0
1907
Газета Культура Печатная версия

05.08.2018 14:49:00

Сергей Хачатуров "опрокинул" барокко в кибербарокко

В Царицыне идет выставка "Гипноз пространства. Воображаемая архитектура. Путь из древности в сегодня"

Тэги: царицыно, выставка, архитектура, сергей хачатуров, готический вкус, кибербарокко


царицыно, выставка, архитектура, сергей хачатуров, готический вкус, кибербарокко Клик мышкой – и ты можешь оказаться где угодно. Фото со страницы музея Царицыно в Facebook

Искусствовед, арт-критик Сергей Хачатуров напоминает нам о том, что куратор – своего рода режиссер. И что не стоит отделять современное искусство от классического. И что архитектура – тоже «предлагаемые обстоятельства», что она сама по себе может стать действующим лицом. Выставку-инсталляцию, выставку-пьесу в нескольких актах он курирует-режиссирует, объединяя изобразительное искусство с театром и жонглируя рифмами из прошлого и настоящего. Homo ludens нисколько не противоречит исследователю, точно так же как спокойно соседствуют старинные гравюры и новые медиатехнологии. На вернисаже он был в футболке с портретом Кирилла Серебренникова и говорил, что хотел бы режиссеру эту выставку показать.

Куратор ведет зрителя девятью актами выставки-спектакля, где главную роль играет пространство, но где в крохотных театриках и в записи оперного сериала «Сверлийцы» Электротеатра «Станиславский» появляются и актеры. Сергей Хачатуров (архитектор проекта – главный дизайнер Электротеатра Степан Лукьянов, координатор – Дарья Колпашникова) разворачивает панораму пространств-разделов «Opera Seria» (это – «Серьезная опера», «Кибербарокко» с живописной серией-лабиринтом «Герои-ширмы» молодого автора Владимира Карташова – и «Театр идей»), «Храм», «Волшебный фонарь», «Carceri. Темницы», «Павильон», «Руина», «Машинерия праздника». От серьезного он переходит к шутке, микширует эпохи, и они оказываются дополнением и комментарием друг к другу, а сами пространства – гиперссылками, к которым так привык человек компьютерной эры. Клик мышкой – и ты можешь оказаться где угодно.

Формально новая выставка входит в царицынский спецпроект «Роман готического вкуса», в рамках которого Хачатуров уже делал экспозиции «Ожившая пьеса императрицы» и «Призрак – рыЦАРЬ». Но «Гипноз пространства» – самостоятельная история, хотя здесь, в Царицыне, можно вспомнить и кураторский проект «Готика Просвещения. Юбилейный год Василия Баженова», сделанный Хачатуровым с Татьяной Дудиной, Зоей Золотницкой и Анной Корндорф на площадках Музея архитектуры и фонда In Artibus. Сергей Хачатуров защитил диссертацию и выпустил книгу «Готический вкус» в русской художественной культуре XVIII века», занимается и классическим, и современным искусством, а в какой-то момент он всерьез увлекся музыкой и театром – словом, эта выставка не только о времени и временах, но и о себе. Попадая на его экскурсию, видишь, как он зрителя завораживает, сам становясь героем своей же выставки-пьесы.

Избыточность барокко соседствует со строгостью классицизма, «опрокидывается» то в кибербарокко, то в печальную меланхолию бумажной архитектуры в фантазийной графике Александра Бродского и Ильи Уткина. Эта бумажная архитектура проходит насквозь через всю выставку-инсталляцию, балансирующую между разными эпохами и эмоциональными регистрами. Потому что, скажем, «Руина» – это не только восхищение останками прошлого, выросшее отчасти и в культивирование руин, как на переатрибутированной в ходе подготовки к выставке Густаву Георгу Энднеру царицынской гравюре «Искусственная руина» (выставка-исследование и выставка-спектакль ведь предполагают премьеры, и их тут много). Но это и «Меланхолия одиночества», сценография Филиппа Шейна к «Стульям» Ионеско. Пустые ряды стульев, часть их повалена. Точка тишины.

В «Гипнозе пространства» эфемерная графика набухает «плотью» то в «искусстве в коробках», крохотных театриках Марины Алексеевой, сплавляющей рукотворное с компьютерным, то в миниатюрной сцене, на которой разворачивается «Создание – Мироздание. Опера о стремлении человека к воображаемой конструкции», то в видео со «Сверлийцами».

Начинаясь «Коридором Гонзаги», того самого Гонзаги (посвященная ему выставка «Иллюзия театра. К 200-летию Театра Гонзаги в Архангельском» на днях откроется в Бахрушинском музее), который задумал сделать сценографию главным героем постановки – и представил это Екатерине II даже без музыки, – а завершается «Машинерией праздника».

В этом зале на мониторах – «Сверлийцы», на полу – огромное сверло, сделанное для постановки Бориса Юхананова как раз Степаном Лукьяновым и похожее на «машину волн» из театра эпохи Просвещения. Но это совсем не все: тут же – и старинные гравюры, разнимающие на составные части устройство праздничного действа, будь то конный балет, фейерверк, площадной праздник, будь то каменная кладка (архитектура же), инвентарь для игры в мяч или даже военная фортификация (театр войны – тоже, увы, реальность). Дух игры продолжается то эскизом декораций – пышной архитектуры, напоминающей отчасти и ту, что появляется в гравюрах с фейерверками XVIII столетия – у Валерия Левенталя к «Ночи перед Рождеством» Римского-Корсакова в постановке Александра Тителя в Большом театре. То это игровое начало уходит в офорты Бродского и Уткина – к примеру, в «Театр без сцены, или Блуждающий зрительный зал». В самом конце праздник, игру, воображение словно обнажают до механизма, но цельность игры этим не нарушена. Оттуда вы попадете в зал-пролог, стартовую точку «Гипноза...» – и закольцованная выставка-инсталляция готова будет снова начаться. Таких отчетливо авторских проектов, где куратор готов рискнуть, сейчас, когда ставка часто делается на то, чтобы «наверняка», сейчас не хватает.

Она – не о политике, но тут думаешь и том, что сегодня избыточность тоже идет рука об руку со строгостью, и воспринимается все это как минимум с меланхолией. В последнем зале это не только легкая меланхолия, какой подернуты гравюры Бродского и Уткина, но и «Книга» молодого художника Артема Филатова. Бетонный фолиант открыт на середине, там – одна фраза: «Мы уже знали обо всем этом благодаря тому, что написали наши предшественники, но допустили те же ошибки, что и прежде». Где, как не в Царицыне, которое и само – во многом воображаемая архитектура, было воплощать такую затею? 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Михаил Ларионов был великий выдумщик

Михаил Ларионов был великий выдумщик

Дарья Курдюкова

Есть несправедливость в том, что о Малевиче, Татлине, Гончаровой сегодня известно гораздо больше, чем о Ларионове

0
1028
Выставка "NOOR. Иди и смотри"

Выставка "NOOR. Иди и смотри"

0
909
Ефим Рачевский: "У нас с Собяниным совпадают  взгляды на школу в современном мегаполисе"

Ефим Рачевский: "У нас с Собяниным совпадают взгляды на школу в современном мегаполисе"

Александр Осипов

Директор образовательного центра "Царицыно" рассказал "НГ" о том, актуальна ли в Москве программа "Мой район", и о том, почему он включился в политическую работу

0
855
Выставка "n Россия"

Выставка "n Россия"

0
655

Другие новости

Загрузка...
24smi.org