0
2724
Газета Культура Печатная версия

22.08.2013 00:01:00

Три часа с криком, шумом, беготней

Михаил Левитин устал бояться собственной тени

Тэги: театр, эрмитаж, премьера


театр, эрмитаж, премьера Евгений Редько и Ольга Левитина в новом спектакле «Моя тень». Фото с сайта театра «Эрмитаж»

Премьерой спектакля «Моя тень» открыл сезон театр «Эрмитаж». Коллектив сейчас «гастролирует» на сцене «Мастерской Петра Фоменко», ибо в родных стенах идет капитальный ремонт. В новом спектакле Михаила Левитина рефреном повторяется трогательный оммаж Петру Наумовичу: под комическую песенку в хрипловатом исполнении самого Фоменко то и дело появляется на сцене бессловесный король в ночном колпаке и белой рубахе. Он тут самый старый, мудрый и озорной.
Как мы помним, в «Тени» Евгения Шварца (а именно по ней поставил свою «невероятную историю в 3-х действиях» Левитин) этого самого короля нет среди действующих лиц. Все только вспоминают завещание почившего монарха, по которому его дочь принцесса Луиза должна выбрать себе в мужья человека доброго, честного и… незнатного. Таким образом, король-неформал предсказал встречу наследницы и интеллигента Христиана-Теодора. Но не рассчитал силы инерции. Дочка все-таки хочет жить во дворце и подпадает под чары амбициозной Тени. А когда осознает свою ошибку, добрый и честный Христиан-Теодор уходит под ручку с простушкой Аннунциатой. Им дворцов заманчивые своды не заменят никогда свободы.
Так вот король в спектакле есть. Его играет старожил левитинской труппы Геннадий Храпунков. Герой его, конечно, инфернальное существо: появится вдруг, как совесть, как Тень отца Гамлета – повздыхает, покачает укоризненно головой. Фактом своего присутствия чувства добрые пробудит. Вдруг высунет язык самым хулиганским манером и словно в воздухе растает – как улыбка Чеширского кота. Пожалуй, это самая удачная находка автора спектакля. В целом же «Моя тень» – странное действо. Много в нем крика, шума, беготни. Два антракта (уйму времени съедают музыкальные интермедии). А про что именно эта «Тень», так и непонятно…  Из нынешней постановки Левитина не удается вылущить решительно никаких новых смыслов, тем более мыслей о жизни и приключениях сегодняшних теней-королей и их хозяев. Впрочем, Левитин сказал в своей краткой предваряющей речи, что поставил этот спектакль (и изменил название пьесы) потому, что устал бояться собственной тени. Так что, видимо, это личное.
«Эрмитаж» – театр литературоцентричный, здесь словом упиваются, текст подают со смаком. Правда, порой это любование текстом напоминает чтение по ролям. Словно все на сцене вдруг открыли для себя пьесу Шварца, разложили на голоса и спешат донести блестящий текст до зрителя побыстрее. Но зритель с сюжетом знаком. И даже особо острые цитаты помнит, например, по старому фильму с Олегом Далем в ролях Ученого и Тени. Конечно, нельзя сказать, что люди на спектакле скучают, нет. Принимают даже горячо. Особенно когда два министра ведут разговор на пляже – приблатненные братки в полосатых семейных трусах. Или когда загорелая Юлия-Джулия катается по сцене в нижнем белье. Самый же звонкий хохот раздается, когда министр финансов уговаривает Юлию- Джулию помочь уничтожить Ученого, почему-то оседлав распростертую на полу даму. А ведь публику театра «Эрмитаж» принято называть особой – рафинированной, преданной открывателю литературных пластов Михаилу Левитину.
Ученого и вышедшую из-под контроля Тень сыграл артист Российского молодежного театра Евгений Редько. Он не только в хороших спектаклях отлично играет, но умудряется достойно выглядеть даже в постановках, спорных по качеству. В «Тени» никакого хода не найдено постановщиком, чтобы обыграть двойничество Христиана-Теодора и его Тени. Надел Редько очки – он Ученый. Снял и сморщился – значит, Тень. Есть пара мучительно длинных сцен, где Редько так и мечется по сцене вперед-назад, сменяя маски и выплывая лишь на собственной способности мгновенно переключаться. Легче Ольге Левитиной – она играет хотя бы одну роль, Принцессу. Играет интересно. Это такая влюбчивая девица без тормозов, в глубине души добрая и хорошая (как ее покойный отец, король-чудак). Времени у актрисы на сцене не так уж и много, но как-то она умудряется провести роль ясно – есть ощущение, что она одна знает, про что играет. Про страх быть обманутой и неминуемый в таком случае обман. Может, ей тоже надоест бояться собственной тени после драматического приключения с тенью чужой. Но это будет уже другая история.    

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На дуроге дымовозы

На дуроге дымовозы

Елена Семенова

Юрий Орлицкий о Генрихе Сапгире, его стихах-кентаврах и «полусловах», которые нужно додумывать

0
709
У нас

У нас

НГ-EL

0
181
65–75–85: галопом по поэту

65–75–85: галопом по поэту

Юрий Кувалдин

К юбилею Александра Тимофеевского

0
746
Смело, товарищ, в бой

Смело, товарищ, в бой

Надежда Травина

В Москве впервые представили кантату Эйслера «Высшая мера» по пьесе Брехта

0
795

Другие новости

Загрузка...
24smi.org