1
4687
Газета Вера и общество Печатная версия

30.08.2016 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. "Церковь жадно вдыхала воздух возрождения"

О новом министре образования и науки Ольге Васильевой рассказывают ее книги

Тэги: минобрнауки, ольга васильева, печатные труды, рпц, сталин, ссср, антицерковная политика, патриарх кирилл, воспитание, нравственность


минобрнауки, ольга васильева, печатные труды, рпц, сталин, ссср, антицерковная политика, патриарх кирилл, воспитание, нравственность Фото Reuters

Министр образования и науки Ольга Васильева на встрече с патриархом Кириллом заявила, что для нее «самый важный приоритет – это воспитание человека… у которого есть нравственный стержень».  «Учитель, врач и священник – это не специальность, это служение», – добавила глава Минобрнауки.

Напомним, назначение министра с научной специализацией по истории РПЦ в сталинские времена обеспокоило общественность. Васильеву заподозрили то ли в стремлении клерикализовать образование, то ли в сталинизме. Для уяснения взглядов нового министра имеет смысл обратиться к ее печатным трудам. 

В 1999 году была издана, а в 2001 году переиздана под шапкой Института истории РАН монография «Русская православная церковь в политике советского государства в 1943–1948 годы». Большевистскую политику довоенного времени автор характеризует как «атеистическую вакханалию». «Стране был нанесен огромный моральный урон, выразившийся прежде всего в снижении нравственного уровня населения», «Созданию тоталитарного механизма из послушных винтиков явно мешало духовенство и клирики как носители других идей и иных нравственных норм».

Что касается роли Сталина в антицерковной политике, то Васильева отнюдь не выделяет его из общей канвы: «Сталин в марте 1931 года… заявил, что, конечно, представители духовенства в СССР преследуются: «Я жалею только о том, что не смог до сих пор покончить со всеми ими». В изложении того периода, когда произошел поворот в сталинском отношении к Церкви, Васильева представляет вождя СССР хитрым интриганом, а будущего патриарха, митрополита Сергия (Страгородского) и Церковь вообще – стороной страдающей и политически наивной. «Не подозревая о тайных замыслах Сталина, Церковь жадно вдыхала воздух возрождения». «В своих имперских амбициях Сталин претендовал и на победу над умами и душами народов». Монография завершается рассказом о том, как, исчерпав пропагандистский ресурс РПЦ, руководство страны начинает снова закручивать гайки. «Интерес государства к Церкви как инструменту для проведения своей внешней политики падает к концу 1948 года. Это было связано с тем, что СССР становится атомной державой».

Одна из сквозных тем в работах Васильевой – изъятие церковных ценностей. Если верить упомянутой книге, этот процесс продолжался и под вывеской «сталинского возрождения» РПЦ. «Используя Церковь, сталинский аппарат ловко вычищал народный карман», – пишет она, имея в виду, что субсидии, обещанные вождем РПЦ, брались из взносов и налогов на церковные общины и все равно не покрывали изъятое. В начале 1990-х годов Ольга Васильева более жестко отрабатывала тему «большевистского ограбления» Церкви. В 1994 году она в соавторстве с Павлом Кнышевским опубликовала книгу «Красные конкистадоры». Это сочинение содержит в себе подробный рассказ о реквизициях.

Васильева последовательна в том, что образ РПЦ в ее книгах всегда возвышен, в то время как руководители советского государства расчетливы и аморальны. Когда она обращается к теме патриотизма, проявленного Церковью во время Великой Отечественной войны, то допускает оценки и даже патетические восклицания, более уместные в публицистике, чем в историческом исследовании. «Горячий отклик в сердцах верующих находили ежедневные молитвы и проповеди о победе русского оружия» («Русская православная церковь в политике советского государства…»). Смущает то, что в книге, опубликованной под эгидой РАН, встречаются высказывания, приближающиеся по своему содержанию к апологической церковной литературе. В указанной монографии встречаем такой сюжет: «Одним из величайших молитвенников в военные годы был иеросхимонах Серафим Вырицкий. Когда немцы вошли в город, старец успокаивал многих растерявшихся, говоря, что ни одного жилого дома не будет разрушено. (В Вырице действительно были разрушены только вокзал, сберкасса и мост). Тысячу дней стоял он на молитве о спасении страны и народа России».

Тень на Церковь не способны бросить даже факты сотрудничества духовенства с нацистскими оккупантами на захваченных территориях СССР. Описывая коллаборацию митрополита Сергия (Воскресенского) с нацистской администрацией Прибалтики, Васильева утверждает, что она была продиктована интересами советского командования, и, более того, в окружение Сергия были внедрены советские разведчики. Церковные ризы чисты!

Часто лакмусовой бумажкой на латентный сталинизм служит сопоставление Сталина и Хрущева. Ольга Васильева дает нам основания и для подобного анализа, потому что ее авторству принадлежит книга, посвященная хрущевскому периоду, – «Русская православная церковь и Второй Ватиканский собор». «Люди, пришедшие к власти после смерти И. Сталина, не только не учли послевоенный опыт государственно-церковных отношений, но и сознательно искоренили все, что о нем напоминало», «Никогда до Хрущева советская власть не диктовала Церкви, как ей вести свои отношения с римо-католиками… Да, Никита Сергеевич был мало искушен в исторических и догматических тонкостях». Казалось бы, в этих цитатах сквозит предпочтение Сталина перед Хрущевым. Однако Васильева ставит в заслугу Хрущеву санкционированное им вхождение РПЦ во Всемирный совет Церквей, что, по мнению автора, было выгодно Русской церкви, чтобы вытеснить из первых рядов экуменического движения американских протестантов.

Согласно книгам Васильевой, в противостоянии с Западом интересы РПЦ и государства совпадают. «Два Рима пали, третий стоит, а четвертому – не быть!» Этот тезис бывший семинарист помнил хорошо, понимая, что в Европе «правит» могущественный Ватикан. Сталин задался целью сломить римско-католическую империю». «Рим создал свой собственный экуменизм… Но Русская православная церковь и в этих сложнейших условиях противостояла католическому давлению… действовала параллельно с государством, боровшимся с Ватиканом как империалистическим противником».

Квинтэссенция взглядов Васильевой содержится в следующем высказывании: «Как бы ни возражали возмущенные атеисты, но все-таки Русская православная церковь на протяжении многовековой истории Российского государства была хранительницей очага национального самосознания… Глубокие корни гражданских традиций Православия (с прописной буквы в оригинале. – «НГ») дали жизнь широкому народно-патриотическому движению под знаменем Христа».


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Сергий Апологет 18:10 31.08.2016

Наконец-то, у нас нас тот министр образования, который нужен нашей стране! Надеюсь, подрастающее поколение избавят от этих "либеральных ценностей", что были навязаны нам Западом после горбачевской перестройки.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Горькие плоды независимости придатка НАТО

Горькие плоды независимости придатка НАТО

Владимир Винокуров

Латвия остается одним из активных игроков на антироссийском фронте Европы

0
1760
Селедка в чае

Селедка в чае

Леонид Жуков

Разговор на кухне о клевете между мойкой и холодильником

0
409
Любовь и расписание уроков

Любовь и расписание уроков

Антон Зверев

О взаимной приязни между бывшими непримиримыми врагами – педагогом и ребенком

0
736
Можно ли унизить учителя проверкой

Можно ли унизить учителя проверкой

Наталья Савицкая

Модель аттестации школьных педагогов будет утверждена в 2020 году

0
1292

Другие новости

Загрузка...
24smi.org