1
4521
Газета Идеи и люди Печатная версия

02.06.2014 00:01:00

Ректор ВГИКа о том, что угрожает отечественной киношколе

Владимир Малышев держит удар в споре со сторонниками другой модели образования

Тэги: киношкола, вгик, владимир малышев


киношкола, вгик, владимир малышев

Нынешний год для ВГИКа юбилейный. Старейшей киношколе мира – 95. Ее престиж по-прежнему высок. На крупнейших международных фестивалях вы встретите маститых кинематографистов – выпускников ВГИКа. Это люди из самых разных уголков планеты, и они все еще говорят по-русски и со слезами ностальгии вспоминают знаменитую общагу на улице Галушкина. Не говоря уж об отечественных мастерах – большинство наших классиков и ныне действующих режиссеров, сценаристов, художников кино учились во Всероссийском (некоторое время назад – Всесоюзном) государственном институте кинематографии. И некоторые из них – успешные люди, основатели и владельцы кинокомпаний – считают, что вгиковский стиль образования безнадежно устарел. Что нужно существенно урезать финансирование громоздкой киношколы и создать альтернативную площадку, где будут преподавать приглашенные специалисты из США. Корреспондент «НГ» Дарья БОРИСОВА встретилась с ректором ВГИКа Владимиром МАЛЫШЕВЫМ как раз в тот момент, когда тот направлялся на расширенный ученый совет. «О качестве творческого образования во ВГИКе» – к разговору на такую тему были приглашены педагоги вуза и оппоненты, сторонники экспресс-курса на американский лад. 


Владимир Сергеевич, неужто вы видите серьезную угрозу дальнейшему существованию ВГИКа как основной российской киношколы?    

– Принизить качество вгиковского образования пытаются в своих высказываниях люди довольно яркие, имеющие выход на общественность. Они ходят по разным кабинетам, капают, капают на сознание руководителей – у тех постепенно может сложиться ощущение, что во ВГИКе  и вправду все не так. Наши оппоненты как-то  на индустриальном совете заявили, что альтернативы американскому образованию нет. И назвали конкретный частный университет – только, мол, оттуда специалисты могут приехать и обучить наших студентов. Я сказал им: давайте встречаться и разговаривать, если у вас есть идеи, желание исправить отечественную систему кинообразования. Меня беспокоит категоричность позиции: или американцы, или ВГИК. Что же нам, выкинуть отечественную киношколу? А за ней – и отечественный кинематограф? И у нас есть опыт приглашения американских преподавателей. Два года назад по рекомендации наших оппонентов приглашали двух сценаристов. На первой же лекции они сказали: «Законы написания сценария одни и те же…» Дело в людях, которые применяют эти законы. Насколько они талантливы, профессиональны. Недостатков не может не быть. Мы сами их видим. Но ВГИК не на самом плохом уровне! У нас очень большой конкурс, преподают сильные мастера, за нами школа. 

А у вас не возникала мысль этих ярких оппонентов интегрировать во ВГИК?

– Мастеров заманить не так легко! Когда люди занимаются в кино большим бизнесом, их хватает максимум на мастер-класс. Но они не будут приезжать в институт еженедельно, отрываясь от своих забот. Я бы и сам не стал этого делать. В прошлом году режиссерскую мастерскую набрали Александр и Владимир Котт. Хорошо, что их двое: один снимает, другой в это время занимается со студентами. Трудно ведь найти педагога среди действующих режиссеров. И нам важно привлекать в педагоги именно вгиковцев, добившихся успеха в большом кино. Им не надо объяснять, как должен выглядеть процесс обучения. Джаник Файзиев набрал свой первый режиссерский курс. Его ребята недавно показали первые, совсем коротенькие работы. Мы в восторге! Курс интересный. Кстати, один из наших оппонентов был на этом показе и сказал Джанику: «Их могут расхватать до выпуска. Доучи! Чтобы не вышло полуфабрикатов».

Вы много сил тратите на то, чтобы доказать нашим чиновникам необходимость сделать исключение в законе о платном втором высшем образовании – для таких специальностей, как режиссура и драматургия. Обычно учиться этим профессиям приходят люди не совсем юные, у них за плечами есть первое образование, но не у всех есть в кармане деньги на второе. Удалось чего-то добиться на этом поле?

– Впервые я поднял этот вопрос на встрече кинематографистов с Владимиром Путиным. И не встретил возражений со стороны президента. Но в протокол решений этот пункт не вошел. Я написал письмо в Департамент образования администрации президента и получил ответ: да, закон таков, но есть возможность наиболее одаренным студентам выделять гранты. Для этого необходимо, чтобы Министерство культуры представило правительству  разработанную программу получения этих грантов. На основе этого письма я написал другое – в Минкульт. Дело идет трудно. Согласовали со многими ведомствами, кроме Минфина. Я за свою жизнь много чего «пробивал» – я знаю, что это такое. Надо ходить по кабинетам ножками. Система устроена так, что легче отказать, чем помочь добиться сложного решения. Чиновникам есть чем заняться без этих незапланированных хлопот. При том что все понимают: есть четыре профессии, куда практически невозможно прийти без первого специального образования или без жизненного опыта. Режиссер, драматург, дирижер и композитор. У нас во ВГИКе образование  дорогое. Не только теория, но и производство учебных работ. Конечно, многим трудно платить за него. Мы не можем брать только тех, у кого есть деньги, и не брать тех, у кого их нет. Талант даже часто наблюдается в человеке небогатом…

Молодые кинематографисты часто жалуются, что нет «мостика» между школой и производством. Они выходят из ВГИКа в никуда. А продюсеры в то же время говорят о нехватке профессиональных кадров.

– Ну, формально можно сказать: никто ничего не должен выпускникам. Получил диплом и иди куда хочешь… Но ясно, что талантливый молодой режиссер может быть тихим, застенчивым человеком – он и представить себя толком не умеет. Я считаю, что должна быть определенная квота трудоустройства, хоть частичного, разового – надо дать выпускнику первый шанс. Государство затратило на образование большие деньги. Так пусть даст хоть несколько грантов на дебютные картины! Вот вышло из ВГИКа 20–25 человек с дипломами. Мы предлагали: давайте создадим комиссию из работников Минкульта, Фонда кино, педагогов-мастеров, которые скажут, кого из 20 выпускников считают достойными, готовыми использовать шанс. Покажут ребята себя – обретут крылья, пойдут дальше. Не покажут – ну, что делать, ведь и в большом кино бывают неудачи. В позапрошлом году мы все-таки добились правительственного решения, где указано: обязательно ежегодно выделять средства на три дебютных игровых фильма, на один час документального кино и на час анимационного. 

Но это ничтожно мало!

– Важно было начать! Студенты бы старались войти в это число. Ну и потом амбразура если прорублена, расширить ее всегда можно… Надо, чтобы нам было что показать: вот, выделенные деньги принесли такой результат. Уже легче разговаривать с теми, кто дает. К сожалению, уже второй год подряд квота для трех игровых дебютов сократилась до одного. Дебюты не стали финансироваться отдельно, нас загнали в общий конкурс на получение государственных денег. Вчерашний студент должен участвовать в питчинге наравне с мастерами. Тягаться трудно… 

Понимаете, в проблему отсутствия молодых все равно скоро упрутся. Никуда не денутся. Десятилетиями у нас деньги на кино давали одним и тем же. Иногда не обращая внимания на творческую и физическую форму режиссеров… Образовался вакуум. Давайте назовем ярких режиссеров среднего поколения. Боюсь, что нам хватит пальцев на двух руках. А тем не менее 70–80 картин в год финансируется государством. Не говоря о телекино. 

Я сам иногда выступаю как продюсер. Знаю, как рискованно брать молодого режиссера. Посмотришь его 10-минутный студенческий фильм  – да, талантливо. А каким производственником он окажется?.. Мой коллега взял вчерашнего студента – тот за четыре смены отснял то, что надо было снять за одну. Продюсер потерял большие деньги! И сказал потом: в творческом плане у меня нет претензий, но ты вышел за рамки графика и сметы. 

Жалко, что квоту на дебюты нашим выпускникам урезали. Но все же мы делаем на выделенные деньги кино. Смысл нашей концепции был и в том, чтобы мастера еще какое-то время после выпуска вели учеников. Джаник Файзиев точный образ нашел: процесс обучения киномастерству – это как процесс обучения езде на велосипеде. Когда ты учишь, поначалу ты бежишь рядом с велосипедом ученика и держишь за седло. Как только почувствуешь, что равновесие установилось, отпускаешь. Он уже поехал сам. Но ты еще какое-то время должен бежать рядом, подстраховывать. Так и у нас. Когда студент приходит, он ничего не умеет. Под руководством мастера он снимает четыре учебные работы за время обучения. А потом «едет» к диплому. Но мне кажется, что еще и на первой самостоятельной картине неплохо его поддержать. 

Я практически уверен в качестве нашего документального проекта. Это полнометражный фильм, который делают ученики Сергея Мирошниченко под его руководством. Про спортсменов-паралимпийцев. Это история не о победах на соревновании, а о том, как каждый из героев выжил в труднейшей ситуации. Как он поборол отчаяние. Я предполагаю, что это будет психологическое кино. 

Владимир Сергеевич, интересно, что основные претензии ВГИКу сейчас предъявляют продюсеры. Как у вас обстоит дело с обучением этой специфической профессии?

– Не секрет, что один из наших оппонентов – продюсер Сергей Сельянов. Я очень уважаю его и часто спрашиваю: «Ты думаешь, ты бы стал хорошим продюсером, если бы во ВГИКе не получил такого полного образования, не изучил бы историю кино? И тем ты отличаешься от богача, который швыряет бабки и заставляет в главной роли снимать свою любовницу». Честно говоря, по продюсерскому делу нет какого-то единого учебника. Да и мог бы он стать основой, если бы был?.. Если ты не можешь прийти  и договориться о проведении съемок в самом труднодоступном месте, то никакой ты не продюсер. Ты должен быть психологом, комбинатором. Кино по правилам не делается. Каждый день на съемочной площадке возникают десятки неожиданных трудностей. Ты должен решать их моментально, будучи продюсером. Некоторое время назад я создал при ВГИКе Совет продюсеров. В нем – главы наших основных крупных производящих компаний. Разослал им программы продюсерского факультета, билеты госэкзаменов. Попросил посмотреть, оценить. Призвал: «Давайте потом соберемся, поговорим. Вы же практики. Посоветуйте. Включайтесь». Я хочу предложить им  заключать со ВГИКом договоры на обучение. Например, кто-то говорит: мне нужны два режиссера игрового кино. Набираем с ним вместе. Через полгода он смотрит, высказывает оценку и пожелания. Отрабатываем, корректируем программу  (но государственный стандарт мы должны предоставить, мы – государственный вуз). У нас же есть свобода маневра. Надо объединять усилия, чтобы совершенствоваться, а не заявлять нам: дайте готовых специалистов!


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Лирические ботинки

Лирические ботинки

Андрей Щербак-Жуков

Поэт и кинодраматург Геннадий Шпаликов как зеркало оттепели 60-х

0
1732
Режиссер с синдромом человека

Режиссер с синдромом человека

Не стало Киры Муратовой

0
1598
Бог поручил мне меня

Бог поручил мне меня

Елена Плетнева

Борис Клетинич о шахматисте Корчном, ставшем библейским героем, и романе как топографии своего будущего века

0
1850
Бездонный мешок  фокусов

Бездонный мешок фокусов

Людмила Александрова

Георгий Дарахвелидзе о киноглазе Владимира Набокова и о том, как история кино превращается в литературу

0
2079

Другие новости

Загрузка...
24smi.org