0
670
Газета Идеи и люди Печатная версия

29.08.2007

Диспозиция перед инвестиционной войной

Тэги: вик, германия, инвестиции

На закрытом заседании правительства ФРГ в конце прошлой недели было принято решение о разработке дополнений к закону о внешней торговле. Их объявленная цель – «защита национальных интересов при проблемных иностранных инвестициях». Об условиях такого регулирующего механизма и последствиях его применения размышляет управляющий Восточным комитетом немецкой экономики Оливер Вик.

– Господин Вик, многие называют планы по запрету российских инвестиций «новой Берлинской стеной». Каково ваше мнение?

– Это сильно преувеличено. Никакой новой Берлинской стены не будет. В Германии ведутся дискуссии о том, как можно защититься от возможного влияния государственных фондов.

– Что имеется в виду?

– Имеется в виду, что в таких странах, как Россия и Китай, например в российском Стабфонде, аккумулированы валютные резервы, которые могут пойти на покупку иностранных предприятий.

– Однако среди возможных инвесторов, которых опасаются в Германии, фигурирует «Газпром».

– Это примерно одно и то же. С одной стороны, мы имеем дело с госфондами, с другой – политически важными предприятиями. Сегодня речь идет о том, как вести себя по отношению к таким концернам, которые контролируются государством, имеющим основную долю капитала. Возникают опасения, что здесь на первом плане стоят не только интересы предприятия. В последние годы российские концерны неожиданно укрепились на международном рынке. Еще в 2000 году Россия стояла на пороге финансового коллапса, которого она избежала благодаря высоким ценам на энергоносители. И то, что именно в России есть такие финансово мощные предприятия и твердая валюта – это новое явление для нас и для вас.

– И что, страны Запада испугались?

– Нет. Ведь наши фирмы уже некоторое время инвестируют в России с растущим успехом. Но раньше российские предприятия занимались укреплением своих позиций на внутреннем рынке, а теперь они активно выступают на финансовых и инвестиционных рынках Европы и делают шаги, которые западные предприятия бы себе не позволили. Наши концерны должны свыкнуться с этим. А российские предприятия должны привыкнуть к тому, что здесь есть определенные правила игры, отличающиеся от принятых в России, и их надо соблюдать, если поставленная цель – получить прибыль за счет инвестиций и капиталовложений на европейском рынке.

– А не связано ли стремление германских политиков соорудить законодательный барьер для иностранных инвестиций с напряженной политической ситуацией последнего времени? Стоит только вспомнить о жесткой позиции России в вопросах американской ПРО в Восточной Европе, Косово, ДОВСЕ, эмбарго на ввоз польского мяса...

– Этот аргумент притянут за уши. Идет экономический спор, а не политический. Во-первых, закона, нацеленного только против российских инвестиций, не будет. Его действие будет общим, не только для России, но и для других экономических гигантов, Китая и Индии в первую очередь. Потому что и там есть предприятия, которые неправильно вели себя на западных рынках. Речь идет также о французских и испанских концернах. Во-вторых, не надо смешивать две различные темы. Российское правительство подало нам ложный сигнал. Ведь именно в России планируется ввести дополнительные механизмы по контролю иностранных инвестиций в некоторых областях, подпадающих под определение «безопасность» или «национальные интересы». Эти определения очень расплывчаты и неоднозначны. Восточный комитет Союза немецкой промышленности в прошлом и в этом году энергично указывал на опасность российского законодательства. Ведь и в этих областях Россия нуждается в иностранных инвестициях. Но правительство ограничивает участие иностранного капитала до 25%, да еще с требованием разрешения определенной – высоко политизированной – комиссии.

– Почему это неправильный сигнал?

– Это не благоприятствует иностранным инвестициям. Во время летней паузы закон был представлен в Думу. Мы должны ждать, как среагируют российские парламентарии. Ведь дискуссии между Германией и Россией ведутся уже давно. Можно сказать, что каждый старается подальше провести свою пограничную линию. Так что встает вопрос, нужно ли что-то делать, и если да, то как. Это нормально. Однако я против метода ответных шагов. Это приведет только к созданию ненужных барьеров.

– Разве защита от иностранных инвесторов – не политический маневр Германии?

– Все не так просто. Германия – страна, в которой меньше всего ограничений для иностранных инвестиций. Здесь вообще нет ни одного юридически оформленного ограничения, если не считать ограничения по закону об экономической деятельности иностранных инвестиций в оборонной сфере. Каждое предприятие, согласно этому закону, обязано информировать о предполагаемых зарубежных капиталовложениях правительство ФРГ, которое должно в течение месяца высказаться за или против. Если оно не против, то инвестиции допущены. В противном случае они будут заблокированы. С такими правилами мы прекрасно жили все послевоенные десятилетия. Но теперь настала пора задаться вопросом, как защитить национальные интересы. Ведь во многих других странах – США, Франции, Испании, Италии – есть ограничения в определенных секторах. Россия также собирается создать такой ограничительный инструмент. Поэтому и мы в Германии, где существует много свобод для иностранных инвестиций, размышляем, правильную ли позицию занимаем. Ведь мы получаем хорошую прибыль, даже если инвестиции исходят от контролируемого государством предприятия, которое само получает пользу от участия в экономической деятельности на нашем рынке и не вредит ему.

– И чем же тогда могут помешать инвестиции или долевое участие «Газпрома» в немецких предприятиях?

– В руках «Газпрома» и в Стабфонде сосредоточены громадные объемы капитала. Поэтому необходимо думать о том, подготовлены ли мы к тому, что в один прекрасный момент перевесят неэкономические аргументы. И тогда у нас в Германии не будет никаких инструментов, кроме обычных юридических, чтобы пресечь такие шаги.

– Можно ли распознать, что предприятие руководствуется политическими мотивами?

– Вряд ли. Разве будет, например, «Газпром» раскрывать все свои планы и стратегии в момент подписания договора? Поэтому, если будет введен определенный регулирующий инструмент, это должна быть не громадная коса, которая одним махом все срежет и потом нечему будет расти, а хирургический инструмент, дающий возможность предпринимать тонкую корректуру по необходимости. Ведь это очень чувствительная область, в которой с неправильными инструментами можно намного больше уничтожить, чем спасти.

– Союз немецкой промышленности не против российских инвестиций?

– Если будут соблюдаться правила игры и рыночные условия, мы только рады. Это будет позитивным сигналом для Германии. Мы были несказанно рады американским, французским, английским инвестициям, которые текли в нашу страну последние 50–60 лет. Это сделало нашу экономику одной из самых сильных в мире.

Берлин


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Потомки выходцев с Карибских островов стали исландскими викингами

Потомки выходцев с Карибских островов стали исландскими викингами

Игорь Лалаянц

В древности миграция могла идти не только вдоль моря, но и поперек

0
140
Трамп шантажирует Европу газом

Трамп шантажирует Европу газом

Анастасия Башкатова

Штаты подготовили для Германии ультиматум: отказ от "Северного потока – 2" в обмен на прекращение торговой войны

0
2910
Невыездные силовики поддержали  отечественные курорты

Невыездные силовики поддержали отечественные курорты

Ольга Соловьева

Внутренний туризм демонстрирует взрывной рост

0
1327
ЕС хочет сыграть с США в санкционные прятки

ЕС хочет сыграть с США в санкционные прятки

Евгений Пудовкин

Европа обсуждает варианты обхода американских запретов

0
1357

Другие новости

Загрузка...
24smi.org