0
7678
Газета Печатная версия

14.10.2018 16:22:00

Бразилия: настоящая драма еще впереди

Во втором туре президентских выборов могут произойти непредсказуемые повороты

Людмила Окунева

Об авторе: Людмила Семеновна Окунева – доктор исторических наук, профессор МГИМО МИД России, ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН.

Тэги: бразилия, президент, парламент, выборы, структурный кризис, экономика, болсонару, аддад


бразилия, президент, парламент, выборы, структурный кризис, экономика, болсонару, аддад Сторонники Жаира Болсонару вели успешную наглядную агитацию. Фото Reuters

В Бразилии 7 октября прошел первый тур президентских выборов. Точнее говоря, это всеобщие выборы, на которых избирают не только президента, но и губернаторов, и обе палаты парламента. Итог – прохождение во второй тур представителей двух крайних направлений: правого популиста Жаира Болсонару из Социал-либеральной партии (СЛП) и Фернанду Аддада из левоцентристской Партии трудящихся (ПТ), правившей страной в 2003–2016 годах (президенты – Луис Инасиу Лула да Силва и Дилма Руссефф).

Болсонару получил зримое преимущество – 46% против 29% у соперника. Он лидировал в 17 штатах (набрав в 13 из них более 50%) и 23 столицах штатов (у Аддада – лидерство в девяти штатах, более 50% в четырех штатах и трех столицах). По регионам голосование распределилось также в пользу правого кандидата: он победил во всех штатах Центро-Запада, Юго-Востока и Юга (сюда помимо прочих входят ведущие в экономическом и политическом отношении штаты Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро, Минас-Жерайс) и в их столицах, а Аддад – на Северо-Востоке, в политической «вотчине» ПТ.

Из 147-миллионного электората более 20% не пришли на выборы – самый высокий показатель с 1998 года, а около 9% явившихся воздержались. Подобные цифры – важный показатель настроений в обществе, разочарования электората и его неверия в перемены к лучшему.

Радикализация плюс абсентеизм – особенность нынешних выборов. Что же предшествовало подобным результатам и подготовило их?

После импичмента Руссефф в 2016 году (см. «НГ» от 19.04.1613.05.1602.09.16) новые правители правоконсервативного толка немедленно сменили прежнюю политику на противоположную (широкую приватизацию, урезание до минимума социальных программ, жесткие полицейские меры подавления народных выступлений). Им казалось, что так Бразилия достигнет экономических успехов, однако этого не случилось: несмотря на обнадеживавшие краткосрочные показатели, структурный кризис преодолеть не удалось и улучшения не наступило. На социальном реформировании времен Лулы был поставлен крест; бедные стали возвращаться в бедность, общество захлестнули настроения безысходности.

Парадоксальным образом импичмент не подвел черту под острейшим политическим кризисом, а открыл его новую фазу. Чуть было не реализованный в середине 2017 году импичмент уже против нового президента Мишела Темера, замешанность в коррупции практически всего политического класса, обвинение Лулы – «самого популярного президента в истории Бразилии» – в пассивной коррупции и отмывании денег и последовавший его арест, отсутствие значимого политика общенационального масштаба, способного объединить нацию вокруг крупного социально-экономического проекта, – вот причины беспрецедентной для Бразилии социальной апатии и отвержения гражданским обществом практически всех возможных кандидатов в президенты, которые то и дело загорались на политическом небосклоне 2016 – начала 2018 года и, как правило, гасли. Социально-экономический, политический, моральный кризис, вакуум политического лидерства, разочарование «всех во всех» – общая причина появления популистских политиков разного толка, обещающих быстро и эффективно решить все проблемы. Бразилия не стала исключением: такой политик появился и у нее.

Болсонару впервые проявил себя в ходе импичмента: свое голосование против Руссефф он посвятил одному из наиболее одиозных деятелей военного режима, известному своим участием в пытках. А далее последовал и другой страшноватый дискурс: симпатии к военной диктатуре, антидемократические, расистские, сексистские, гомофобские выпады. Ультраконсерватор, он взял на вооружение сверхлиберальную экономическую программу. Все это было непривычно, жестко, радикально, откровенно – и понравилось многим.

На другом политическом фланге события разворачивались не менее драматично. Когда Лулу лишили права избираться (даже из тюремной камеры он бил рекорды рейтингов, оставляя Болсонару далеко позади), ПТ срочно поменяла тактику и выдвинула Аддада – бывшего мэра Сан-Паулу, сподвижника Лулы и Руссефф. Малоизвестный как политик, он сумел быстро нарастить необходимый для прохождения во второй тур рейтинг за счет организованного ПТ «трансфера» к нему голосов от Лулы.

Резко возросла проявившаяся на выборах 2014 года, а ныне ошеломившая даже самих бразильцев поляризация политических сил. Из 13 кандидатов помимо явных аутсайдеров быстро отпали центристы, набрав немыслимо малое количество голосов. Попытки сплочения вокруг единого центристского кандидата с треском провалились. На политическом поле остались двое непримиримых соперников.

В последнюю неделю на сторону Болсонару стремительно переходили финансовые круги, биржи, экономические элиты. За него были и евангелисты – мощная сила, обладающая к тому же и немалыми финансовыми возможностями. Ведущие СМИ, не выказывая ему напрямую свою симпатию и даже иногда критиковавшие его, были однозначно против Аддада.

Одним из показателей успеха Болсонару стала не его программа (которая, за исключением экономической части, существует в основном в виде его отдельных – и часто оскорбительных – высказываний), а его общее видение страны, отвержение им ПТ и в целом левых.

Свидетельством неуспеха ПТ, несмотря на прохождение ее кандидата во второй тур, стал не только серьезный разрыв в показателях Аддада и Болсонару, но и поражение ряда ее видных деятелей (включая Руссефф) на губернаторских и парламентских выборах. Экономический кризис, в котором многие не всегда заслуженно обвиняли Руссефф, замешанность ПТ и лично Лулы в коррупционных скандалах – все это разрушило имидж партии даже в тех слоях, которые стали бенефициарами ее политики (бедняки и «новый средний класс»).

Главным стрежнем второго тура станет поиск Аддадом союзников: его призыв к не прошедшим во второй тур право- и левоцентристам создать единый фронт против Болсонару. Результат отнюдь не предопределен: эти кандидаты были против Болсонару, но и не питали симпатий к ПТ, хотя появились сигналы о возможности их поддержки Аддада. Сможет ли он не только добиться согласия с ними (и получить, хотя и не гарантированно, голоса их сторонников), но и изменить тональность своей кампании, сделав акцент не на былых достижениях ПТ, а на необходимости общенационального диалога? Это станет понятно в ходе второго тура. Пока же Болсонару будет наращивать успех и, сглаживая некоторые из своих наиболее одиозных высказываний, также говорить, как он это уже сделал, об объединении народа: «Мы должны объединить наш народ, и мы сделаем это. У нас есть все, чтобы стать великой страной. Будучи едиными, мы станем ею. Ни у кого нет такого потенциала, как у нас».

Неопытность в политике и в управлении государством, симпатии к военной диктатуре, экстремистский и агрессивный тон – вот слабые места Болсонару, на которых смог бы сыграть Аддад. И вместе с тем опыт бразильских выборов – 2018 показывает, что прежние стереотипы уже не действуют, а ход кампании будет определен совсем другими показателями. В Бразилии всегда считалось, что неотъемлемой частью кампании любого кандидата являются участие в теледебатах, митинги, манифестации – у Болсонару этого не было, после ранения, полученного на одном из митингов, он перенес свою кампанию в соцсети. Идеей фикс всех партий стала погоня за максимальным эфирным временем для телепропаганды – Болсонару не мог похвастаться этим. И, наконец, предвыборная кампания в Бразилии – это межпартийные коалиции во главе с партиями-лидерами; у Болсонару не было и этого: он выступал от крошечной и маловлиятельной Социал-либеральной партии в союзе с еще меньшей Обновленной трабальистской партией.

…Одно из «предвыборных обещаний» Болсонару уже точно не реализовалось. Будучи абсолютно уверен в своем триумфе 7 октября (и даже пригрозив, что в случае поражения не признает результатов первого тура), он заявил, что 28 октября (дата второго тура) «пойдет на пляж». Теперь ясно, что поход на пляж откладывается на неопределенное время.

Бразилия вступила в этап напряженной и бескомпромиссной политической битвы, когда оба соперника столкнутся один на один на фоне резкого «поправения» политического ландшафта. Здесь-то и развернется настоящая драма: им обоим отступать некуда, впереди главный «приз» – пост президента (бразильский опыт показывает, что во втором туре могут произойти непредсказуемые повороты, способные резко изменить предпочтения электората). А бразильскому обществу предстоит выбор вектора развития, по которому пойдет эта крупнейшая латиноамериканская страна в ближайшие четыре года. Бразилия на распутье.          


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Бразилия готовится к битве за океан

Бразилия готовится к битве за океан

Владимир Щербаков

Подводный флот страны станет крупнейшим в Латинской Америке

0
868
Москва поставит Дели "встречный огонь"

Москва поставит Дели "встречный огонь"

Владимир Мухин

Россия усилит армию Индии атомными субмаринами и стратегическими ракетоносцами

0
2226
Активность Назарбаева напоминает избирательную кампанию

Активность Назарбаева напоминает избирательную кампанию

Виктория Панфилова

В Казахстане появились признаки досрочных выборов

0
2405
От Лукашенко ждут откровений по вопросам союзничества

От Лукашенко ждут откровений по вопросам союзничества

Антон Ходасевич

Минск не потерял надежду на скорейшее урегулирования спорных вопросов с Москвой

0
2150

Другие новости

Загрузка...
24smi.org