0
590
Газета Идеи и люди Печатная версия

16.11.2004

Александр Вершбоу: «Российский народ должен сам выбирать свое будущее»

Тэги: вершбоу, сша, сотрудничество

В эксклюзивном интервью «НГ» – первом после объявления об отставке госсекретаря Колина Пауэлла - посол США в РФ Александр Вершбоу рассказывает, какой будет внешняя политика Вашингтона в течение второго президентского срока Джорджа Буша и анализирует сотрудничество Москвы и Вашингтона в различных сферах.

вершбоу, сша, сотрудничество Александр Вершбоу: «Главным приоритетом, очевидно, останется продолжение борьбы с международным терроризмом».
Фото Артема Житенева (НГ-фото).

– Существует мнение, что новая администрация будет иметь еще более «ястребиный вид». Известно ли вам, кто займет место вашего шефа после ухода государственного секретаря Колина Пауэлла?

– Полагаю, что так или иначе курс будет устанавливать президент Джордж Буш. И мы можем ожидать продолжения основных направлений американской политики, которые, естественно, будут корректироваться в соответствии с меняющимися обстоятельствами. Я не предвижу фундаментальных изменений. Это, конечно, относится и к отношениям с Россией.

Мы добились крепкого партнерства с вашей страной, партнерства, охватывающего широкий круг вопросов. Это война с терроризмом, борьба с распространением оружия массового уничтожения, управление региональными конфликтами, развитие экономических связей. Таким образом, продолжение этого партнерства, на мой взгляд, останется основной характеристикой отношений с Россией.

– Известно, что часть российской мыслящей элиты ждала победы Керри. Предполагалось, что в этом случае американцы перестанут комплиментарно относиться к некоторым тенденциям в России. Многие полагают, что американцы заключили «сделку» по обмену нарушения прав человека в России на свои экономические преимущества. Что вы думаете по этому поводу?

– Не думаю, что это замечание справедливо. Президент Буш и его администрация подчеркивали и подчеркивают, что для нашего партнерства важно продолжение развития демократии в России. Мы признаем, что российский народ должен сам выбирать свое будущее. Мы можем лишь предложить дружеский совет. В то же время мы полагаем, что настоящее стратегическое партнерство зиждется не только на определении общих врагов и общих интересов, но также и на базе общих ценностей. Президент Буш лично высказывал опасения насчет ослабления сдержек и противовесов в политической системе России, а также по поводу свободы слова в российских телевизионных СМИ. Думаю, что эти вопросы по-прежнему будут темами для обсуждения.

– Какой в целом будет внешняя политика США в ходе второго срока президента Буша?

– Главным приоритетом, очевидно, останется продолжение борьбы с международным терроризмом. Также среди приоритетов нераспространение ОМУ, в том числе два ключевых в этом отношении вопроса – Иран и Северная Корея. Это срочные проблемы. Сейчас достигли кульминации усилия по убеждению Ирана в том, чтобы отказаться от ядерных амбиций. Это – особенно важный вопрос в краткосрочной перспективе. Мы также намерены объединить наши усилия для того, чтобы вынудить Северную Корею прекратить ядерную программу и превратить Корейский полуостров в зону, свободную от ядерного оружия. Важной проблемой по-прежнему останется искоренение истоков терроризма. Здесь вступают в игру наши инициативы по продвижению реформ и демократизации Большого Ближнего Востока. При решении всех этих безотлагательных проблем мы рассматриваем Россию в качестве важного партнера. У нас есть потенциал для расширения сотрудничества, и мы надеемся, что нам удастся его реализовать.

– Таким образом, Россия и США будут координировать усилия в борьбе с терроризмом? Кстати, будем ли мы совместно бороться с этой угрозой на территории России?

– В течение последних четырех лет мы создали в этой области хорошую основу для сотрудничества. Это было подчеркнуто накануне выборов в ходе встреч рабочей группы по противодействию терроризму в Москве (эту группу возглавляют замгоссекретаря США Ричард Армитедж и замминистра иностранных дел РФ Сергей Кисляк). Мы стремимся к еще более глубокому сотрудничеству между нашими спецслужбами и органами правопорядка и организациями, вовлеченными в борьбу с отмыванием денег – «белой кровью» террористических сетей. И в этой сфере мы также надеемся реализовать пока не использованный потенциал. Если финансовые потоки террористов будут проходить через банковские каналы в России или в СНГ, то у нас возникает общий интерес совместно бороться с терроризмом и на территории вашей страны.

– Ведут ли Москва и Вашингтон консультации на предмет «превентивных ударов», о возможности нанесения которых по базам террористов в любой точке мира заявляли представители российского руководства?

– Это не активная тема наших дискуссий. Мы приняли во внимание российские заявления на сей счет. Хотелось бы акцентировать внимание на двух моментах: прежде всего США сами давали ясно понять, что использование силы в отношении террористов как вариант никогда не исключается, в том числе это касается и превентивных ударов. В то же время мы подчеркиваем, что прежде должны быть использованы все остальные возможности. Следует добиваться сотрудничества со странами, которые могут давать убежище террористам или же неэффективно преследовать и уничтожать террористические образования на своей территории. Необходимо предоставить этим странам шанс решить проблему самостоятельно. Полагаю, что у российского и американского правительства сложилось понимание по вопросу превентивных ударов. Это не та тема, которую мы обсуждаем и по которой мы координируем действия в оперативном порядке.

– Российские официальные лица не единожды заявляли о том, что Грузия предоставляет террористам убежище. Что вы думаете на сей счет? Может ли это государство быть той страной, где Россия и США станут «плечом к плечу» в борьбе с терроризмом?

– Полагаю, что проблема, возможно, существовавшая в Грузии несколько лет назад, по большей части уже решена. Действительно, имелись трудности в Панкисском ущелье, которыми грузинские власти недостаточно эффективно занимались. Это была одна из причин, по которой мы решили помочь силам безопасности и вооруженным силам Грузии, осуществляя их подготовку и снабжая их оборудованием, которое может помочь им устранить террористическую угрозу на территории страны и усилить безопасность границ, то есть пресечь проникновение террористов из-за рубежа. Полагаем, что эта программа подготовки и оснащения была успешной и ныне проблемы Панкисского ущелья уже под контролем. Но, как говорится, 100-процентного успеха достичь невозможно. Сама Россия через пять лет после начала второй чеченской войны не сумела пока уничтожить все лагеря и базы террористов на своей территории – в Чечне и других частях Северного Кавказа. Думаю, что в Грузии правительство все-таки избрало активный подход, и достигнутые результаты нас воодушевляют. На мой взгляд, вероятность того, что мы увидим российские и американские силы плечом к плечу на грузинской территории, невелика. По завершении программы подготовки и оснащения в Грузии у нас больше нет военного персонала в этой стране. Мы не намереваемся создавать там постоянные военные базы. Полагаю, что грузины вполне могут теперь позаботиться о себе самостоятельно. В политическом разрезе мы надеемся, что США и Россия смогут координировать свою политику так, чтобы помогать грузинам самостоятельно разбираться с террористической угрозой на их территории и в регионе, и при этом избегут борьбы между собой за влияние в Грузии.

– Расскажите, пожалуйста, о помощи, выделенной Соединенными Штатами России после трагедии в Беслане. Известно ли вам, как она была распределена?

– Сразу после трагедии в Беслане мы направили три транспортных самолета с медицинским и гуманитарным грузом, а также предоставили иную гуманитарную помощь общей стоимостью 750 тысяч долларов. Мы также предоставили 50 тысяч долларов в качестве прямой финансовой помощи – главным образом Российскому Красному Кресту. Мы продолжаем работать с российским правительством и неправительственными организациями с целью оказания помощи жертвам Беслана. Кроме того, много частных пожертвований от американских граждан направлялось в филантропические организации, оказывающие содействие пострадавшим в Северной Осетии. Полагаем, что предоставленная нами медицинская помощь нашла немедленное применение после трагедии. Были также направлены предложения от американских больниц и клиник принять у себя на лечение детей из Беслана. В большинстве случаев российские власти решали, что возможности для этого есть и в России. Деталей о том, как эта помощь распределялась, у меня лично нет. Мы во многом полагаемся на органы здравоохранения в регионе, а также на такие организации, как Российский Красный Крест, – у них хорошая репутация с точки зрения целевого использования средств.

– Многие эксперты полагают, что в российско-американском партнерстве отсутствует экономический стержень. Россия – 35-й по значимости торговый партнер для США. Ожидаются ли улучшения в экономической сфере в период второго президентского срока Буша?

– Соглашусь, что объем наших экономических отношений крайне мал. Это – одна из сфер, где нам необходимо работать лучше в ближайшие четыре года. Это – один из наших приоритетов. В ходе первого президентского срока Буша мы на высоком уровне начали энергетический диалог, что привело к значительному росту американских инвестиций в российский энергетический сектор, а также заметно увеличило объем российских энергетических ресурсов на американском рынке. Но результаты этого диалога все же несколько огорчают. Хотя последние события по крайней мере дают нам новую надежду на изменения к лучшему. В частности, сделка между ConocoPhilips и «ЛУКОЙЛом» стала ободряющим знаком, указывающим на то, что российский энергетический сектор по-прежнему открыт для иностранных инвестиций. В последние годы поступали и негативные сигналы. Речь идет об отмене результатов тендера по проекту Сахалин-3 от 1993 года. Тревожным сигналом, указывающим на шаткость прав собственности в России, для потенциальных иностранных инвесторов стало «дело ЮКОСа».

Вместе с тем потенциал наших экономических связей огромен. Мы хотели бы, чтобы Россия стала еще более крупным поставщиком энергоносителей на международном рынке, что способствует обеспечению глобальной энергетической безопасности. Это также упрочит экономическую базу российско-американских отношений, что, в свою очередь, добавит стабильности в наши политические отношения. Конечно, существует масса возможностей и в других секторах. Уже имели место успешные вложения американцев в Россию, однако общий уровень инвестиций США в вашу страну невелик. Мы надеемся, что, как только условия в России улучшатся, уровень торговли и инвестиций возрастет. Многое зависит от политики российского правительства в ближайшие годы в таких сферах, как укрепление верховенства закона, защита прав собственности, сдерживание коррупции. Необходимо, чтобы американские компании чувствовали себя в России комфортно, чувствовали, что российский рынок достаточно предсказуем. Это стало бы базисом для принятия ими решений по инвестированию в Россию.

– На ваш взгляд, создание условий, о которых вы говорили – укрепление верховенства закона, защита прав собственности, борьба с коррупцией, – по силам российскому правительству?

– Выражаясь дипломатическим языком, мы испытываем по этому поводу осторожный оптимизм. Решения, которые принимались российскими властями в первые четыре года президентства Владимира Путина, отражали устойчивую приверженность к проведению структурных реформ, реформы системы налогообложения, прояснению прав частной собственности на землю и многому другому. Все это способствовало росту привлекательности России как места вложения капитала для иностранных инвесторов. Это также было важно для российского бизнеса. Уже в ходе второго срока президентства Путина стали поступать противоречивые сигналы. Так, не все оказалось понятно с административной реформой. Мы надеемся, что эти проблемы носят временный характер и движение к либеральным экономическим реформам продолжится, а также что частная инициатива при принятии определенных экономических решений не будет ставиться под угрозу из-за возрастания роли государства.

– Известно, что победу президента Буша на выборах во многом обеспечили евангелисты. Некоторые аналитики относят этих людей к фундаменталистам. Существует ли, на ваш взгляд, риск превращения Америки в фундаменталистское государство?

– Америка – это очень сложная и многообразная страна. Не следует ожидать каких-либо радикальных перемен в природе американского общества. Действительно, американцы – очень религиозная нация. В нашей стране живут не только христиане-евангелисты, но и представители различных течений и направлений христианства, иудаизма, растет число мусульман. Именно поэтому вопросы моральных ценностей, этики так важны для американцев при выборе кандидата на пост главы государства. Думаю, это стало одним из факторов, способствовавших победе президента Буша. Но, опираясь на материалы по анализу выборов, с которыми мне довелось ознакомиться, хочу отметить, что религиозный аспект стал лишь одним из нескольких, склонивших чашу весов в пользу Буша. Полагаю, что президент воспринимался избирателями как более надежный выбор в качестве лидера в борьбе с терроризмом, чем сенатор Джон Керри. Например, многие женщины, отдавшие голоса демократам на прошлых выборах, посчитали на этот раз, что безопасность их детей лучше доверить президенту Бушу и его команде. Политологи еще долго будут анализировать эти выборы. Впрочем, не думаю, что фактор евангелистов оказался решающим. Эти голоса Бушу отдали четыре года назад, он получил их и в этот раз. Возможно, большинство в 3,5 миллиона голосов президенту обеспечили другие группы, разделяющие республиканские взгляды.

– На ваш взгляд, может ли президент Буш закончить войну в Ираке в ближайшие четыре года?

– Да, я определенно полагаю, что война в Ираке будет завершена, что передача полномочий суверенному и демократически избранному иракскому правительству увенчается успехом в 2005 году. Сейчас мы являемся свидетелями одного из решающих моментов – штурма Эль-Фаллуджи. Это очень важный шаг, цель которого – переломить хребет сопротивлению и террористическим организациям, пытающимся лишить иракский народ права распоряжаться своей судьбой. Успех в Эль-Фаллудже, которого, я уверен, удастся достичь, и реализация других усилий по подавлению сопротивления позволят создать необходимые условия для проведения в стране выборов, как запланировано, в январе следующего года. Уверен, что в ходе второго срока президента Буша нам удастся перевернуть страницу в Ираке.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


США втягивают Россию в свой конфликт с КНДР

США втягивают Россию в свой конфликт с КНДР

Владимир Скосырев

Москву обвинили в том, что она помогает Пхеньяну усовершенствовать ракеты

0
574
Российские пуштуны опасаются новой «большой игры» в Афганистане

Российские пуштуны опасаются новой «большой игры» в Афганистане

Андрей Серенко

0
361
СМИ: Тайные маневры ВВС Израиля в небе Ирана могут бросить тень на Россию

СМИ: Тайные маневры ВВС Израиля в небе Ирана могут бросить тень на Россию

Александр Шарковский

США, Израиль и Британия, вероятно, готовятся нанести удары по Исламской республике

0
2260
Бывший шеф афганской разведки выступил против Дональда Трампа

Бывший шеф афганской разведки выступил против Дональда Трампа

Андрей Серенко

0
531

Другие новости

Загрузка...
24smi.org