0
2117
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

01.07.2019 16:16:00

Миннауки задало ученым внеклассное чтение на лето

На общественное обсуждение вынесен законопроект, который общественность просит не принимать

Тэги: наука, финансирование, миннауки, закон, инновационная деятельность


наука, финансирование, миннауки, закон, инновационная деятельность Фото сайта d-russia.ru

До сентября отечественная наука ушла на каникулы. Каникулы, конечно, достаточно условные. Лето – время полевых исследований, экспедиций и отпусков, во время которых ученый все равно продолжает думать и работать. Ученым не до научной политики. А зря…

Именно с этим «мертвым сезоном» совпадает период общественного обсуждения проекта Федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации» (подготовлен Министерством науки и высшего образования России). Обсуждение этого важнейшего законодательного акта, регулирующего всю научную сферу страны, продлится до 7 сентября.

Между тем научное сообщество, кажется, пока не обратило внимания на этот законопроект. Скажем, на последнем перед летним перерывом заседании Президиума Российской академии наук, которое состоялось 25 июня, этот вопрос не затрагивался никак. Почти пустую пока науковедческую нишу попытались заполнить участники экспертного семинара, проходившего по инициативе журнала «Управление наукой: теория и практика».

«Этот законопроект – ситуативный документ или основа развития науки на большой исторический период? Определяет ли этот закон положение науки в обществе? Какова будет наука, если закон будет принят?» – так сформулировал цель семинара главный редактор журнала, доктор философских наук Евгений Семенов.

Прежде всего надо отметить, что предлагаемый законопроект должен заменить предыдущий закон – «О науке и государственной научно-технической политике», принятый еще в 1996 году. В нынешнем варианте из закона исчезло само понятие «научно-техническая политика». Впрочем, это, возможно, и есть выражение современной государственной научно-технической политики: «у закона нет явно обозначенной цели»; «никакой концептуальной основы в предлагаемом законе нет»; «чиновничий внутренний документ, но не законодательный акт»; «сырой, несодержательный»; «сумбурный, лоскутный документ»; «закон не просто пустой – он в некоторых местах очень опасный» – отнюдь не самые сильные определения, прозвучавшие на семинаре. А в нем, между прочим, участвовали не только представители академических и отраслевых исследовательских институтов, но и специалисты-правоведы из Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ.

Напомним, что по действующему законодательству заведующий лабораторией в научном институте уже не может считаться ученым – он администратор. И предлагаемый законопроект подтверждает это положение. Так, в нем нет даже понятия «исследовательский институт». Зато есть такие замечательные новеллы, как «большие вызовы» (ст. 2) и «общественный квалифицированный заказ» (ст. 17).

Вот, например, как определяет Миннауки первое из этих понятий. Определение заслуживают того, чтобы в него вчитаться: «Большие вызовы – объективно требующая реакции со стороны государства совокупность проблем, угроз и возможностей, сложность и масштаб которых таковы, что они не могут быть решены, устранены или реализованы исключительно за счет увеличения ресурсов».

«Закон сконцентрирован не столько на создании собственно научного результата, сколько на создании отчета и мониторинга получения научного результата. В итоге мы получим подзаконное регулирование от Миннауки. И не в пользу ученых» – таково мнение экспертов.

Кстати, любопытно, что «научную деятельность вправе осуществлять любые граждане, научные коллективы, организации независимо от организационно-правовой формы и формы собственности, в том числе организации, для которых научная и (или) научно-техническая, научно-экспертная деятельность не является основной» (ст. 19). А вот к научно-технической или инновационной деятельности допускаются законом только лица, работающие на «организации независимо от организационно-правовой формы и формы собственности…». То есть, скажем, опровергать Ньютона или Эйнштейна, создавать проекты спасения вселенной от тепловой смерти – пожалуйста, кто хочет – творите. Но как только дело доходит до воплощения в «железе» – это уже противозаконно; мало ли чего можно собрать в своем гараже?

Не случайно доктор физико-математических наук, заведующий отделом Акустического института Сергей Егерев заметил, что сегодня как никогда много ученых находятся в заключении. И вовсе не за нарушение закона «О науке» – за растрату, злоупотребления, измену Родине, якобы допущенные ими при выполнении исследований. «И эта сфера никак не регулируется в данном законопроекте, – подчеркнул Сергей Егерев. – Мы имеем дело с некоей ширмой. Настоящие события происходят и решения принимаются, где-то за этой ширмой».

Действительно, законопроект, подготовленный Министерством науки и высшего образования подменяет сущностные критерии научной работы административными. Особенно четко это проявилось в статьях, касающихся деятельности Российской академии наук.

РАН «участвует в разработке Государственной программы научно-технологического развития Российской Федерации...», «разрабатывает предложения…»; «осуществляет мониторинг реализации документов стратегического планирования…»; «осуществляет мониторинг и проводит оценку результатов…»; «осуществляет выявление, анализ и прогнозирование возможных способов перехода результатов фундаментальных и поисковых исследований в стадию прикладных исследований…»; «обеспечивает методическое обеспечение стратегического планирования…». Ни слова о научной, исследовательской деятельности РАН. В общем – не Академия наук, но Академическая счетная палата.

И в качестве вишенки на торте. Закон устанавливает, что через два года после его вступления в силу РАН предстоит дать оценку, какие организации могут использовать в своем названии «академическая», а какие нет. Дело важное, ведь «научным организациям, имеющим статус академических, предоставляются дополнительные меры государственной поддержки в порядке, установленном Правительством Российской Федерации» (ст. 39). Щедрость российского государства по отношению к финансированию науки хорошо известна. Если убрать всякие эвфемизмы, то речь идет, очевидно, о сокращении числа этих самых «научных организаций».

«Что будет, если закон не примут? Будет лучше!» – резюмировал Виталий Тамбовцев, доктор экономических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова.

Есть и еще один сценарий, который прозвучал на экспертном семинаре: прилетят марсиане и все решат. (См. Аркадий и Борис Стругацкие «Второе нашествие марсиан».) 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Минфине выступают против принятие законопроекта о поддержке проектов в Арктике

В Минфине выступают против принятие законопроекта о поддержке проектов в Арктике

0
239
Необыкновенный нацизм

Необыкновенный нацизм

Юрий Соломонов

Без исторической грамотности трудно понять не только прошлое, но и настоящее

0
542
Лукашенко хочет заглянуть  в партийную кассу

Лукашенко хочет заглянуть в партийную кассу

Антон Ходасевич

Белоруссия меняет правила деятельности политических организаций

0
1457
Соотечественникам урезали обещанные привилегии

Соотечественникам урезали обещанные привилегии

Екатерина Трифонова

По настоянию правительства Госдума признала такие предложения излишними и несвоевременными

1
2444

Другие новости

Загрузка...
24smi.org