0
1264
Газета Дипкурьер Печатная версия

21.02.2005

Марк Франко: «Украина – связующий элемент между Европой и Россией»

Тэги: ес, франко, калиниград, украина, сотрудничество

В эксклюзивном интервью «НГ» новый глава представительства Европейской комиссии в России посол Марк Франко рассказывает о своем восприятии России и ее отношений с Европейским союзом.

ес, франко, калиниград, украина, сотрудничество Марк Франко: «Если посмотреть на географическую карту, то скорее не России, а ЕС можно подумать о присоединении».
Фото Натальи Преображенской (НГ-фото)

– Господин посол, вы относительно недавно возглавили представительство Европейской комиссии в России. Каков ваш взгляд на состояние отношений РФ–ЕС.

– Да, действительно я приступил к исполнению своих обязанностей всего четыре месяца назад и в некотором смысле могу считаться новичком. Но хочу отметить, что на меня сразу произвели большое впечатление как масштаб, так и глубина наших отношений с Россией. Я имею в виду то количество областей и направлений нашего сотрудничества, а также то, насколько тщательно мы над ними работаем.

– Масштабы масштабами, но в последнее время много говорилось и писалось о том, что в отношениях между Европой и Россией произошел откат. Наиболее зримо Евросоюз и Россия разошлись в восприятии и оценке «оранжевой революции» на Украине. Что вы думаете по этому поводу?

– Прежде всего я не считаю, что отношения между Европейским союзом и Россией ухудшились. Я думаю, что мы просто стали гораздо подробнее обсуждать и более конкретно рассматривать многие вопросы, стали больше заниматься их сутью, что и отражает стратегическое партнерство, характеризующее наши отношения.

Особенно хочу подчеркнуть, что в течение последнего года мы подробно обсуждаем пути построения четырех общих пространств. Когда мы только заявляли, что строим стратегическое партнерство, проблем не было. Вопросы всегда возникают, когда приступают к определению конкретного содержания стратегических отношений. Тогда выясняется, что у нас могут быть разные интерпретации, разное понимание экономической среды, роли гражданского общества и других вопросов, по которым ведется обсуждение.

Украина тоже может служить иллюстрацией того, о чем я сейчас говорил. Ибо выявились разные мнения о том, кому Украина ближе – России или Европе. Но при всех этих разночтениях все-таки был найден выход из ситуации, сложившейся после второго тура украинских выборов, и этот компромисс был найден в сотрудничестве между председателем Госдумы Борисом Грызловым и Верховным представителем Евросоюза по внешней политике и безопасности Хавьером Соланой. Я думаю, что сейчас уже нет разночтений в понимании роли и места Украины: Украина – это связующий элемент между Европой и Россией.

– А что, у нас нет других связующих элементов?

– Это часть наших стратегических отношений.

– Поскольку в Брюсселе сейчас уделяют особое внимание Украине, не получится ли так, что она станет членом Европейского союза, а Россия останется за бортом?

– Президент Путин сказал, что Россия приветствовала бы членство Украины в Европейском союзе. В то же время ЕС на данном этапе не рассматривает вопрос членства Украины. А в Брюсселе сейчас нет конкретных планов на этот счет.

– России, на ваш взгляд, это когда-нибудь светит?

– В Римском договоре говорится, что все страны Европы могут стать членами ЕС. Но насколько я знаю, ни со стороны России, ни со стороны ЕС пока этот вопрос не вносился. Если посмотреть на географическую карту и место, занимаемое на ней Россией, то скорее не России, а ЕС можно подумать о присоединении┘

– Это блестящий дипломатический ответ! Следующий мой вопрос касается критики, которая раздается в Брюсселе в российский адрес в связи с Чечней, делом Ходорковского, состоянием нашей демократии. Мешают ли эти вопросы развитию наших отношений? Кстати, госпожа Ферреро-Вальднер, ведающая в Европейской комиссии внешними делами, высказывалась за ужесточение подходов к России.

– Безусловно, есть определенные вопросы, которые требуют дальнейшего обсуждения и остаются нерешенными. Высказывания госпожи Ферреро-Вальднер на слушаниях в Европейском парламенте были вызваны тем, что у нас двойная основа отношений – это общие интересы и совместно разделяемые ценности. ЕС настаивает на том, чтобы эти общие интересы и ценности всегда взаимно дополняли друг друга, а не рассматривались в отдельности.

Что касается общих интересов, то их наличие очевидно в силу того, что мы – соседи, у нас очень тесные экономические отношения, и эти отношения растут. Половина российского экспорта приходится на ЕС. ЕС является главным донором прямых иностранных инвестиций в России. ЕС заинтересован в российском рынке для экспортеров своих стран.

В то же время, несмотря на то что у нас разный исторический опыт, у нас есть понимание того, что мы разделяем общие ценности. Это демократия, права человека, уважение прав национальных меньшинств, свобода слова и свобода прессы. Я считаю, что обе стороны должны чувствовать себя совершенно свободно, поскольку ведут диалог и, следовательно, могут поднимать вопросы, вызывающие их озабоченность.

Вы упомянули «дело ЮКОСа». Действительно, со стороны ЕС была высказана озабоченность ведением дела, что не связано с тем фактом, что, безусловно, каждое правительство имеет право проверять налоги и бороться с мошенничеством. По мнению, существующему в ЕС, при ведении разбирательства не полностью обеспечена независимость судебной власти. В странах ЕС большое значение придается верховенству закона и независимости правовой и судебной системы. Позиция Европы была четко изложена в резолюции Совета Европы.

– На последнем саммите РФ–ЕС в Гааге было решено активизировать переговорный процесс по составлению «дорожных карт» для четырех общих пространств: экономики; свободы, безопасности и правосудия; внешней безопасности; науки и образования. В чем конкретно заключается эта активизация? Не затрудняет ли поиск решений усложненная процедура их согласования в расширенном ЕС?

– Я не считаю, что вступление новых стран усложнило процесс внутренней координации, потому что у нас в Европейском союзе накоплен очень большой опыт согласования вопросов. Кроме того, в Гааге политические лидеры ЕС и России выразили уверенность в том, что до следующего саммита, который пройдет в Москве в мае, стороны придут к единому мнению. Я полагаю, что эта уверенность, выраженная политическими лидерами, является инструкцией соответствующим чиновникам и должностным лицам найти взаимопонимание и согласовать нерешенные вопросы по общим пространствам. Встречи с этой целью проходят практически каждую неделю. Ряд моментов, нуждающихся в дальнейшем обсуждении, касается пространства свободы, безопасности и правосудия.

– Какие это вопросы?

– Например, вопросы, связанные с ролью гражданского общества, с определением того, что такое демократия, права человека, а также более технические вопросы, касающиеся сотрудничества между судебными органами. Но я считаю, что в текущей повестке дня нет таких вопросов, по которым мы не могли бы прийти к взаимопониманию. Все они решаемы, и мы сможем прийти к единому мнению по «дорожным картам».

Недавняя встреча политдиректоров в Люксембурге была посвящена третьему пространству – пространству внешней безопасности. Эти вопросы связаны с новой инициативой ЕС – «Новое добрососедство». В отношении этой инициативы у России и ЕС пока остаются разночтения во мнениях и взглядах относительно того, каким должно быть ее содержание.

– Насколько известно по заявлению Сергея Ястржембского, российскую сторону не устраивает формат этой инициативы, поскольку отношения РФ–ЕС носят стратегический характер, а в рамках инициативы Россию приравнивают к нестратегическим партнерам.

– Россия сказала, что она специфическая страна, заинтересованная в стратегическом партнерстве. Европейский союз согласился с такой позицией. В то же время, говоря о нашем общем пространстве соседства, мы прежде всего имеем в виду разрешение тлеющих конфликтов на территориях, являющихся соседними как для ЕС, так и для России. Это такие нерешенные конфликты, как Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах. Позиция ЕС такова: у нас общая заинтересованность в решении этих конфликтов для обеспечения стабильности на наших границах. Россия же придерживается позиции, что это в большей степени относится к делам России, что в урегулировании этих конфликтов уже давно участвуют определенные международные организации и конкретные структуры, и соответственно она считает, что участие ЕС усложнит весь это процесс. На это Евросоюз отвечает, что одно не исключает другого.

– Позвольте обратиться теперь к Калининграду. Что означает «механизм комплексного взаимодействия» по этому региону, который никак не могут запустить? Почему затягивается решение вопросов грузового транзита?

– Давайте различать транзит людей и грузовой транзит. Вопрос проезда возник не из-за расширения ЕС, а в 1991 году, когда Литва стала независимой. А когда Литва вошла в мае прошлого года в состав ЕС, Россия стала говорить об усложнении транзита. Со стороны ЕС проделана работа, чтобы облегчить движение транспорта, а также повысить эффективность таможенных процедур. Если взять сопоставимые отрезки времени и сравнить объем транзита в Калининград и обратно через Литву до и после ее вступления в ЕС, то мы увидим, что перевозки железнодорожным и автомобильным транспортом увеличились на 10%. Это не значит, что нет технических проблем, нам есть над чем работать. Однако цифры свидетельствуют, что ситуация не так плоха, как утверждается.

То же самое я могу сказать о перемещении людей, здесь действует облегченная транзитная процедура получения проездных документов.

– Если бы вы были гражданином России, то вы едва ли были бы удовлетворены теми условиями, по которым россиянам приходится ездить туда и обратно.

– Тем не менее упрощенная транзитная процедура работает хорошо. Конечно, ситуация отличается от той, которая была 15 лет назад, когда можно было свободно проезжать через Литву в Калининград и обратно. Но ситуация меняется, и мы должны принимать это во внимание. Я думаю, что как вопросы грузового транзита, так и поездок людей можно и нужно обсуждать дальше. Именно поэтому на саммите в Гааге было принято решение создать специальную структуру, которая будет рассматривать эти проблемы для нахождения практического решения. Кроме того, хочу отметить, что ЕС всегда выражал готовность к совместной с Россией работе по развитию Калининградской области, готовность к совместному финансированию соответствующих программ.

– А как идут переговоры между Россией и ЕС по облегчению поездок и перспективе безвизового режима?

– Что касается облегчения визового режима, то сейчас в этом направлении идет работа между Россией и странами Шенгенской зоны. За основу взяты уже заключенные соглашения между Россией и тремя странами ЕС – Германией, Францией и Италией. Положения этих соглашений будут консолидированы и получат дальнейшее развитие. Конечная цель – введение безвизового режима для граждан обеих сторон. Но как Россия, так и ЕС занимают в этом вопросе реалистическую позицию, понимая, что введению такого режима должна предшествовать большая подготовка.

– Помнится, однако, что поляки еще задолго до членства в ЕС имели возможность свободно получать трехмесячные визы в страны Шенгена.

– Да, но это был туристический статус.

– Почему нельзя поступить аналогично с российскими гражданами?

– Для этого необходимо обеспечить надежность российских паспортов, есть и ряд других технических вопросов. Часть проблемы заключается в огромной протяженности российских границ и возможности притока через них нелегальных иммигрантов. В этой связи требуется заключение между ЕС и Россией соглашения о реадмиссии.

– Многие наблюдатели считают, что с расширением ЕС в нем появилось антироссийское лобби и что вообще Запад и ЕС в вопросах прав человека исповедуют двойные стандарты, закрывая глаза на дискриминацию русскоговорящих меньшинств в странах Балтии и предъявляя претензии к России. Что вы думаете по этому поводу?

– Хочу заверить, что такого лобби нет. Страны Центральной Европы, которые входили в СЭВ, а теперь стали членами ЕС, очень заинтересованы в развитии экономических связей с Россией. Что касается второй части вопроса, то ЕС принимает во внимание мнение России относительно двойных стандартов в отношении русскоязычного населения в странах Балтии. Поэтому саммит в Гааге и принял решение создать специальную группу, которая займется решением вопросов, связанных с правами национальных меньшинств и правами человека. Сейчас определяется формат и уровень этой группы. Ее первое заседание состоится в начале марта.

– Ожидаете, что участникам группы удастся решить больные вопросы?

– За это они и получают зарплату.

– Не могу не спросить, как вы себя чувствуете в зимней Москве?

– Как рыба в воде. С оглядкой на сугробы, наверное, следовало бы сказать, как рыба в снегу, но в нем слишком холодно. Мне очень нравится в Москве, нравятся люди, с которыми встречаюсь. Имею возможность знакомиться с богатой российской культурой. Актуальная задача – выучить русский.

В профессиональном плане помимо работы над решением задач стратегического партнерства мне хотелось бы развеять некоторые идеи, имеющие место в России в отношении ЕС. Здесь часто воспринимают Европейский союз как новую империю, а Брюссель как ее столицу. Но это неправильно, ибо мы считаем, что ЕС – это не империя, а постмодернистское общество.

Из досье «НГ»
Марк Франко родился в 1947 году в Антверпене (Бельгия). Высшее образование получил в университете Лувана. Некоторое время работал там же ассистентом профессора. В 70-х годах занимался научными исследованиями в Кембриджском университете. Вся его дальнейшая карьера с 1987 года связана с Европейской комиссией – исполнительным органом ЕС. Занимал ответственные должности в брюссельском аппарате Комиссии, руководил ее программами, в том числе для стран Центральной и Восточной Европы. В 1999–2000 годах возглавлял рабочую группу Европейской комиссии, отвечающую за управление содействием ЕС в восстановлении Косово. Затем стал главой директората в Генеральном директорате по региональной политике, а с июня 2001 года – заместителем генерального директора Бюро сотрудничества EuropeAid. В сентябре 2004 года назначен главой представительства Европейской комиссии в России.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Индийцев в мире, возможно, больше,  чем китайцев

Индийцев в мире, возможно, больше, чем китайцев

Владимир Скосырев

Контроль над семьями в КНР стал более либеральным

0
408
Борис Джонсон не видит Британию в составе ЕС

Борис Джонсон не видит Британию в составе ЕС

Фемида Селимова

Угроза брекзита без сделки возрастает

0
354
Зеленский разрушил мечту Тимошенко

Зеленский разрушил мечту Тимошенко

Татьяна Ивженко

Еще не подведя итогов выборов, в Украине принялись обсуждать кандидатуру нового премьер-министра

0
594
Прибыли компаний растут, а инвестиции – нет

Прибыли компаний растут, а инвестиции – нет

Михаил Сергеев

Подорожание бензина обеспечит увеличение капитальных вложений в переработку нефти, надеются чиновники

0
442

Другие новости

Загрузка...
24smi.org