами на фоне музыкальных треков, вытягивают всю первую половину, приходит какая-то совсем иная. Вроде бы хулиганская и несерьезная, но с серьезным, антивоенным посылом. Наступают, наконец, те дни после детства. Вместо ироничных титров, то и дело прерывающих действие, на экране возникают надписи-предостережения. Вместо скейта – танк. Режиссер вырывается из черно-белого мира снов мальчика Бананана в суровую цветную реальность, где голубая лента для соломенной шляпки тождественна родительской ответственности за жизнь ребенка. При чем тут кеды, которые так никто и не надевает и которые и появляются пару раз за весь фильм? Так они – символ надежды и детства, эмблема любви, то, ради чего формально стоит вернуться из армии и ради чего девушке и другу придется дождаться. А вообще, лишь бы не было войны.

Документальный конкурс ММКФ начался, в отличие от всего фестиваля, на высокохудожественной ноте - с ленты Марко дель Фьоля «На перепутье: Марина Абрамович и Бразилия». О путешествии художницы в Южную Америку в поисках исцеления души и, как бонус, идеи для новой выставки-перформанса. Красивые фотокадры с Абрамович, позирующей на фоне бразильских водопадов, лесов и пещер перемежаются натуралистичными и откровенными съемками, в ходе которых героиня рассказывает о разбитом сердце и участвует в различных духовных практиках – медитирует, беседует с долгожителями, наблюдает за операциями врача-шамана, пьет галлюциногенный отвар айяуаска позволяет обмазать себя землей, обложить листьями, трогает огромные кристаллы, которые впоследствии станут ключевым объектом нового арт-проекта. Наблюдение за художественными и личными поисками Абрамович, и постановочное, и в то же время предельно откровенное, становится еще и документальными исследованием в каком-то смысле параллельного мира, живущего в первобытной связи с природой, в гармонии христианской веры и язычества, черпающего покой и знание в прямом смысле из земли. Здесь художница видит выход не только для себя, но и для любого, утратившего эту связь с окружающим миром и самим собой, жителя мегаполиса – в этом, по сути, и заключается смысл ее итоговой выставки, гости которой в звукоизолирующих наушниках сидят или стоят, прижавшись к огромным кристаллам.

Основной конкурс ММКФ – как всегда самая неоднозначная фестивальная программа – начался с показа двух картин. Первой стала «Мари и неудачники» Себастьена Бетбедера – на удивление, удачная трагикомедия о разведенном 30-летнем безработном журналисте Симеоне, который находит на улице бумажник некой Мари. Позвонив по указанному номеру, он знакомится с бывшим возлюбленным девушки, писателем Антуаном. Теперь оба одержимы идеей завоевания девушки, модели, которая, однажды перебрав на вечеринке с алкоголем и наркотиками, навсегда осталась странной и отстраненной. Казалось бы, такой незамысловатый материал Бетбедер превращает в приглаженную, зрительскую версию кино Франсуа Озона про «опасную» женщину и неприкаянных мужчин, с комическими флэшбеками, рассказывающими о прошлом каждого из персонажей, с нелепыми второстепенными героями, вроде друга-лунатика и старика рок-звезды, снимающего на пляже психоделический клип, с электронным саундтреком и гипнотическим финальными танцем. На высшем, метафизическом уровне это еще и история создания литературного произведения. Все происходящее вполне возможно, - не более, чем плод воображения писателя Антуана, еще одного бесспорно талантливого неудачника, который по ходу действия придумывает героев, восхищается найденной мизансценой и моделирует финал, подчиняясь закону «жизнь имитирует искусство». Фильм вряд ли может рассчитывать на призы и скорее всего останется незамеченным, как нередко бывает с лучшими работами ММКФ.

Ситуация с еще одной конкурсной картиной «37» - снятой в США дебютной ленте датчанки Пак Грастен - прямо противоположна ситуации с французским фильмов. Громкая заявка и слабое исполнении. В основе – реальная криминальная история, случившаяся в Нью-Йорке в 1964 году, когда обитательница Квинса Китти Дженовезе была зверски убита на пороге собственного дома на глазах у соседей – ни один из 37 свидетелей, так или иначе видевших нападение, не позвонил в полицию. В фильме героев меньше – всего несколько семей, добропорядочных представителей среднего класса со скелетами в шкафах, душевными и физическими болезнями и социальными проблемами. Режиссер зачем-то превращает то, что могло стать сильной жанровой историей - и драмой, и сатирой, и триллером, - в невнятный артхаус с навязчивым фоновым шумом и разговорами про НЛО. Впустую растрачивая интереснейшую (пусть и приукрашенную в свое время журналистами) историю, послужившую в том числе поводом для масштабного исследования психологии поведения свидетелей. Стараясь поразить зрителя визуальными решениями – мрачными интерьерами дома и жутковатыми портретами его обитателей – за которыми вроде как и незаметно, что на протяжении полутора часов не происходит ничего, ни на художественном, ни на смысловом уровне. Понять, о чем речь, можно разве что зная саму историю или же досидев до финального титра.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Человек-магнит

Человек-магнит

Юрий Потапов

Об особенностях конвойной службы и невероятных способностях военного пенсионера

0
873
Новый фестиваль в Казахстане и новый фильм Сергея Бодрова

Новый фестиваль в Казахстане и новый фильм Сергея Бодрова

Ольга Галицкая

Режиссер рассказал подробности съемок байопика о Михаиле Калашникове

0
996
Спиричуэл и клезмер в уральской столице

Спиричуэл и клезмер в уральской столице

Георгий Ковалевский

О екатеринбургских “Безумных днях”

0
764
Эйзенштейн очень любил детей

Эйзенштейн очень любил детей

Сергей Шулаков

Будущий предводитель дворянства и другие советские кинематографисты

0
286

Другие новости

Загрузка...
24smi.org