0
2283
Газета Культура Печатная версия

06.08.2013 00:01:00

Вместе лежать на холме

Тотан Кузембаев и Юрий Аввакумов показали, что "Гравитация" в архитектуре – это идеи, витающие в воздухе

Тэги: архитектура, выставка, музей


архитектура, выставка, музей Идеи архитектуры парят над холмами и юртами. Фото автора

Архитектору Тотану Кузембаеву в четверг исполнилось 60. Тогда же в ARTPLAY, где, кстати, располагается мастерская Тотана, открылась выставка, которую курирует другой архитектор, друг Кузембаева – Юрий Аввакумов. В подзаголовке «Гравитации» так и обозначено – «выставка-инсталляция». Меньше всего ее вид напоминает архитектурные выставки в традиционном их понимании. Впрочем, ретроспектива тоже будет – через месяц она откроется в Музее архитектуры.
Увы, часто на архитектурные выставки идешь, предвкушая, как, хмуря брови, будешь разбираться у кульманов с чертежами, мысленно «вгрызаться» в планы и макеты, тщась сопоставить их с итоговым образом. Бумажные выставки довольно тяжелы. Поэтому в «Гравитации» установили другие законы, оставив за скобками архив, и в основу положили (без всяких отсылок к застолбившему за собой материал Йозефу Бойсу) войлок. Войдя в Большой зал ARTPLAY, снова оказываешься на улице – в степи. То ли с холмами, то ли с юртами, войлочное царство которых погружено в полумрак (гигантское окно сейчас завесили) и в разговоры природы с вскрикивающими птицами и с деловитым жужжанием других ее обитателей. Это забытое в городе ощущение дачного детства, когда в утренней полудреме глядишь на пробивающиеся сквозь задернутые шторы пляски солнечных бликов и слушаешь гомон природы. Спроектированный Юрием Аввакумовым для нынешней выставки пейзаж тянет к казахскому детству Кузембаева, и сработана она эдакой виньеткой о юбиляре, сохранившем детский романтический порыв. Это, кстати, несмотря на то что практиковать Тотан стал рано: в одном из интервью он рассказывал, что, еще будучи подростком, в 15 лет построил для родных дом в казахском ауле имени Чапаева.
В войлочных холмах, ходить по которым можно только босиком, прорезаны лунки, они же «шаныраки» – отверстия в куполах юрт. Оттуда вверх проецируется слайд-шоу кузембаевских творений. Вдруг вспоминаешь Илью Кормильцева: «Мы лежим под одуванчиковым солнцем/ И под нами крутится земля…/ Мы лежим на склоне холма»… Здания Кузембаева, которые мелькают над головой длинным строем, и в данном случае не так важно, что безымянным, – тоже о диалоге с природой. Преимущественно деревянные, они соразмерны человеку и окружающему их пространству, которое становится обязательной составляющей образа. Кузембаев может поставить дом на сваи, он может выпустить из него диковинные выступы, может прорезать стену десятками крохотных отверстий, играя с ритмом, фактурой и светом. У него, любящего конструктивизм, чувствуется переживание на новом временном витке тех смелых градостроительных фантазий не просто архитекторов – архитекторов, работавших как художники. Что, впрочем, не умаляет функциональности его работ.
Как художник он тоже работал – поколение «бумажной архитектуры» давало увольнительную цензору-ratio. И вот на балконе Большого зала ARTPLAY вдоль балюстрады висят рисунки фантастических городов Кузембаева, дотошно выписанных чудных зданий с эклектичными реминисценциями разных эпох и стилей, складывающихся в городские силуэты то в виде кубов и сфер, то в виде гребня волны, норовящего унести вас вслед за рукой нарисовавшего это архитектора.
Парящие под потолком снимки кузембаевских работ – витающие в воздухе, из детского пейзажа в сегодняшний, новый ландшафт возвратившиеся идеи архитектуры, пожалуй, даже в платоновском смысле. Но не воздушные замки, а крепко стоящие на ногах строения (к которым так не хочется приписывать пресловутое «элитные»), которые останутся, скажем, и в одной из самых известных его работ в курорте Пирогово, и на страницах книг среди лучшего современного российского зодчества. Просто «Гравитация» тут – воображение, поддающееся тяготению, но не приземлению.   

Юрий Аввакумов о том,
как вместо гольф-поля
в ARTPLAY раскинулась степь:

Сначала все было просто. Не очень, вернее, совсем не хотелось делать выставку из вещей – макетов, чертежей. Хотелось сделать то, чем архитектор, собственно, постоянно занимается – то есть создать пространство. И хотелось, чтобы это пространство было связано с внутренним миром архитектора. Самая первая затея была связана с Пироговом, где Тотан так много строил – предполагалось, что здесь, как и там, будут поля, лунки, а из лунок будет светить свет и будут появляться изображения. Но потом вместо зеленого ковролина решили взять войлок, и оказалось, что это переломный момент. Использование этого материала потянуло за собой ассоциации, связанные не с конкретной местностью, не с каким-то гольф-полем, а со степным ландшафтом, с юртами, которые накрывались войлоком… Вдруг потянулась цепочка, связанная с детством Тотана.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ушел из жизни Наум Коржавин, Олег Сенцов продолжает голодовку

Ушел из жизни Наум Коржавин, Олег Сенцов продолжает голодовку

Елизавета Авдошина

0
776
Выставка. "Дорогие зрители…"

Выставка. "Дорогие зрители…"

0
671
Чехов и New Look, талит и 3D (+ФОТО)

Чехов и New Look, талит и 3D (+ФОТО)

Дарья Курдюкова

В Иерусалиме открылась первая обобщающая выставка об израильской моде

0
1369
Музей семьи трех гениев

Музей семьи трех гениев

Сергей Павлов

Поэтическое возрождение Бежецкой земли начинается с Николая Гумилева

1
393

Другие новости

Загрузка...
24smi.org